, 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили в «Петровском пассаже»

, 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили в «Петровском пассаже»

— Надо же что-то к Новому году уже думать.
— В смысле подарков?
— В смысле перспектив.

— Ну они собрались куда-то на острова, но она после развода: злая, страшная. Все время жрать хочет. Типа стресс. Так что это будет передача «Последний герой».

— Ты чего, Н. будет торговаться всегда, у него это в крови. У него день без успешной продажи зря потерян. Мне кажется, что он и в автосалоне торговаться будет. И в «Пушкине». Это как покер.

— Ну вот типа она мне: «Ой, да ты лицо, что ли, колешь?» А мне 40 лет, простите, я же не шарпей! Я женщиной хочу быть!

— Нет, сумка это инвестиция. Ты придешь и ее на стол поставишь, а пальто твое никто не увидит. Ты его на вешалку повесишь — и все.

— Просто говорят, что бензин не поднимут, ну я помню, как Ельцин тоже говорил, что давайте, мол, никакой паники, ребят, цены не отпустим. А потом оп — и такси в сто раз подорожало.

— А он такой, знаешь, весь порядочный. Его обмануть ничего не стоит. У него предыдущая 20-летняя была наркоманка-клубешница, полквартиры вынесла, а он даже не заметил. Работал.

— Ты эту накидку хочешь на свадьбу к Дмитрию Алексеевичу надеть, а потом куда?
— Никуда. Или подарить.
— Ну куда подарить, если ты в ней на всех фотках будешь?

— Александр, тогда договорились, завтра вас ждем. Да, с нетерпением, да. Ну вот такие мы все тут нетерпеливые. (Выключает телефон и говорит подруге.) Ну такой у него голос, конечно, как будто с Богом разговариваю!

— А ты перевод Тиму не отправила, что ли?
— А как я отправлю, если карта у тебя?
— Ой, ну когда тебя это останавливало?

— Пошли в спа, а он же не может дольше двух часов на одном месте сидеть. Ну, в общем, баня, бассейн, массаж. Он еще как-то так пережил. Потом я его в бар пересадила. Он там еще два часа посидел, поработал. Ну а потом все, не успела в следующий раз.

— Маник в следующий раз какой будешь делать?
— В смысле лак?
— Ага.
— Да я красный больше не хочу. Вышла я уже из красного как-то…  морально.

— Давай тогда пойдем где-нибудь покушаем, только не торты!

— Она вытяжку какую-то заказала. Типа электронную. С телефона можно включать.
— Зачем?
— Ну пока едешь, чтоб дома все проветрить.
— Она без окон, что ли, живет?
— Ретроград ты, Паш!

— Ты знаешь, ему зашла такая одинокая жизнь. Он на какие-то домашние лекции ходит. Типа развитие сексуальности, медитации, как открыть в себе потенциал. Раскрыть, верней…
— И че? Раскрывается?
— Да нет, он там девок клеит.

— Не, у него секретарша такая тупенькая. Она, например, может просто договор потерять. Как? Не понимаю. Куда они у нее из кабинета деваются? Где глаза вообще?
— Ой, да это ничего. У меня, когда я в недвижке еще работала, была секретарша в отделе, так она любила не сверить ФИО в паспорте и в билете.

— Ну, в общем, сплю, в 7.30 звонят в домофон. Замерщик. Вызывали его. Я вызывала, да, но на 14.00. Я что, больная, в 7 часов вставать? В общем, он что-то перепутал. Ну я его впустила. Я же не монстр. Дождь. Он там балкон замеряет, а я сижу кофе пью, думаю, а ведь реально кто-то его ждал же в 7.30.