, 3 мин. на чтение

«В Шереметьево мой паспорт держали как горячую кофеварку» — итальянец о том, как ему живется на карантине

, 3 мин. на чтение
«В Шереметьево мой паспорт держали как горячую кофеварку» — итальянец о том, как ему живется на карантине

С 5 марта в Москве действует указ мэра, согласно которому всем путешественникам из Китая, Южной Кореи, Ирана, Италии, Франции, Испании и Германии необходимо перейти в режим самоизоляции сразу по приезде в Москву. То есть не выходить из дома за покупками, не посещать работу или учебу и никого к себе не приглашать.

Мы поговорили с Джованни — живущим в Москве итальянцем, который накануне побывал на родине, а теперь стал заложником истерии вокруг коронавируса. Спойлер: жизнь во время карантина есть!

«Все началось с того, что 29 февраля я полетел в Неаполь. Город находится на юге, достаточно далеко от первой красной зоны, хотя сейчас неактуально об этом говорить, так как вчера всю страну объявили красной зоной, это означает чрезвычайную ситуацию. Полетел я по двум причинам: во-первых, потому что уже полгода не был дома, а во-вторых, по рабочим вопросам. Я преподаю историю, и меня пригласили читать лекцию 6 марта в Риме. В связи с этим мне было нужно встретиться по делам с коллегами в университете в Неаполе.

Я начал думать, что все плохо, когда сел на пересадочный рейс Стамбул—Неаполь, потому что видел, что весь экипаж в масках и перчатках. Когда самолет прилетел, нас встретил медперсонал, дали рекомендации, измерили температуру и проверили багаж.

Почти всю неделю, что я был в Италии, я провел дома, потому что потихоньку закрывались школы, университеты, отменялись все публичные встречи. Пришло время возвращаться в Москву. Сначала я хотел подождать, но потом решил, что неизвестно, как изменится ситуация.

Когда я вылетал из Неаполя, я знал об указе Собянина о самоизоляции и был к ней готов. Мой рейс был с пересадкой в Брюсселе, там еще раз предупредили о том, что меня ждет.

На паспортном контроле в Шереметьево мой паспорт взяли в руки, как горячую кофеварку. Попросили подождать в уголке. Пришел пограничник в перчатках, и только после этого я прошел границу. Снова была проверка медперсоналом, я заполнил анкету, меня и мой паспорт сфотографировали.

Согласно указаниям я должен был уехать домой в маске на такси, что я и сделал. И вот с 8 по 22 марта я закрылся дома на карантин. Вместе со мной дома моя семья, хоть они и не путешествовали, в школе сказали, что детям нельзя посещать занятия, так как они контактируют со мной. Моя супруга тоже дома, хотя ей разрешено выходить.

Насчет покупки еды мы вообще не переживаем. Понимаете, я ведь прилетел из Италии. С чемоданом хорошей еды. Жена шутит, что я опустошил все полки в итальянских супермаркетах, но это, к сожалению, не так. Еще мы пользуемся доставкой. Просим, чтобы курьеры оставляли продукты на этаже, так как понимаем, что у людей есть страх. Мусор тоже просим выносить кого-нибудь извне.

Все это возможно, потому что в Москве очень хорошо развита система доставки. В Италии не так много сервисов, особенно в маленьких городах. Я не скрываю, что переживаю за своих родителей, хотя они запасливые люди, но у них нет возможности заказать продукты. Здесь же с этим никаких проблем нет.

Эта ситуация лишает меня свободы выбора, но, с другой стороны, я считаю, что это касается свободы других людей, важно ее защитить. Я понимаю, что такие меры необходимы, в нашей истории еще не случалось такого, что эпидемия сразу пришла из Китая в Европу. И даже всемирные организации здравоохранения не знают, как с этим справиться. Кроме того, я считаю, надо соблюдать меры предосторожности. Несмотря на то что я здоров, чувствую себя хорошо, нет никакого вируса, это заболевание может проявиться через какое-то время, лучше перестраховаться.

Я человек, который не любит сидеть дома, мне сложно сосредоточиться здесь. Я скучаю по своим парам в университете, даже по первой, которую ненавижу, скучаю по своим студентам. Но что поделать — сидим дома».

Читайте также