, 3 мин. на чтение

Страшно удобно: власти смогут блокировать ваши счета даже раньше, чем вы думали. Причем тут Греф?

, 3 мин. на чтение
Страшно удобно: власти смогут блокировать ваши счета даже раньше, чем вы думали. Причем тут Греф?

Мэр Сергей Собянин рассказал о том, как используется система распознавания лиц для поиска вернувшихся из Китая. Примерно в это же время стало известно, что правительство покупает контрольный пакет Сбербанка у ЦБ. За 2,5 трлн рублей, которые возьмут из Фонда национального благосостояния. А может, и за 3 трлн — все будет зависеть от того, как пойдут в ближайшее время дела на фондовом и валютном рынках.

Общего между двумя этими событиями только то, что среди российских городов Москва является безусловным технологическим лидером, в том числе в области использования больших массивов персональных данных и искусственного интеллекта. Да и в мире найдется немного мегаполисов, способных похвастаться московскими достижениями. Про Сбербанк можно сказать все те же слова применительно к банковскому сектору.

Говоря о продаже Сбербанка, можно было бы только порадоваться: чиновники нашли способ распотрошить валютную кубышку и перестанут чуть что лезть в карманы граждан. Несколько омрачает почти незамутненную радость одна деталь. Далеко не последней причиной смены основного акционера Сбера стал конфликт между главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной и возглавляющим непокорную «дочку» ЦБ Германом Грефом. Первая вот уже несколько месяцев кряду говорит об угрозе превращения Сбербанка в монополию, конкурировать с которой остальные банки будут просто не в состоянии. Второй грозит уйти в отставку, если его заставят переписать стратегию Сбера и остановить расширение экосистемы банка.

Беспокойство Набиуллиной понять можно. Если в стране не останется никаких банков, кроме одного, ей не над чем будет надзирать и нечего будет регулировать. И хотя оснований для беспокойства у нее предостаточно, позиция у ЦБ слабая. Попытки административными запретами и ограничениями лишить того или иного игрока рынка конкурентных преимуществ, которые он получил благодаря технологическому лидерству, в лучшем случае несколько затормозят его развитие и позволят остальным сократить разрыв. Но в долгосрочной перспективе эта борьба обречена: технологии уже есть, и сфера их применения только расширяется.

За последние годы Сбербанк действительно ушел далеко вперед по сравнению с остальными в области использования искусственного интеллекта, и этот технологический отрыв позволяет ему зарабатывать больше денег, которые инвестируются в совершенствование технологий. В конце прошлого года именно Сбербанк запустил самый мощный в России суперкомпьютер «Кристофари», предназначенный для обработки больших массивов данных и обучения нейросетей.

Кроме того, Сбербанк может себе позволить тратить огромные деньги на экспансию в области, далекие от привычного понимания банковской деятельности. Уже сейчас в Москве, не выходя за рамки его экосистемы, где есть почти все — от инвестиций до развлечений, включая виртуальный маркетплейс и службу доставки еды, — можно пережить любой самый строгий карантин, не выходя из дома, параллельно снабжая «Кристофари» данными о своем потребительском поведении, о вкусах и предпочтениях, которые потом используются для более полного и быстрого удовлетворения всех потребностей пользователя.

Так вот, если главу ЦБ Эльвиру Набиуллину этот круговорот данных и денег беспокоит, новых владельцев контрольного пакета Сбербанка — российское правительство — все устраивает. Более того, премьер Михаил Мишустин на встрече с Грефом похвалил сбербанковские технологии и сказал, что правительство возьмет их на вооружение, чтобы строить свою цифровую платформу. Когда пытаешься представить себе синергетический эффект от слияния технологий Сбербанка со всем массивом данных и со всеми возможностями государства, становится несколько не по себе. На выходе может получиться невероятно удобная для пользователя система, которая будет не только удовлетворять все потребности, но и предугадывать желания, предлагая варианты в строгом соответствии с финансовыми возможностями каждого клиента и каждого домохозяйства. Но эта же система будет знать о каждом абсолютно все, даже то, в чем он сам себе в глубине души не признается. Мало того, это сокровенное знание будет доступно не только бездушным алгоритмам, которым по большому счету наплевать и на мою арахнофобию, и на тот факт, что всем цветам я предпочитаю зеленый, но и государственным чинам, если им это по какой-то причине станет интересно.

Причем в Москве, даже утопив смартфон в унитазе, сохранить хоть какое-то частное жизненное пространство уже совсем скоро не останется никакой возможности.

Того факта, что использовать такую систему можно не только для учета вкусов и интересов каждого пользователя, но и для их мягкой корректировки, никто особо и не скрывает. Как и того, что в системе предусмотрены не только «пряники». Блокировка карт и аресты счетов людей, имевших отношение к деятельности Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, показывают, в каком направлении движется мысль охранителей государства. По мере выстраивания цифровой платформы государства, в которой теперь найдется место и для богатейших наработок Сбербанка, лишать людей средств к существованию будет все проще. Для большинства же достаточно простой угрозы, чтобы серьезно скорректировать социальное поведение.