search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Умение сказать «нет» и вести неприятный разговор отличает зрелого человека от инфантильного

, 4 мин. на чтение
Умение сказать «нет» и вести неприятный разговор отличает зрелого человека от инфантильного

Триллер «Необъяснимое исчезновение». Вы ему звоните, а он не берет трубку. Или сбрасывает звонки. Или вообще отправил ваш номер в черный список. На сообщения в мессенджерах не отвечает. Причем он их читает, вы это видите.

Это человек, с которым вас связывают абсолютно деловые отношения, вы с ним договорились о каких-то бытовых, прозаических вещах. Он собирался купить у вас старый шкаф. Устроить к вам на работу свою талантливую, но неудачливую родственницу. Начать совместный медиапроект. Привезти два мешка корма для попугайчиков. На одной с вами машине поехать из пункта «А» в пункт «Б», чтобы сэкономить деньги.

Это нормальные взаимовыгодные действия. Или даже выгодные больше ему, чем вам. Но потом у него что-то поменялось. Так бывает. После чего он просто исчезает. Вы для него перестали существовать. Но вы-то на самом деле существуете, и вы двадцатый раз набираете сообщение: «Простите, наши договоренности еще в силе?» Ау? Нет ответа. И вы опять-таки в двадцатый раз себя спрашиваете, ну почему он не может сказать несколько простых слов, что извини, не получилось, и объяснить, по каким причинам, или выдумать эти причины, или вообще не объяснять, а просто предупредить, чтобы на него больше не рассчитывали.

Что он делает вместо этого? Он просто тупо сходит со связи. Кому из нас не знакомы такие истории? Вот за соседним столиком в кафе девушка рассказывает подругам, как она звонила, а он говорил, что перезвонит позже, но не перезванивал, а теперь вообще пропал, и она не знает, что делать. Подруги утешают: «Оля, забудь про него. Все они такие». — «А вот у меня тоже был случай… » Думаете, Оля вспоминает про неверного мужа? Про любовника? Нет, про того мужика, который два часа ходил у нее по кухне, прикладывал к потолку рулетку, что-то высчитывал, потом обещал: «Сначала пройдемся наждачкой, потом шпаклевка, потом покраска. За три дня управимся, хозяйка!» Но потом, очевидно, получив более выгодный заказ, без предупреждений исчез навсегда. Единственное, что от него осталось — забытая рулетка, которая так и лежит на подоконнике.

Иногда речь идет о том, чтобы потратить на вас всего две-три секунды своего драгоценного времени, но и эта жертва оказывается непосильной. Зачем? Вы больше не нужны. Мои знакомые недавно по объявлению решили взять в добрые руки котика, черного, с белыми лапками. Договорились с владелицей, что котика им выдадут рядом с ее домом, на автобусной остановке посреди дальнего микрорайона. Добирались по пробкам до пункта назначения. Окраина, темень, все перерыто, вокруг этой автобусной остановки прокладывают трубы, они чуть не провалились в траншею. Ни котик, ни хозяйка так и не появились, словно их волки съели. На звонки никто не отвечает, сообщения игнорируются. С тем и уехали. Потом злобно позвонили с чужого телефона и услышали безмятежный рассказ о том, что котенка накануне их встречи уже отдали соседям, те так просили, так просили. Эта женщина не совершила никакого ужасного поступка, которого следовало бы стыдиться. Она не повесила этого кота, не утопила его в пруду. При этом она не нашла двух секунд, чтобы предупредить взрослых, занятых своими делами людей, что им не надо тратить четыре часа на дорогу туда и обратно. Она попросту отправила их телефон в черный список.

Особенно досадно бывает в тех случаях, когда куда-то в бездну проваливается человек, который до того умолял о помощи. «Злобная хозяйка выгнала со съемной квартиры, срочно надо где-то поселиться, готов ночевать хоть под лестницей!» «Три месяца без работы, согласен пойти куда угодно, лишь бы платили!» «Помогите доставить с другого конца света лекарство, речь идет о жизни и смерти! Вселенная, откликнись!» Вместо вселенной откликаетесь вы и берете на себя спасение беззащитного существа. В середине этого процесса существо вдруг исчезает. Может быть, жестокий мир надломил его хрупкие плечи, и теперь его надо искать в больнице после суицидальной попытки? Наконец какими-то кривыми и сложными путями удается с ним выйти на контакт. «Куда ж вы делись? Что с вами? Мы беспокоимся!» И получаете ответ типа: «Ой, вы знаете, квартира мне что-то не понравилась, там мебель старинная, а я хочу современную, хочу из “Икеи”». «За лекарством не приехала, потому что вы сказали забирать в аэропорту, а мне это далеко. Вот если бы его привезли прямо домой, тогда другое дело». «По поводу работы. Я долго думал и понял, что это немного не мое, это ничего не даст для развития моей личности». — «Так надо было позвонить и поделиться результатами своих раздумий!!!» — «А я ну это, типа того, хотел, но забыл…  Ну, в общем, извините», — говорит он. Вернее, сказал бы, будь это еще года три-четыре назад. Потому что в эпоху новой чувствительности и прочих модных веяний вам, скорее всего, ответят: «Я сейчас работаю над тем, чтобы донастроить свои личные границы до комфортного состояния, и поэтому намеренно избегаю внешних контактов».  Подразумевается, что вы тут вламываетесь со своими грубыми вопросами и рушите всю настройку личных границ, как пьяный мужик — стеклянную дверь в магазине.

Почему в таких случаях нельзя честно и просто сказать эти простые фразы: «Нет», «К сожалению, ничего не получилось», «Мне нашли более выгодный вариант», «Я подумал и решил, что ваше предложение мне не подходит, извините, если отнял у вас время», «Этот проект решено не финансировать», «На семейном совете мы поняли, что нам больше подойдет не кавказская овчарка, а чихуахуа», «По этой сделке мы не будем работать, нам нужна маржинальность не меньше пяти процентов, а у вас получается три с половиной», «Нет, мы не покупаем тур на Чукотку, моя жена боится дальних перелетов», «Корм для попугайчиков у нас закончился, в ближайшие два месяца его не будет, когда он снова появится, мы сообщим!»

В самом деле, почему? В первую очередь потому, что у нас нет никакого этикета, связанного с отказом, никаких понятных для всех ритуалов. Лет сто назад образованные и хорошо воспитанные люди умели и отказаться, и сказать «нет», и оскорбить, и вызвать на дуэль — все в приличных и уместных выражениях, не теряя чувства собственного достоинства. Мы не можем выдавить из себя простое: «Простите, мне очень жаль, что так получилось!»

Но дело не только в этом. У нас чудовищно не развито то, что называется эмпатией. У нас человек человеку не волк, а просто какое-то непонятное существо. Кто он такой, чтобы его интересы учитывать? Плюс еще всякие тренинги, которые учат, что надо всегда улыбаться, быть на позитиве. Добавим еще какое-то очень детское, очень инфантильное отношение к жизни. Сказать «нет» — значит, пережить несколько неприятных секунд, причинить себе пусть небольшое, пусть секундное, но неудобство. Как в кабинете у врача, когда вам должны сделать совсем укольчик, и это страшно, и убежать нельзя.

Но мы же не просто дети. Мы взрослые дети. Мы боимся укольчиков. И мы  убегаем.