, 11 мин. на чтение

«В мои годы не пытаешься ни на кого походить» — что думают о возрасте участники фестиваля «Новые старшие»

, 11 мин. на чтение
«В мои годы не пытаешься ни на кого походить» — что думают о возрасте участники фестиваля «Новые старшие»

В начале ноября в Культурном центре ЗИЛ пройдет городской фестиваль «Young Old: новые старшие». Его участники — москвичи среднего и старшего возраста с «активной жизненной позицией» — рассказали «Москвич Mag» о возрастных стереотипах, молодых любовниках и новой любви, встреченной в 60, о поисках работы, эйджизме и о том, что они могут дать новому поколению.

Анна Краснова,

60 лет, главный хранитель автомузея «Моторы Октября»:

— Я родилась в Москве и провела здесь всю жизнь: предки по отцовской линии обосновались в Москве в середине XIX века.

Для меня автомузей вначале был просто работой. Так сложилось, что я по образованию и по призванию педагог. Бог дал мне талант популяризаторства — я могу красиво и доходчиво рассказывать. Сначала я работала учителем истории в школе, потом, когда зарплаты стали чрезвычайно маленькими, я ушла в бизнес, а после руководитель автомузея «Моторы Октября» Дмитрий Октябрьский пригласил меня на работу к себе. Так начался мой путь к главному хранителю. Я обрела себя на позиции учителя и абсолютно самовыразилась как преподаватель, но автомузей стал для меня работой для удовольствия, отдушиной.

Со времен Тургенева существует проблема «отцов и детей». Что касается сегодняшних реалий, то, например, с точки зрения трудовой занятости ни я, ни мои знакомые не сталкивались со стереотипами о том, что на работу взяли не меня и более молодого кандидата — мы просто не выходим на свободный рынок труда, устраиваемся работать по знакомству. Ведь за свою жизнь мы сумели накопить такой опыт, связи и навыки, которые позволяют нам найти работу без биржи труда. Разумеется, конкурировать с молодыми специалистами на равных у нас не получится, мы просто из разных «команд».

Старшее поколение всегда несет что-то из собственного опыта новому. Я рассказываю внукам о своей жизни так же, как в меня свой опыт и знания вкладывала моя бабушка. Матрица нашей жизни сильно отличается от матрицы жизни 20-летних. То есть мы пытаемся помочь молодым посмотреть на одну и ту же картину с разных сторон.

Свой возраст я не скрываю. Это глупо. В таком возрасте, как у меня, ты не пытаешься никому подражать и ни на кого не хочешь походить. Ты полностью самодостаточен и принимаешь себя таким, какой ты есть.

Но есть один момент. Одна знакомая, которая давно ушла (ей было 84 года), мне однажды сказала, что ощущает себя 40-летней, несмотря на то что каждый раз, когда подходит к зеркалу, удивляется и не верит тому, что в отражении она видит себя. И знаете, в последнее время я начала ее понимать. К тому же сегодня очень изменилось отношение к возрасту. Ведь моя 60-летняя бабушка и современная 60-летняя бабушка — это совершенно разные женщины.

Я за свою жизнь накопила большое количество друзей, которых обрела в детстве, в студенчестве, мы дружим по 40 и 50 лет. Мне господь дал такой дар. Поэтому необходимости в новых друзьях я не испытываю. Но у меня есть новый друг, которого я обрела несколько лет назад. Для меня дружба — это некое родство душ и любовь, которая либо есть, либо ее нет. Дружба — это таинство.

Любимые места Москвы — те, которые связаны с воспоминаниями. Вот оказываешься где-то и вдруг какие-то картинки всплывают в голове. Я детство провела в районе Таганки и Николо-Ямской улицы, и когда я брожу по этим местам, возвращаюсь в те времена и вспоминаю, как, допустим, мы с мамой тут ходили, и внутри становится тепло. А что касается современных пространств, которые сейчас обустраиваются, то, глядя на них, не очень чувствую, что это моя Москва. Все это, на мой взгляд, слишком пафосно и по-византийски чрезмерно. Хотя я не могу сказать, что мне не нравится, но я не могу это все принять. Мне кажется, что с возрастом я какого-то нового своего места не обрету.

Татьяна Голикова,

57 лет, инстаграм-блогер:

— С возрастными стереотипами я сталкиваюсь часто: надо помогать нянчить внуков, неприлично иметь молодого любовника, надо держаться за свою работу, невозможно начать свой бизнес и т. д.

Теперь я свой возраст не скрываю. Еще пару лет назад хотела «быть моложе» (особенно для мужчин). Но вопрос считаю некорректным. Возраст — это цифра в паспорте. Идеалов у меня нет, но я люблю стильных женщин. Например, Инес де ля Фрессанж.

Благодаря своему блогу я знакомлюсь в инстаграме и с некоторыми новыми знакомыми перехожу в офлайн-общение. Хожу на девичники. Я меняю свое окружение (точнее, оно само меняется).

Михаил Панов,

66 лет, банджи-джампер, преподает сапсерфинг и антигравитацию, участвует в фестивале «Счастливый возраст»:

— Я стал успешным человеком буквально за три года. Мне все это дало занятия банджи. Я начал с банджи и поехал в Африку, где увидел, как люди катаются на сапсерфе. Вернулся домой и купил себе сапсерф. После меня стали приглашать на фестивали в разные страны. К тому же я уже дважды побывал на Килиманджаро и в прошлом году был в Непале в базовом лагере Эверест. Одно из больших достижений в моей жизни после 60 лет — это встреча с моей второй половиной. Мы с ней участвовали в «Подиуме зрелой красоты» и были на съемках «Планеты на двоих» в Норвегии, где прыгали в океан со скалы. Там на горе Проповедника я сделал ей предложение. В этом году 16 сентября проходила ежегодная премия достижений в спорте, бизнесе и других областях — там я получил награду в номинации «Открытие года 2019». Моя основная цель — это нужность людям, кода ты понимаешь, что доносишь до людей идеи и знаешь, зачем ты это делаешь. Я пропагандист ЗОЖ и банджи-джампинга в России. Я представляю нашу страну на всех международных платформах в этой области. На сегодняшний день у меня 260 прыжков за три года и из них 46 с самых высоких мировых бандж-площадок.

С возрастными стереотипами сталкивался только однажды. Я в Швейцарии решил прыгнуть с моста на банджи. Тогда у меня спросили паспорт, а, узнав мой возраст, отказали мне в прыжке. Тогда мне было 64 года, а там разрешалось прыгать до 60 лет. Но мне помог гид. Она рассказала, кто я и чем занимаюсь, и мне дали добро. Пожалуй, это единственный случай возрастной дискриминации в моей практике.

Для меня возраст — всего лишь цифра, поэтому обмен знаниями и опытом для меня происходит на равных. Свой возраст я не скрываю. И никто меня ни разу не называл старым. Когда я прыгаю, как правило, люди вокруг смотрят на меня с восхищением. После они подходят ко мне и спрашивают, сколько мне лет. И мне не кажется вопрос в таком контексте каким-то некорректным.

У меня нет какого-то конкретного идеала. Идеал — это активный образ жизни. Можно во всем себя найти и увлечься. Главное — быть позитивным, здоровым и не утратить желания к постоянному развитию и познанию новых явлений.

Мои нынешние друзья появились у меня благодаря моему новому образу жизни. Ведь после того, как я начал заниматься прыжками, постепенно мое окружение начало меняться. Старые друзья перестали меня понимать, мы словно с разных планет. А новых, среди которых есть люди от 18 и старше, я нашел на площадках для прыжков. К тому же фестиваль Young Old является прекрасным местом для знакомства с такими же активными старшими, которые интересуются чем-то новым и постоянно учатся, делятся собственным опытом и позитивно смотрят на жизнь. Так что сейчас я очень доволен своей компанией.

В Москве мне нравится Поклонная гора, Кремлевская площадь, Никольская улица, Старый Арбат…  Сейчас в Москве зоны отдыха и красивые парковые площадки обустроены не только в центре, поэтому по всему городу приятно ходить.

Но вообще при каждой возможности я уезжаю из Москвы. Люблю проводить время на лыжной трассе рядом с Троицком, где занимаюсь скандинавской ходьбой, также часто езжу в спорткомплекс «Красная Пахра».

Элеонора Лукина,

70 лет, чемпионка СССР по слепой печати (796 знаков в минуту):

— Когда мне было 48 лет, нашу организацию ликвидировали. Тогда я искала работу, но меня не брали из-за возраста. Хотя по тем меркам мне до пенсии еще оставалось семь-восемь лет.

Я всегда была убеждена в том, что человечество едино. И все, что накопили старшие, является бесценным. Старшие выполняют функцию хранителей традиций, прежних ценностей, опыта и различных навыков. Возможно, это звучит консервативно, но, на мой взгляд, подобные вещи должны передаваться из поколения в поколение.

Я никогда не скрывала своего возраста. Наверное, я научилась у своей мамы с удовольствием говорить о прожитых годах. Но мне кажется совершенно некорректным и лишним, когда в любой статье о знаменитых женщинах первым делом авторы указывают возраст героини. Зачем такое делать? Кому вообще интересен возраст этой звезды? Вот такое мне кажется неуместным и даже раздражает. Но удивительно то, что когда подобные статьи пишут об успешных мужчинах, про их возраст в тексте упоминают крайне редко. Удивительно, правда?

Мне всегда нравилось, как одевались так называемые старухи Малого театра: Быстрицкая, Гоголева и другие актрисы того времени. А еще я всегда самой модной и красивой считала свою маму.

Сейчас уже друзей, с которыми встречаешься и ведешь задушевные беседы, осталось очень мало. А новых можно найти по интересам. Я, например, в последнее время ищу людей, с кем бы смогла пообщаться о фотографии. На прошлогоднем фестивале Young Old я была на «Фотовстрече», где собралось много людей старшего поколения, и мы весело провели время.

Одно из моих любимых занятий — это поездка на автобусе по Москве в любом направлении. Еще я люблю бывать на лекциях и в библиотеках — Некрасовке и Ленинке.

Галина Сокольская,

72 года, модель агентства Oldushka:

— На пенсию меня отправили в 55 лет. Когда я хотела после этого устроиться на работу, то столкнулась с возрастным цензом. И так было даже на позицию уборщицы.

Но свой возраст я не скрываю. Мой возраст дает мне возможность сейчас себя реализовать. Востребованность возрастных моделей лишь растет со временем, поэтому скрывать возраст нет смысла. А что касается корректности такого вопроса, то я думаю, что в лоб спрашивать об этом человека не стоит.

Для меня модный идеал — 88-летняя американская модель Кармен Делль‘Орефиче, которая продолжает работать и выглядит всегда безукоризненно. А из наших российских звезд это Рената Литвинова и Светлана Ходченкова, с которой я снималась в кино.

Новых друзей я не ищу. Я знакомлюсь с ними на работе. Мне ведь в силу своей деятельности приходится общаться с большим количеством людей и в процессе работы с некоторыми из них завязываются дружеские отношения. Но в моей нынешней компании меня не устраивают некоторые мои старые друзья. Они остались в прошлом, не мыслят по-новому, и мы с ними не можем найти общего языка и тем для разговоров. Вы знаете, многие люди из моего окружения, когда я начала работать в модельном бизнесе, крайне критично отреагировали на это и регулярно меня осуждали. Они утверждали, что в моем возрасте не стоит подобными вещами заниматься. Это, кстати, один из возрастных стереотипов, с которым мне довелось столкнуться.

В городе у меня есть конкретные любимые места. Во-первых, это Старый Арбат, потому что я там родилась. И Никольская улица, бывшая 25 Октября. Я живу на окраине в Крылатском и очень его люблю, очень красивый и удобный район.

Римма Фомичева,

80 лет, окончила «Серебряный университет» МГПУ по компьютерной грамотности, завоевала второе место на конкурсе «Супербабушка», увлекается танцами:

— Когда я регистрируюсь на какие-то спортивные мероприятия, меня не принимают, ссылаясь на мой возраст. Бывает и такая дискриминация.

А между тем у нас большой опыт, которым мы можем поделиться. Мы можем привить культуру общения. И показать всем свою энергию, которая никак не связана с возрастом. Был забавный случай, когда я пошла на обследование в поликлинику и спросила там, отправят ли мне результаты анализов на мою почту, и медсестры очень удивились. А когда они узнали, что у меня есть и электронная почта, и другие мессенджеры, то попросили сделать со мной фотографию. Они сказали, что я их вдохновляю.

Пока мне в этом году не исполнилось 80 лет, я кокетничала и не говорила о своем возрасте прямо. Но произошел случай, который изменил мое отношение к этой теме. Я отдыхала в санатории, и во время прогулки на пляже ко мне подошла женщина и спросила, сколько мне лет. Я промолчала, а она мне выпалила: «Восемьдесят пять?» Я ответила, что нет, в надежде, что она даст мне меньше, но напрасно. Она предположила, что мне 90. Потом она объяснила, что наблюдала за мной и не могла поверить глазам. Она была поражена моей энергией и активности: ведь я люблю танцевать и посещаю все культурные события и курсы, на которые меня зовут. Чтобы избежать такого, я перестала скрывать возраст.

В молодости моим идеалом была Людмила Гурченко. У нее был черный боди, я купила себе белый. И когда я поехала в санаторий и надела его, мне сказали, что я выгляжу лучше Гурченко. Вот так комплимент получила.

Сейчас у меня много новых друзей. А со старыми мы время от времени созваниваемся, но активных встреч уже не происходит. Со своим новым кругом общения я познакомилась на разных мероприятиях, которые посещаю. Началось все с «Подиума зрелой красоты», в котором я участвовала в 2016 году. Моя активная деятельность и любовь к жизни подарили мне новых друзей, которые всегда меня поддерживают. Я молодею от всего этого.

Я родилась на улице Горького, и это мой любимый район. Я люблю гулять по новым обустроенным местам в Москве. У нас все так красиво оформлено в последнее время. А живу я в Гагаринском районе, где много парков и прогулочных мест. Но ностальгию у меня вызывает мой дворик в центре, где прошло детство.

Мне вообще очень везет на встречи. Нет места, где бы я не увидела знакомого. Даже на фестивале Young Old ко мне подходили и говорили, что меня помнят и знают.

Елена Соболева,

73 года, главный хранитель истории парка Горького:

— Я свой возраст не скрываю, поскольку он не имеет такого яркого отпечатка на моей деятельности. Но я знаю, что женщины склонны скрывать свой возраст. Очень многое зависит от того, какова самооценка человека, не всегда это является следствием самочувствия или здоровья. Все зависит от того, как он себя ощущает, как социализирован и находит ли себе применение.

Искать друзей у меня нужды нет: моя компания друзей всегда меня устраивала, потому что это мой выбор. Сегодняшний круг моих знакомых относится к моей возрастной категории, и меня это вполне устраивает. Другой вопрос, что этот круг постепенно сужается. Это грустно. Новых друзей тоже вполне достаточно, поскольку я работаю там, где ротация очень высокая. Я ежедневно общаюсь с большим количеством людей разных возрастов, и я не испытываю дискомфорта от того, что работаю среди молодых.

В Москве больше всего люблю парк Горького, «Музеон», Нескучный сад, Воробьевы горы…  Москву я очень люблю и часто ругаю себя за то, что плоховато ее знаю. Мало я погуляла по улицам Москвы, к тому же она постоянно меняется, особенно в последние годы. Поэтому очень хочется еще больше бывать в городе. Но в связи с работой не всегда удается.

Фестиваль Young Old пройдет в Культурном центре ЗИЛ 3–4 ноября