search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Ровно 40 лет назад вблизи Шереметьево произошла одна из самых крупных авиакатастроф 1980-х 

, 2 мин. на чтение
Ровно 40 лет назад вблизи Шереметьево произошла одна из самых крупных авиакатастроф 1980-х 

6 июля 1982 года борт СССР-86513 должен был вылететь из Шереметьево в плановый рейс по маршруту Москва — Дакар — Фритаун. Баки новенького Ил-62 были под завязку полны топливом — лететь предстояло в Африку.

На борту находились 78 взрослых пассажиров, пятеро детей и 10 членов экипажа. Самолет летал всего два года и был, можно сказать, с иголочки. Взлетали по расписанию в 0.31. Погода в ту ночь была хорошая, на небе лишь легкая облачность. Ил-62 легко оторвался от земли, убрал шасси и начал набирать высоту. Все было штатно. Внезапно на пульте бортинженера сработал датчик — загорелся левый внешний двигатель №1.

Пожар в двигателе — одна из самых опасных ситуаций, с которыми могут столкнуться пилоты. В условиях горения стремительно разрушаются все вращающиеся детали двигателя, после чего выходит из строя гидравлическая система, а это конец. Руководство по летной эксплуатации (РЛЭ) в такой ситуации требует срочно выключить двигатель. Капитан воздушного судна Александр Фадеичев это и сделал, применив при этом три очереди системы пожаротушения. В 0.31.50 экипаж доложил о пожаре диспетчеру старта. Капитан сообщил, что самолет находится всего в 50 метрах над землей, а скорость упала. Это было неприятно, но не критично. Ил-62 продолжал набирать высоту.

Через 30 секунд после отключения первого двигателя на пульт пришел еще один сигнал о пожаре. Теперь горел левый внутренний двигатель №2. Фадеичев колебался. Новая машина вела себя странно. Но руководство по летной эксплуатации — это закон, и он отдал роковой приказ отключить и второй двигатель.

Ситуация складывалась катастрофическая. Оба левых двигателя не работали. Высота составляла всего 160 метров, закрылки все еще оставались во взлетном положении, а на борту было море топлива. В таких условиях возможностей для маневра почти не оставалось. Экипаж принял решение разворачиваться с креном на правые двигатели и возвращаться в Шереметьево. На развороте скорость пилотирования стала медленно, но неотвратимо снижаться. Экипаж героически пытался удержать самолет, но стремительно терял высоту. Стояла ночь, а под крыльями машины находились сплошные пригородные поселки и лес. Садиться вне посадочной полосы было просто некуда.

Недостаток тяги не компенсировался даже снижением. Скорость падала, а углы атаки возрастали. На высоте 75 метров самолет потерял боковую управляемость, и началось самое страшное — сваливание, то есть резкое падение подъемной силы в результате срыва потока с крыла. Левый крен самолета составил аж 70 градусов.

Спустя 2 минуты 35 секунд после взлета Ил-62 врезался в землю в заболоченном лесу недалеко от поселка Менделеево. На месте погибли 89 человек. Выжила только девушка из Сьерра-Леоне, студентка медицинского училища. Но спустя два дня и она скончалась в больнице.

Однако самое страшное в этой истории обнаружили специалисты, изучавшие причины катастрофы. Как показало исследование обломков, все двигатели Ил-62 работали нормально. Оба сигнала поступили на пульт из-за случайного сбоя пожарной системы. Командир экипажа, действуя в полном соответствии с РЛЭ, отдал приказ об отключении работавших двигателей!

Все сведения о катастрофе были строго засекречены. Удалось избежать даже слухов. Промолчали даже западные радиоголоса, обычно рассказывавшие советским людям обо всех трагедиях СССР. Только треугольная поляна в лесу под Менделеево до сих пор называется Самолетной. На ней установлены памятные знаки.

Фото: pastvu.com

Подписаться: