search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Церетели, Цискаридзе и Шеварднадзе: как прошла премьера «Русских грузин» Леонида Парфенова в «Иллюзионе»

, 2 мин. на чтение
Церетели, Цискаридзе и Шеварднадзе: как прошла премьера «Русских грузин» Леонида Парфенова в «Иллюзионе»

Вечером теплого, уже вполне весеннего вторника в кинотеатре «Иллюзион» состоялась премьера нового фильма Леонида Парфенова «Русские грузины» (часть первая).

Довольно пунктуальным гостям, видимо, робеющим перед дендизмом автора, не дали толком насладиться кейтерингом от грузинского ресторана «Дарбази» и тематической подборкой вин от Simple Wine — всех загнали в зал строго согласно расписанию.

На сцену вышла Софья Капкова, глава компании ЦДК, по доброй традиции прокатывающей картину Парфенова. На ней отлично сидела кожаная юбка-карандаш. Продемонстрировав наряд, она передала микрофон Парфенову, тот вызвал съемочную группу и слово в слово процитировал собственную же преамбулу к «Русским евреям». Из свежих шуток было только про «уровень хачапурности в крови», который никогда не должен понижаться.

«Русские грузины» длятся аж два с лишним часа, и, в общем, это повторение пройденного — поэтическая декламация, стендап, обезображенные китчевой графикой исторические персонажи — а также школьного учебника. Степенью проникновения в материал фильм невыгодно отличается от трилогии «Русские евреи». Совершенно очевидно, что не все титульные нации равны между собой, некоторые чуть ровнее и проще. Наши южные хлебосольные соседи вдохновили Леонида Геннадьевича на фотообои и слайд-шоу из пейзажных зарисовок. При каждом неудобном случае все это прерывал мужской хор, распевающий то Пугачеву, то Лермонтова.

Главной интригой был Сталин. Он по-прежнему ходил в шинели, залихватски перешагивая через топорные реконструкции, отыгранные студентами театральных вузов (активное шевеление усами, анекдотический акцент, лезгинка). С такой игривой трактовкой, наверное, можно связать дезертирство нескольких випов под покровом кинозальной темноты. Самой внушительной потерей для beau monde стало бегство Михаила Куснировича.

Как только распахнули двери, зрители потянулись в фойе пробовать холодные закуски. Многие, как Андрей Лошак, подбадривали себя и окружающих: «Ну они сократят, конечно, точно говорю, будет короче». Ему с участием кивала телеобозреватель Арина Бородина.

Вездесущая Ксения Собчак пулей рассекла толпу не очень важных персон вроде бывших коллег по «Дождю» и атаковала рэпера Оксимирона, чьи причудливые штаны внушали охране тревогу (в эстетическом смысле) еще на этапе чек-ина. Что именно Ксения говорила, было не разобрать, но, кажется, уговаривала прийти на передачу. Оксимирон отнекивался: «Не то чтобы я чураюсь, но предпочитаю уединение, оно продуктивно». Супруг Ксении Константин Богомолов тем временем занял с мрачным видом угловую кушетку, на нем был наряд эпохи Дарьи Мороз, нечто среднее между лапсердаком и шлафроком. Его лук вопиюще диссонировал с костюмом жены, зачем-то выбравшей ансамбль отечественного стилиста Рогова.

Улыбалась только Татьяна Арно, как бы от греха и на всякий случай. Павел Лунгин и Сергей Капков сразу же переместились на улицу — делать культурный бизнес и курить. Михаил Зыгарь, как обычно, провожал себя в зеркале влюбленным взглядом. Николай Цискаридзе афишировал выправку. Василий Церетели — ботинки Prada.

В целом никто не рвался выражать восхищение и прочий фидбек. Собравшиеся медленно, но верно эвакуировались с фуршета на парковку. «Вторая часть будет особенно интересной», — кричали они друг другу на прощание.

Фото: пресс-служба ЦДК