, 4 мин. на чтение

Рентгенолог Елена Панина: «Самым востребованным исследованием за последние полгода была компьютерная томография»

, 4 мин. на чтение
Рентгенолог Елена Панина: «Самым востребованным исследованием за последние полгода была компьютерная томография»

Заведующая отделом развития лабораторного дела в лучевой диагностике Научно-практического клинического центра диагностики и телемедицинских технологий Департамента здравоохранения города Москвы Елена Панина рассказала «Москвич Mag», в чем преимущества работы рентгенолаборанта и почему эта профессия гораздо интереснее и ответственнее работы медсестер.

 

Елена Панина

рентгенолог

Есть ли в рентгенологии какой-то нюанс, отличающий ее от других отделений?

Да, рентгенология делится на два направления. Люди, которые проводят исследования — рентгенолаборанты — это те, с кем встречается пациент, заходя в кабинет. Будь то флюорография, рентгенография, компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, маммография — куда бы вы ни пришли, вас встречает рентгенолаборант. А то, что он получает в результате исследований, уже описывают врачи-рентгенологи. Наша задача — сделать качественное исследование, а врача-рентгенолога — качественно описать.

Кто к вам чаще всего обращается в Москве?

Обращения бывают разные. Врачи-терапевты или хирурги в зависимости от патологии направляют на тот или на другой вид исследования. Сейчас, как все знают, у нас была вспышка инфекционного заболевания — ковида — и наиболее востребованным методом исследования в последние полгода стала компьютерная томография.

Что нужно, чтобы стать рентгенологом и рентгенолаборантом?

Рентгенологам нужно окончить институт, пройти ординатуру. А чтобы стать рентгенолаборантом, с которым общаются пациенты, нужно окончить медицинское училище на факультете «Сестринское дело» и курсы повышения квалификации или профпереподготовки, тогда этот специалист сможет проводить исследования.

Рентгенолаборанты в колледже учатся четыре года, а переподготовка занимает три месяца. А врач-рентгенолог должен учиться 8–10 лет (6 лет института, 2 года ординатуры).

В профессии больше мужчин или женщин или в современном мире это не важно?

Если брать хирургию, там в основном работают мужчины. А в рентгенологии…  Так как на сестринское дело поступают в основном девушки, то в среднем персонале преобладают девушки. А вот врачи у нас в основном мужчины.

Есть ли в вашей профессии объединения и профсоюзы?

У нас есть профессиональные сообщества: Всероссийское общество рентгенологов и радиологов, а есть его московское ответвление — региональное представительство. Профессиональное объединение включает в себя врачей-рентгенологов, врачей-радиологов и, конечно, отдельное внимание уделено лабораторному делу. Таким образом, мы обмениваемся мнениями и совместно профессионально развиваемся. Рентгенологи и рентгенолаборанты очень переплетены: если рентгенолаборант видит патологию и правильно подбирает физико-технические параметры исследования, то врачу остается только правильно интерпретировать полученное изображение.

В Москве, наверное, разобщенное сообщество?

Наоборот, в Москве очень сплоченное сообщество. В этом большая заслуга Сергея Павловича Морозова, директора Центра диагностики и телемедицины. Коллеги проводят клинические разборы, клинический аудит и экспертную оценку. И точно такая же история для среднего медицинского персонала. Все они встречаются и обмениваются опытом. Еще есть много профильных чатов в телеграме, где рентгенологи (и не только Москвы) обсуждают тяжелые случаи, делятся опытом. И такой же канал общения есть у среднего медицинского персонала — рентгенолаборантов. За счет единого информационного поля сейчас общество стало очень сплоченное и постоянно идет обмен информацией. Я больше ориентируюсь на средний персонал, поскольку целенаправленно им занимаюсь. В других регионах сложнее. Там нет такой точки концентрации специалистов, где люди постоянно коммуницируют.

Какое отношение у врачей к лаборантам в рентгенологии? Есть ли снисхождение?

В Израиле, например, некоторые медицинские сестры сами проводят простые операции. У нас такого нет: в операционном деле есть четкое разделение. Что касается рентгенологии, рентгенолаборанты и рентгенологи — это отдельные специалисты. Врач-рентгенолог понимает, что рентгенолаборант — это не его помощник, не его руки, но это его глаза и уши. Это специалист, который думает, как сделать так, чтобы врач-рентгенолог смог описать полученный результат исследования и ответить на вопрос направляющего доктора.

Может ли рентгенолаборант стать рентгенологом?

Может, если пойдет учиться на медицинское дело — это 6,5 года. Каких-то сокращенных программ пока не существует. Но очень много ординаторов или специалистов, которые уже учатся в институте, приходят работать лаборантами. Вообще 2020 год был объявлен Всемирной организацией здравоохранения Годом медицинской сестры и акушерки — годом среднего медицинского персонала. И в связи с историей с ковидом роль этому специалисту была отведена максимальная. Многие работали по принципу красной и зеленой зон. Так вот, рентгенолаборанты работали в красной зоне. В этом году мы подчеркнули, что рентгенолаборант — это полноценный самостоятельный специалист, который может в рамках своей специальности принимать решения и оказывать первую медицинскую помощь. Сейчас есть тенденция во всем мире, что врачи-рентгенологи — это люди, которые сидят отдельно, в отдельном здании, описывают исследования, а специалист, который принимает пациента: делает исследование, общается — это только рентгенолаборант. Я не могу не отметить такую исключительную функцию рентгенолаборантов — это уже не медсестра, но еще и не врач, у него функция средняя. И если рентгенолаборант может встать и начать работать за любую постовую медицинскую сестру, то не каждая медицинская сестра может встать за аппарат МРТ-исследования, так как нужен очень серьезный уровень подготовки.

Недавно открылся Московский референс-центр лучевой диагностики, куда постепенно переходят врачи-рентгенологи городских поликлиник. Каким образом сейчас строится работа? Ведь вам же нужно контактировать по болезням пациентов?

Объем знаний настолько велик, что знать все темы диагностики от головы до пяток просто физически невозможно. То же самое, если стоматолога отправить в нейрохирургию. Вот для этого больше года назад на базе Центра диагностики и телемедицины был создан референс-центр, в котором рентгенологи описывают разные медицинские снимки. Во время ковида были мобилизованы все силы врачей-рентгенологов. Работали в масштабнейших объемах. Стало понятно, что нужно развивать это медицинское направление. Поэтому после ковида открыли новые рабочие места для рентгенологов. Каждый специалист работает по какому-то своему направлению, специализируется на определенной анатомической области. Это, конечно, значительно повышает качество медицины. Созываются и консилиумы, когда врачам нужно обсудить какие-то сложные случаи в диагностике. С врачами мы тоже на связи.  Но с профессионально-этической точки зрения мы не можем комментировать результаты исследования или что-то советовать пациенту. Если он в чем-то сомневается, важно объяснить, что описание — это не заключительный диагноз, поэтому нужно обратиться к доктору, который его направил. Недавно в референс-центр пригласили на должность руководителя Владимира Ивановича Барышова. Он прошел путь от военного врача в артиллерийском арсенале до заведующего отделением лучевой диагностики. Его хорошо знают в профессиональном сообществе. Сейчас он помогает новым врачам-рентгенологам, которые приходят на работу в референс-центр. В августе большая группа врачей прошла двухдневный тренинг и приступила к работе. И дальше центр будет еще интенсивнее развиваться.

Фото: shutterstock.com