search Поиск Вход
, 15 мин. на чтение

«Столько вариантов обходить санкции, что устанете ловить» — экономист Никита Кричевский

, 15 мин. на чтение
«Столько вариантов обходить санкции, что устанете ловить» — экономист Никита Кричевский

Доктор экономических наук Никита Кричевский, которого можно регулярно читать в телеграм-канале «Антискрепа», рассказал «Москвич Mag» о невозможности изменить доллароцентричность мира, о криптовалюте как бессмысленном хайпе и о своей новой книге «Русские глубинные скрепы. Культурный код национального характера», где он изучает архетип россиянина.

В какой момент мир стал доллароцентричным?

Прообраз доллароцентричного мира начал складываться в Первую мировую. В 1913 году была образована ФРС (Федеральная резервная система США. — «Москвич Mag»), в 1914-м началась Первая мировая. Тогда Америка, где не было военных действий, глобально стала тихой гаванью. А мир доллароцентричным оформился в 1944 году по итогам Бреттон-Вудского соглашения, где было заявлено, что золотой стандарт отменяется: к золоту привязывается доллар, а все остальные валюты — к доллару. Получалась двухуровневая система, она просуществовала 27 лет, пока в 1971 году Никсон временно не прекратил обмен долларов на золото, хотя формально он был запрещен еще в 1933 году Рузвельтом. Но это касалось только граждан: им запрещалось иметь слитки и прочее товарное золото, но это не распространялось на монеты и ювелирные изделия. В товарном, монетарном смысле золото продолжало функционировать как всеобщий эквивалент, но привязанный только к доллару. С 1971 года ничего подобного в мире нет: доллар отвязался от золота. А в конце 1990-х с появлением евро, вот уже больше 20 лет, мировая система двуцентричная, или двухъядерная: когда на первом месте доллар, на втором евро, а потом с большим отрывом все остальные.

Есть ли у системы шансы стать многополярной?

Никаких. Доллар не только резервная валюта с большим удельным весом, чем евро, но и валюта, через которую рассчитываются основные коммунитас: биржевые и сырьевые товары — нефть, газы, металлы, продовольствие типа пшеницы и сахара. Главные биржи торговли этими коммунитас работают в США: зерновая — в Чикаго, а сырьевые — в Нью-Йорке. Конечно, есть и Лондонская биржа металлов, но фунт стерлингов валюта неудобная для расчетов: она не до конца соответствует глобальным представлениям о метрической системе, поэтому и там для удобства работают через доллары и, я думаю, будут работать еще десятилетия. А юань не то что не может составить конкуренцию, но главное, что китайскому руководству это не нужно: как только юань станет полностью свободным и конвертируемым, в юань сразу же побегут владельцы всех других валют — курс юаня резко укрепится с нынешних шести с копейками за доллар, скажем, до двух-трех. Это будет означать конец китайской конкурентоспособности. Поэтому надеяться на то, что юань станет резервной валютой, нет никаких оснований. Как и на другие варианты. Повторюсь: властям, которые контролируют эти валюты, полностью конвертируемый статус не нужен. Потому что возможность девальвировать национальную валюту означает поддержку конкурентоспособности своей экономики. Как только вы привяжете свою валюту к другим валютам, у вас будут большие проблемы с конкурентоспособностью: вы не сможете искусственно облегчить ее вес; это неравносильно девальвации (искусственному удешевлению). Это вызовет панику и бегство из вашей валюты — соответственно, падение будет более серьезным. Никому это не надо. Поэтому те страны, которые в свое время не ввели евро, мягко скажем, не горят желанием его вводить сейчас: практика доказала, что выбранный ими путь правильный. В то же время такие страны, как Италия, Греция и Португалия, когда ввели евро, лишились возможности поддержать свою экономику за счет ограниченной девальвации. И из-за этого испытывают очень серьезные проблемы.

Благодаря каким механизмам получается искусственно занизить курс? В частности, в нынешней ситуации с рублем.

Директивно: принимается решение о снижении курса, и это происходит на самом деле. Это не только для России характерно, так делается во всем мире: принимается какое-нибудь постановление, облеченное в решение, например совета директоров или наблюдательного совета, и директивно понижается курс. Повторюсь: это абсолютно нормальная история — искусственно заниженный курс, с одной стороны, может негативно влиять на внутреннюю экономику, но, с другой стороны, оказывает поддержку экспорту и способствует ускоренному формированию резервов. По части резервов — само их наличие в большом количестве вызывает вопрос: зачем это нужно?

Например, говорят «подушка безопасности», но случай с Россией показывает, что это призрачно. Плюс ко всему вы можете накопить три триллиона долларов, как это сделали китайцы за последние десятилетия, а потом в результате пандемического кризиса Америка за полтора года напечатает долларов больше, чем вы накопили за 25 лет. И все ваши доллары как были, так и остались. Но титанические усилия вашей экономики пойдут прахом. Прахом!..  Понятно, что тот, кто эмитирует валюту, тот по итогам и в дамках: единственный вариант как был, так и остается — вложение даже не в собственную экономику, а в собственное развитие. Мы наконец-то это поняли. Недавно было объявлено, что все 273 дополнительных миллиарда, которые пришли от экспорта нефти и газа, пойдут не в резервы и на покупку золота, а на поддержку экономики. В общем и целом это единственный правильный путь. Но, учитывая, что бюрократическая система инерционна, мы, скорее всего, столкнемся с казусом освоения этих денег без привязки к конкретным результатам: к штукам, тоннам, граммам. Или — Саяно-Шушенская ГЭС. Деньги освоили, они куда-то растворились — результат как с импортозамещением.

Почему в стране начал дешеветь бензин?

Переизбыток предложений на внутреннем рынке — внешний-то закрыт. Пока сохраняются санкции, будут тенденции к снижению цены.

Есть ли вероятность, что сейчас снимут санкции с Ирана?

Даже думать об этом не хочу. Снимут или не снимут, нам-то что с того? С Ираном отдельная история. Там, где Иран, там Израиль и Саудовская Аравия; Америка, которая очень хорошо помнит революцию и захват посольства. Там, где Иран, там и Ирак. Этот клубок в одночасье не развяжется: подвижки идут, но говорить, что прямо завтра все санкции с Ирана снимут, нельзя. Проблема не в иранской нефти, а в ядерной программе. Иран не скрывает, что как только он сконструирует ядерную бомбу, он ее запульнет по Израилю.

Но ведь Иран сейчас может оттянуть на себя лояльность к России: так бы санкции смягчили нам, но, возможно, выберут меньшее зло и пойдут на уступки Ирану.

Иран по-прежнему экспортирует нефть в страны, которые не приняли антииранские санкции: Китай и Япония. Плюс ко всему есть несколько схем обхода санкций. Например, блендирование нефти: когда в Иран заходит танкер, заполненный на 51% чужой нефтью, и туда заливается 49% иранской. По международным соглашениям эта нефть не считается иранской, ведь на 1 баррель больше чужой. Дальше вы можете делать с ней все что угодно: перекупить весь этот танкер, даже целиком заполненный иранской нефтью, фактически она будет их, а формально, например, нидерландской. Ровно по этой же схеме в прошлом году доставлялся СПГ (сжиженный природный газ. — «Москвич Mag») в Америку: закачали газовоз, и он пошел в Штаты, почти дошел, развернулся и пошел в Европу, предложившую более сладкие условия. Формально это уже был не СПГ «Новатэка», а СПГ газового трейдера. У Ирана эмбарго, конечно, есть, но оно не стопроцентное. И с Россией это будет решаться так же.

Власть только тогда эффективна, когда она думает не о ста «выдающихся» бизнесменах, а о ста миллионах жителей своей страны.

Если СПГ продают, добывают и делают, значит, это выгодно. Дешевле или дороже, чем трубопроводный газ? Конечно, дороже. Это дороже, но и более мобильно — вы не привязываетесь к трубе. Но мы должны исходить из того, что физические объемы добываемого газа не позволяют исключить ни одну страну мира с более или менее приличной долей из мирового газового оборота, будь то Россия, Катар, Алжир, Казахстан или Туркмения. Заместить эти объемы просто нечем. Нет таких ресурсов. Вы не можете в одночасье открыть вентиль на полную: он и так открыт, а те объемы, которые добываются, уже законтрактованы. Приобретать газ — значит, предложить более высокую цену за уже законтрактованный газ: перекупать его. Это не очень хорошо для мировых международных отношений.

К каким последствиям для западной экономики привело введение санкций против России?

Растущие цены в магазинах, на заправках и в платежках за электроэнергию в Европе. Демонстрации организовывают. И инфляция по факту есть. Есть Евростат, который фиксирует высокую инфляцию, ее можно не признать, но факты есть. В Европе не скажут, что черное — это белое. Это всем видно и не нуждается в обоснованиях.

Заместить русские нефть с газом просто нечем. Отказаться можно, но возникнет очень серьезный кризис, а цена за баррель выскочит за 200–300 долларов. При этом русские, гады и сволочи, как продавали свою нефть, так и продолжат. Например, через военспец будут блендировать. И через Каспийский трубопровод на КТК (Каспийский трубопроводный консорциум. — «Москвич Mag») — там в основном казахстанская нефть и немного русской. Запрещать? Запрещайте ради бога!

Почему Европа и Америка приняли решение вынудить Россию к признанию технического дефолта, не дав расплатиться по госдолгамРазве это выгодно?

Это мы их послали. Они нам разрешали платить из замороженных резервов, а сейчас не разрешают: они понимают, что мы могли бы заплатить как-то по-другому, но мы не стали этого делать: хотите — забирайте в рублях, достали уже; не хотите — идите в жопу.

Что касается дефолта, на что он влияет? Ну объявят. Рейтинг у нас и так у страны дефолтный, корпоративные рейтинги отозваны, инвестиции в страну запрещены. Меры из середины прошлого и позапрошлого веков: нельзя вкладывать деньги — насрать. Сегодня столько вариантов обходить санкции и продолжать вкладываться, что вы устанете ловить. Я уж не говорю про офшоры, а про третьи страны, такие, как Казахстан: в течение дня вы организуете СП Казахстан с Италией, Америкой и еще кем-то и тут же зарегистрируете русско-казахское СП. Да, там могут быть вторичные санкции, но вы сначала должны доковыряться до этой схемы. Когда по оконцовке, скажем, стоит офшор или китайские компании, да, в конце концов, грязные деньги, у вас нет никаких шансов определить, что на самом деле инвестируют итальянцы, немцы или американцы. Вариантов масса. Плюс те проекты, которые здесь уже работают: с ними с кондачка не поступишь.

Истерия по отношению к России сходит на нет: всем уже надоело. В мире Украина всех утомила — это хайп, а хайп не может длиться бесконечно. Он должен подпитываться. Они пытаются каждый раз поддувать эту историю: первый раз вышло, второй — не очень, а в третий уже пройдут спокойно. Как с Бучей: сначала кошмар, а потом Пентагон заявляет, что у него нет прямых доказательств, что это русские. А в следующий раз вообще скажет, что надо сначала доказать, а потом публиковать. Раз хайп сходит на нет, то Россию постепенно станут забывать в хорошем смысле. Россия страна совершенно другого уровня. У России ядерное оружие, космос и прочее.

Минпромторг предложил разрешить к ввозу в страну оригинальные товары без разрешения владельцев. Мы можем поступиться патентами?

Это параллельный, или «серый» импорт. Сейчас на соблюдении многих прав владельцев поставили крест. Что до Минпромторга, это с самого начала была мертвая идея — объединить промышленность с торговлей. Когда был МЭРТ (Министерство экономического развития и торговли. — «Москвич Mag»), то торговле уделялось больше внимания. Теперь торговля — пасынок. Да и само министерство мертворожденное. Надо учредить или воскресить Министерство металлургической промышленности, угольной, нефтегазовой, авиационной…  Должны быть государственные структуры, которые отвечают за конкретные направления. А когда все это в одну кучу, получается, что ничего не получается. Про торговлю и говорить нечего: во всех развитых странах существуют министерства торговли — например, в США это мощнейший инструмент для развития экономики. А у нас объединено с промышленностью: есть департамент и замминистра — супер. И отсюда мы понимаем, что множество аспектов: ценообразование, нехватка продуктов — это проблема, искусственно созданная за счет неэффективного регулирования нашей экономики. Если предпринять еще одну административную реформу — скажем, лайт — и разделить одно большое министерство на несколько меньших, но профильных, то пользы явно будет больше. На это мы пойти не можем: сейчас заняты другими вещами, а через час у нас обед.

Снова стала популярна криптовалюта. Эксперты предлагают переходить на электронные кошельки. Правда ли, что биткоины — панацея?

Криптовалюта еще один хайп. Это средство для расчетов и вывода средств, для осуществления транзакции: когда один кошелек в России, а другой — в Германии и цифровые средства перечисляются за долю секунды. Но ни в коем случае не средство накопления: невозможно хранить деньги в криптовалютах — это валюта, созданная искусственно, не имеющая под собой никакой реальной основы. Курс биткоина зависит исключительно от внутренних ветров, больше ни от чего. Мы начинали со свободно конвертируемых валют, там все-таки валюта чем-то обеспечена, как минимум гарантиями правительства этих стран. А криптовалюта не обеспечена ничем. Повторюсь: ее предназначение с самого начала — средство для расчетов. Не зря же первая криптооперация была оплатой пиццы. В 2010 году кто-то купил за биткоины две пиццы: перегнал деньги со своего кошелька на кошелек продавца — транзакция получилась, у чувака появились биткоины, а тот, кто отправлял деньги, получил две пиццы. Причем были какие-то безумные пять биткоинов — по нынешним временам десятки миллионов долларов. С самого начала миру давали понять, что это средство для альтернативных расчетов, не более. Хранить там деньги нельзя категорически: мало того, что курс меняется на десятки процентов, так вы еще и можете потерять пароль к криптокошельку, криптосчет могут украсть — влезут хакеры, биржа схлопнется. Надежности там нет и быть не может. Потому что нет ответственных. За рубль или доллар отвечают банки, в этом одно из их предназначений: нести ответственность за сохранность ваших средств.

Перегнать деньги через крипту и вывести их за рубеж из России — никаких проблем. Но хранить их в крипте: какой-то небольшой срок — да, но на год — самоубийственно, все равно что зимой взять на хранение снег. Конечно, можно положить его в холодильник, но тогда надо иметь в собственности биржу и криптовалюту. Если криптовалюта не ваша, гарантий, что снег не растает до следующего года, нет никаких.

Чем можно объяснить падение котировок «Газпрома»?

Пусть ваши читатели знают: надо раз и навсегда забыть о котировках — это бред сивой кобылы. Louis Vuitton стоит по капитализации в восемь раз больше, чем «Газпром». «Газпром» — где-то 60 млрд долларов, а Louis Vuitton — больше 500 млрд. Можете себе представить? И тут Louis Vuitton, в который входит и Hennessy, заявляет, что уходит из России. Может, кто-то на Рублевке всплакнул, хотя вряд ли. Или на Патриарших кто-то об этом вспомнил. А «Газпрому» стоило только заявить, что он переходит на рубли, как вся Европа встала на уши.

Что такое «Газпром»? Есть Paramount Pictures — он тоже стоит безумных денег. И есть компания, которая обеспечивает их водой, отоплением — сантехники в грязных робах. По сравнению с Paramount она не стоит ничего. Но как только эта обслуживающая компания начинает испытывать проблемы, останавливается весь Paramount. Все котировки, капитализации и прочие прибамбасы — придумки фондовых спекулянтов для того, чтобы облапошивать доверчивых граждан. Не более чем.

«Газпром» — 40% газа в Европе, в том числе тот газ, на котором Louis Vuitton производит свои сумки. Но как только какой-то плюгавенький «Газпром» все больше меняет условия расчетов, вся капитализация Louis Vuitton сливается в унитаз. Без «Газпрома» нет Louis Vuitton. Котировки — фантом, придуманный для населения. Люди зарабатывают на котировках деньги, часть из которых вкладывают в пролонгацию красивой, но неправильной легенды.

Вы недавно написали, что не стоит расценивать израильские выходные Кудрина как уход из аппарата. Почему?

Я общаюсь с представителями власти. Называть фамилии не буду. Кудрин — член команды Путина. То, что он публично не высказывал свою точку зрения в поддержку спецоперации на Украине, объясняется очень просто: у него имидж либерала — он не хочет его обнулить. Все равно, что всю жизнь выступать противником гей-сообщества, а потом написать пост, что вы за. И вся репутация брутального мачо летит в тартарары.

От него сейчас ничего не требуется. Кремль не армия, там хором говорить не надо. Хочешь — говори, не хочешь — не говори. Что бы ни выбрал, аргументируй, почему ты поступаешь именно так. Кудрин очевидно привел аргументы. И я бы на его месте поступил точно так же: я бы тоже замолчал. Когда у тебя имидж либерала, но никаким либералом ты не являешься, его надо поддерживать. Этот миф среди простодушного населения надо сохранять. Выступить против спецоперации нельзя, потому что это будет враньем, за — тоже, потому что сам себе нагадишь. Поэтому лучший вариант: молчание — золото.

У вас недавно вышла книга «Русские глубинные скрепы. Культурный код национального характера». В историки заделались?

Я никогда не был и не буду профессиональным историком, да это и не нужно: у нас историк — каждый первый. Как только опубликуешь что-то связанное с прошлым, тут же набегает куча экспертов. Разговор идет не об истории, а о нашем менталитете, о нашей системе ценностей. Основная идея этой книги — выявить эти черты через исследования не риторики, а устных и письменных источников народного творчества: пословицы, поговорки, сказки, былины. И как прямые родственники этих физиологических артефактов — сказы Бажова. Он писал их уже на излете жизни, когда ему было глубоко за 50, и перекладывал в них народную мудрость, которую он впитал за предыдущие прожитые годы. Сказки и сказки…  Несмотря на то что переиздаются сборники того же Александра Афанасьева, никто их не анализирует с точки зрения носителя русского менталитета, а ведь это же совершенно очевидные вещи. Когда начинаешь разбирать их, причем самые известные: «Курочка», «Морозко», «Царевна-лягушка», «Емеля-дурак», «Колобок» и прочее, то понимаешь, что в них заложен совершенно другой смысл, чем тот, к которому мы привыкли. А некоторые сказки оказываются в аутентичном их изложении совершенно другими: «Морозко» сказка на самом деле страшная, не познавательная и позитивная, а трагическая — об убийстве отчимом своих падчериц. Понятно, что русский человек что-то хотел донести этой историей. Не убийство, а что? Что он донес, написано в книге «Русские глубинные скрепы».

«Газпром» — 40% газа в Европе, в том числе тот газ, на котором Louis Vuitton производит свои сумки. Без «Газпрома» нет Louis Vuitton.

Я попытался вскрыть код национального характера. Это подсказ тем, кто формирует экономические стратегии сегодня. Что вы должны делать, исходя из понимания русского менталитета. Экономика, как говорил автор «Немецкого экономического чуда» Людвиг Эрхард, на 50% — психология. Вот одно подтверждение: в советские времена неоднократно делали замеры производительности труда после проигрышей местных футбольных команд, особенно в важных встречах. Производительность труда падала на четверть. Ничего не изменилось: тот же свет, отопление и полуфабрикаты, а производительность падала на 25%.

Те, кто выстраивал экономическую систему новой России 30 лет назад, на ваш взгляд, менталитет учли?

Был Гайдар, Чубайс и прочие: Хазин, Глазьев, Ельцин. Виктор Степанович был с 1993 года…  Чубайс никогда не скрывал, зачем они делали все эти «реформы»: для того, чтобы сохранить власть — чтобы выбить материальную финансовую почву из-под «красных директоров». Он много раз говорил об этом публично, есть масса свидетельств. Ничего общего с реальной экономической стратегией это, конечно, не имело. Когда пошел беспредел с дикой приватизацией, альтернативой для того, чтобы отвлечь общественное мнение, стала приватизация квартир: люди начали возмущаться — разворовываете народное достояние советской экономики, и им предложили приватизацию квартир как альтернативу. Народ тут же сфокусировался на том, чтобы получить свидетельство и квартиру в собственность: продать, заложить. И под шумок растащили общесоюзную-общероссийскую собственность. Это была клика жуликов и воров. Мошенников, которым американцы помогали все разворовывать! Весь мир помогал. При том что многих советников из Америки по возвращению подвергли обструкции и даже судебным преследованиям: по американским законам уже тогда запрещалось получать коррупционные доходы. У этих людей были очень серьезные проблемы вплоть до реальных сроков.

А касьяновская парадигма, в которой мы 20 лет живем, хороша?

Это не его, а жуликовато-воровская парадигма, которая была состряпана в конце 1980-х — начале 1990-х. Михал Михалыч просто винтик этой системы. Она со сбоями доехала до 2022 года. А он волею судеб оказался одним из приводных ремней на несколько лет. Это было условием передачи власти: он выстраивал Семью — его на три с хвостиком года оставили. А потом поменяли, причем тогда, когда активизировалось «дело ЮКОСа»: Михал Михалыч выступал против, и его предпочли убрать.

Он грамотный хороший мужик, но говорить о том, что он привнес какие-то новые веяния в Россию, нельзя ни в коем случае. Просто ни в коем! Михал Михалыч — плоть от плоти той системы, которая создана в начале 1990-х и существует с изменениями до сих пор. В противном случае он бы не стал министром финансов и первым заместителем председателя правительства. Если ты инородное тело, то как ты мог продвинуться? Это абсолютно исключено. Он человек, который работал на ту систему, которая тогда была.

Сейчас эта система себя изживет или все переживет?

Время не стоит на месте: ситуация, конечно, меняется. И этого хочется. А изменится или нет — кто ж его знает? Ясно только одно: не важно, кто является выгодоприобретателем этой системы, а важно, чтобы она была ориентирована на восстановление социальной справедливости, на улучшение психологического состояния социума. Непринципиально, кто является миллиардером и получает коврижки, важно, чтобы люди чувствовали уважение к себе — понимали, что институт государства думает о том, чтобы сделать жизнь лучше безымянному герою, а не отдельно взятому Алишеру Усманову. Грубо говоря, власть только тогда эффективна, когда она думает не о ста «выдающихся» бизнесменах, а о ста миллионах жителей своей страны. Тогда она может считаться устойчивой. Все надежды на то, что ситуация будет развиваться именно так, как я сказал. Оправдаются ли они, поглядим. Ясно только одно: так, как было раньше, уже не будет…

Будет все просто ужасно: мы замерзнем и умрем от голода в ядерной зиме — есть у нас шибзики, которые любят навести тень на плетень. Но хватит п**деть! Сколько можно? Будет зима, но в домах будет тепло и светло, будут продукты (да, цены вырастут), их можно будет купить. Будет бензин. Будет все остальное. А это главное! Когда у тебя есть удовлетворенные базовые потребности, все остальное зависит от тебя. Тот минимум, который должно дать государство, то, о чем я сказал: тепло, светло, канализацию, горячую воду, пожрать — кому деликатесы, кому элементарное. И это все, безусловно, будет. Все говорили, что месяц-два, и начнется голод. И где он? Экономика как работала, так и работает. Да еще и бензин дешевеет! Потихоньку начинают снижаться цены на аренду офисов и торговой недвижимости. Кондиционеры висят, часы идут, смартфон зарядить можно. Базовые потребности будут удовлетворены, чего, кстати, не было в конце 1980-х — 1991-м. Магазины были пустые: деньги у народа есть, а жрать нечего.

Проблема мигрантов из-за отечественной экономической нестабильности решится?

Нам почему-то кажется, что мигранты, столкнувшиеся с ослаблением рубля, уедут. Тут же возникает вопрос: а куда? Дома нет работы — они уехали от того, что там ее нет. Единственное, куда они смогут уехать, — на время в третьи страны. Транзитом через историческую родину. Но это на время. Для мигрантов из СНГ Россия — лучшее место, где можно зарабатывать. Хотя бы потому, что социокультурный код у нас идентичен: они знают русский язык. А в Турции или на Ближнем Востоке все по-другому. Здесь все понятно, а там придется осваивать заново.

Сказки, что уедут. Хотя это было бы хорошо: будет больше вакансий для русских людей. Но пока никто никуда не уезжает. Если и уезжает, то не потому, что рубль ослаб, а потому, что решили переждать турбулентную ситуацию в России. Да и привычной работы здесь стало меньше. Но идет трансформация: мигранты переходят в курьеры и таксисты, женщины — в сферу домашних услуг. Просто со строек уходят. Все нормально.

Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Подписаться: