search Поиск Вход
, , 6 мин. на чтение

«Скоро выйдет столько комедий, что всех стошнит от смеха» — продюсер Иван Самохвалов

, , 6 мин. на чтение
«Скоро выйдет столько комедий, что всех стошнит от смеха» — продюсер Иван Самохвалов

«Нулевой пациент» — история о первой вспышке ВИЧ в СССР — побил рекорд «Кинопоиска», за первые три недели сериал посмотрели миллион раз. «Москвич Mag» поговорил с продюсером этого проекта Иваном Самохваловым о том, как санкции отразятся на российской киноиндустрии, какие жанры будут востребованы в ближайшие годы и сможет ли Болливуд заменить российскому зрителю продукцию Голливуда.

Как устроено финансирование сериалов у нас в стране?  

Деньги на сериалы дают телеканалы или онлайн-платформы. У компании «Среда», где я генеральный продюсер, долгие и прочные связи с рынком, поэтому когда появляется идея классного проекта (сериала или фильма), мы идем по бродкастерам и рассказываем о нем. Если заказчику нравится идея, то он оплачивает 100% создания сериала. По стоимости проектов очень большой разброс, в среднем производство сериала обходится в десятки миллионов рублей.

Какая ваша финансовая мотивация?

Мы как продюсерская компания получаем свою комиссию с производственного бюджета (production fee), не с проката. Продюсер в России свои деньги не вкладывает. Но в этом есть и свои плюсы. У нас больше творческой, а не коммерческой мотивации, мы прежде всего делаем интересный и классный продукт.

А если сериал станет мегапопулярным, его все купят, появится свой мерч, все захотят сиквелы-приквелы, вы тоже с этого ничего не будете иметь?

Когда к нам придут за продолжением, мы запросим комиссию, уже с учетом того, что на нашей продукции канал или платформа хорошо заработала. У нас есть опыт создания сериала, успешного на протяжении нескольких сезонов — это «Мажор», который состоит из трех сезонов и полнометражного фильма, а скоро выходит четвертый сезон, и внимание фан-базы к нему только нарастает. У таких проектов есть дополнительная к финансовой ценность — мы располагаем еще и огромной лояльной аудиторией.

Насколько значима была финансовая поддержка таких иностранных компаний, как Disney или Sony, для отечественных проектов? И сильно ли их уход отразился на индустрии?

Иностранные компании, конечно, вкладывались, но это были незначительные деньги. Основные инвестиции в сериалы делают платформы и телеканалы, а в кино — государство.

Как изменится подход государства к финансированию проектов в свете текущих событий? Не окажемся ли мы в мире, где деньги будут давать только на ура-патриотическое кино?

Думаю, что спорные с точки зрения пиара самого государства проекты, такие, как фильмы Звягинцева, которые финансировал Фонд кино, больше поддерживаться не будут. Фильмы эти прекрасны, но для государства они — антиреклама. И сейчас на такую поддержку не стоит рассчитывать. Но на комедии как давали деньги, так и будут давать.

Нас ждет бум комедий?

Он уже с нами. Сейчас все ринулись снимать комедии, это самое очевидное решение. Поэтому через полтора года выйдет такое число комедий, что всех тошнить от смеха будет.

Я лично считаю, что драма работает круче комедии, потому что зритель хочет смотреть качественное большое кино, переживать за героев, а не просто посмеяться и забыть. Пример нашего сериала «Нулевой пациент» о вспышке ВИЧ в Советском Союзе как раз и подтверждает, что зрителю интересны серьезные темы. Сериал за первые три недели собрал больше одного миллиона просмотров, побив все предыдущие рекорды.

Наш юмор понятен иностранцам?

Все зависит от контекста. Политический — не всегда, надо быть в курсе наших реалий про коррумпированных чиновников и политиков. Я сейчас смотрю американский сериал «Ваша честь», там судья отмазывает своего сына, который случайно сбил на машине сына главного гангстера. Для нас тут никакой интриги нет, конечно, судья отмажет собственного сына. А как иначе? Если бы не отмазывал, то было бы странно. А у американцев это целая драма и моральная дилемма.

При этом в наших комедийных сериалах юмор строится на контрастах, понятных в любой стране мира. Например, недавно мы приступили к съемкам «Разрешите обратиться» — комедии о буквально милиционере-оборотне, и улыбку там вызывает несоответствие его трусливого характера той суперсиле, которую герой обретает.

Сериальные проекты страхуются от неудачи?

В отличие от американского кино наши проекты не страхуют не только от неудачи, но даже от непогоды. Съемочный день стоит миллион-полтора, а если дождь пошел, то команду приходится распускать. И получается, что день пропал: ты заплатил, но кино не снял. Или заболел кто-то, как это было в ковид, когда у нас один актер заболел, все разошлись, ты всем заплатил за работу, а работа не сделана.

В США никакие официальные съемки не начнутся, пока все не будет застраховано. А в России кино по-прежнему находится в пространстве высокорискового бизнеса, поэтому наши страховые компании пока не готовы работать в этом поле. Особенно если речь идет о прокате, в прокатном кино никто никогда не знает, вернутся ли деньги и заработает ли продюсер. Вот наши прокатные фильмы не оправдали ожиданий, мы были недовольны.

Ваши сериалы, которые купил Netflix, остались в его библиотеке?

В феврале у нас закончился договор с Netflix, и сейчас наши проекты недоступны к просмотру там.

Офисы «Среды» в США сейчас работают?

Работают, но будущее их туманно. С русскими делать кино в ближайшие три года вряд ли кто в Америке будет. Мы сейчас стали общаться с турками, ищем варианты. Что до Индии и Китая, я как серьезный вариант это не рассматриваю: ни у нас не будут смотреть кино с индусом в главной роли, ни у них с русским.

В свете санкций и ухода западного кино стоит ли нам ожидать бума российских фильмов или повышенного интереса к индийскому или китайскому кино со стороны отечественного зрителя?

Не думаю, пока прогноз неутешительный. Вроде кажется, что ушли американские фильмы, ушли конкуренты, и для российского кино открылась возможность полноценного проката. При кажущемся позитиве от ухода конкурентов никакого профита на самом деле нет. Чтобы был широкий прокат, как у того же фильма «Движение вверх», должно работать много кинотеатров, и они должны приносить прибыль. Но 70% рентабельности наших кинозалов дают именно западные картины. Получается, что весь российский кинобизнес держался на американском прокате.

Если закроются кинотеатры, а они сейчас закрываются, то не будет бокс-офиса, и русские фильмы, несмотря на отсутствие конкуренции, заработают меньше.

Я не исключаю того, что к нам придет индийское и китайское кино. Пойдет ли на него зритель — большой вопрос. У нас в голове западная нейросеть, мы привыкли смотреть западное кино и любим западных героев, никто не пойдет смотреть фильм с китайцем в главной роли. Если и пойдут, то кассовые сборы будут очень маленькие, как у шикарного корейского фильма «Паразиты», который собрал всего 100 млн рублей, а не 2–3 млрд рублей, которые собирали «Три богатыря» или «Движение вверх».

Станут ли показывать в кинотеатрах какие-то мини-сериалы, чтобы разнообразить контент?

Сейчас много об этом говорят, но я пока не верю в успех. Мне кажется, если это делать, то мы еще больше испортим впечатление зрителя. Люди просто перестанут ходить в кино, будут все онлайн смотреть.

Стоит ли ожидать появления пиратских копий голливудских блокбастеров в кинотеатрах?

Минимально. Порядочные и дальновидные люди понимают, что западные фильмы рано или поздно вернутся, только в их конкретном кинотеатре, запятнавшем себя пиратским контентом, Голливуд уже не покажут.

Серьезные санкции будут в промышленности, а я считаю, тот же Disney вернется, когда закончится активная фаза боевых действий.

Ждет ли нас в связи с закрытием кинотеатров возвращение в 1990-е, когда там обосновались мебельные магазины или автосалоны?

Я помню времена, когда мы курили в зале, так как были одни. Думаю, возвращения в 1990-е не будет, хотя кинотеатры еще не оправились от последствий пандемии и их надо года два финансировать, чтобы восполнять убытки. Нужно примерно 6 млрд в год, чтобы кинотеатры продолжали работать.

Параллельно необходимо поддерживать киноиндустрию, чтобы она наснимала фильмы, которые будут показаны через два года.

Выиграют ли от происходящего кризиса театрального проката онлайн-платформы?

Никто не знает, чем это все обернется. С одной стороны, зритель, который перестанет ходить в кино, уйдет в онлайн, а с другой, может быть, через год 500 рублей в месяц за подписку станет для многих неподъемной суммой. Но пока у онлайн-платформ больше позитива. Хотя если у них заберут иностранный контент, то и там придется быть более изобретательными.

Возрастет ли роль телевидения в связи с происходящими событиями?

На ТВ и так все хорошо. Сейчас придут новые рекламодатели, будет подъем. Новости все смотрят, одного интернета явно недостаточно. Сейчас все люди пытаются анализировать происходящее из разных источников, в интернете тоже много вранья. Приходится собирать информацию отовсюду, в том числе и из ТВ.

Что будет с ценами на кинопроизводство и как это отразится на индустрии?

Снизятся минимум на 20%, мы уже наблюдаем это снижение. Но не думаю, что это приведет к какому-то прорыву. Все будет очень статично.

Фото: предоставлено пресс-службой компании «Среда»

Подписаться: