search Поиск Вход
, 13 мин. на чтение

Владельцы животных из приюта: «Команды выполняет, только когда ему это выгодно»

, 13 мин. на чтение
Владельцы животных из приюта: «Команды выполняет, только когда ему это выгодно»

Доставить на дом сейчас могут что угодно, даже собаку из приюта. Такая акция и правда идет в Москве, называется «Счастье с доставкой на дом».

Она закончится 25 апреля своеобразной онлайн-выставкой, на которой с 10 утра до 10 вечера кураторы, временно присматривающие за беспризорными животными, расскажут о них подробнее, а желающие смогут выбрать себе питомца. Волонтеры обещают сразу доставить его новому хозяину бесконтактно и бесплатно.

Москвичи, взявшие животных из приютов, рассказывают о периоде притирки друг к другу.

Наталья Родикова,

главный редактор журнала
«Домашний очаг»

Мирон

(два года)

Собаку много лет выпрашивал младший сын, но мы долго жили в съемных квартирах, плюс трое маленьких детей — и так фактор усугубляющий для домовладельцев, а тут еще и пес. Потом сын поставил очередной ультиматум и поймал мой слабовольный взгляд. Ну все, в тот же день поехали на благотворительную ярмарку приютов и там в первую же минуту Саша увидел Мирона — имя у собаки уже было. Мирону было почти четыре месяца, он сидел в клетке со своей сестрой и выглядел довольно грустно. Сын спросил разрешения, взял Мирона на руки и больше не отпускал все время, пока мы разговаривали с его волонтерами и оформляли документы — а был он уже тяжелый, четырехмесячный, довольно длиннолапый и очень красивый — что-то среднее между овчаркой, лайкой и доберманом.

Мирон на вид очень нежный, грустный и послушный. Нам рассказали историю, что его с сестрой нашли на улице. Мы там пролили литр слез, глядя на него, жалея и умиляясь. А дома он, конечно, оказался гиперактивный и вполне себе наглый. На третий день расправил крылья и начал играть и носиться по квартире из угла в угол с радостной мордой.

Самым трудным поначалу казалось приучить его терпеть до улицы с туалетными делами, а себя — не оставлять обувь на видном месте. На улицу в итоге он приучился проситься мгновенно, может, пару недель промахивался. А с обувью было даже смешно, сердиться не получалось, он так фигурно ее сгрызал, так эффектно откусывал каблуки у моих босоножек и аккуратно выедал шнурки из кроссовок, и успевал еще иногда устроить сложную композицию из этой обуви, что мы его прозвали акционистом. Но это увлечение прошло месяца за два. Первое время на улице он адски тянул поводок, вставал и ходил всю прогулку на задних лапах и при этом хрипел (ошейник его душил) и вращал глазами — ему надо было вперед и быстро и догнать всех собак, кошек и птиц, а мы шли медленно. Как на нас смотрели люди, видя такую собаку на задних лапах, лучше не вспоминать. Со временем проблема в основном ушла (работает только простая рекомендация — с тянущей собакой нельзя идти, надо вставать), но мы его так и не воспитали как следует. По-прежнему может вырвать руку, если ему надо срочно прыгнуть за птицей, еще он кидается на кобелей и устраивает на них засаду. Все это надеемся решить, сейчас как раз ожидаем начала дрессировок с кинологом.

Специфических трудностей с животным из приюта у нас все же не было. Он очень умный, хотя и своенравный. На улице может сбежать (было несколько раз) и потом вредничать, ходить вокруг, не подходить. Команды выполняет, только когда ему это выгодно. В том, что он невоспитанный, виновата сама наша разболтанная семья — никакой системы ни в чем, мы и детей поэтому так же плохо воспитали, я думаю. Но если с детьми, боюсь, мы все уже упустили и теперь надежда только на взаимную любовь и какие-нибудь гены, то с собакой надежда есть — этой весной мы наконец дождались очереди на групповые дрессировки с лучшими специалистами, зоопсихологами, которые мне встречались.

Впрочем, даже в невоспитанном виде он украшает нашу жизнь. Два года назад (через несколько месяцев после того, как мы его взяли) я исполнила одну внезапно возникшую мечту, и мы съездили с ним в Италию на машине, где его на собачьем пляже внезапно покусал чужой пес, нанеся психическую травму всем нам (я так кричала от страха, пока мы их расцепляли, что усугубила ситуацию). Но все равно он сделал нашу поездку еще более прекрасной и незабываемой: лаял на море, эффектно насрал на площади перед Уффици, нам аплодировали (в Венеции я бегала за ним с мешочком, а он убегал со страхом от меня на задних лапах, уже почти в позе «покакать») и самое незабываемое — прокатился на гондоле со мной, как я и мечтала. Туристы кричали нам с мостиков: дог, дог, смотрите, собака катается! Он был звездой, и ему тоже понравилось, сидел с высунутым языком и благосклонно отвечал на крики со всех сторон, поворачивался, чтобы его сфотографировали.

Сейчас это наш любимый пес, я давно не ругаюсь на сына, чтобы он гулял хотя бы иногда, гуляю чаще всего с удовольствием сама. Ругаемся на него в основном, когда он засовывает в рот голову нашего кота Николая и так ходит с ним по квартире рядом, как лев с дрессировщиком. Кот поэтому всегда замусоленный, в слюнях. Думаю, эта привычка возникла потому, что он рано потерял мать, и вся материнская депривация, нереализованный до конца сосательный рефлекс…  А может, это я себе фантазирую.

Маргарита Журавлева,

продюсер

Лев

(два с половиной года)

Мы со Львом вместе две недели, но кажется, что уже очень давно. Он быстро освоился — спит около моей кровати, сам идет в ванную, по утрам ждет, когда я проснусь, не отвлекает меня, когда я работаю.

В марте у меня гостила борзая моей знакомой, и после ее отъезда я поняла, что мне пора заводить собаку. Я выросла на даче с собаками и кошками, но когда стала жить в съемных квартирах в центре, все время думала, что сейчас неподходящее время. В моей старой квартире последние три месяца что-то ломалось, там нельзя было держать животных, поэтому переехала в квартиру, где мне разрешили завести собаку — спасибо кризису за большой выбор не очень дорогих квартир, которые раньше сдавали посуточно.

Я сняла квартиру и переехала в пятницу, а в воскресенье нашла свою собаку в инстаграме. Мне почему-то казалось, что у меня будет большая белая собака. Написала в поиске «самоед ищет дом» и увидела Льва. Мы созвонились с хозяйкой, все обсудили, и на следующий день он уже приехал ко мне.

Вообще я думала, что будет сложнее — первые дни пес сидел в коридоре и боялся ходить по квартире, рычал на меня, когда я хотела помыть ему лапы. Неделю назад мне приходилось уговаривать его, чтобы он разрешил себя поднять и поставить в ванну, а на днях он сам в нее забрался после прогулки и теперь делает это регулярно.

За эти две недели уровень счастья в моей жизни сильно вырос. Достаточно несколько минут провести с собакой, потискать ее и поговорить с ней дурным голосом, чтобы забыть, что я только что кричала на письмо в рабочей почте. Думаю, это как-то очень просто объясняется с точки зрения нейробиологии, но конкретно сейчас это не важно. Я просто стала меньше нервничать и лучше спать. Режим дня, кстати, тоже стал более человеческим — Лев меня не будит, но я сама просыпаюсь около 9 часов, а не в середине дня, как раньше. И спать ложусь примерно в час, а не смотрю сериалы до шести утра.

Да, за эти две недели я помыла полы и ванну больше раз, чем за последние полгода. У Льва проблемные задние лапы, его нужно будет водить на собачий спорт и массаж. Он линяет, и его нужно отдавать на груминг раз в два-три месяца. Зато я себя чувствую счастливой каждое утро, когда вижу Льва и понимаю, что это моя собака.

Мария Конопля,

диджей, мама особенного ребенка

Арго

(в приюте сказали — 4–5 лет, по рентгену — 7–8 лет)

Сначала у меня появилась кошка. Маленьким уличным котенком она переходила Садовое кольцо в неположенном месте, моя подруга подобрала ее и принесла мне. На тот момент я уже хотела домашнее животное и взяла кошку отчасти для себя, отчасти для дочки, потому что понимала, что через животное быстрее пойдет принятие мира. Дочка года три кошку вообще не замечала, как будто ее не существует, а потом вдруг полюбила, да так сильно, что стало очевидно — надо брать собаку.

Я всегда хотела собаку из приюта, я вообще категорически против покупки животных: их и так слишком много — брошенных и никому не нужных. Потом у меня есть четкое мнение, что собаки и кошки, повидавшие жизнь, гораздо более осознанные, чем те, которые живут с самого детства в доме.

Прошлой весной, когда я начала задумываться, чтобы взять собаку, у меня было очень много опасений, потому что собаки из приюта все с каким-то непонятным бэкграундом. Во-первых, неизвестным, во-вторых, они могут быть травмированы, и ты даже можешь не знать об этом. Одно дело, как собака ведет себя в приюте, там совершенно другие условия, и другое — как она будет вести себя дома.

У меня особенный ребенок, и мне нужно было понимать, какая это будет собака. Полгода я оценивала свои силы, осознавая, что все будет на мне — ранние подъемы, прогулки, но я также знала, ради чего все это нужно: собака может стать первым другом моей дочери. И вот через полгода я пришла к четкому пониманию, что и как я буду делать.

Я узнала, что есть группы поддержки брошенным породистым собакам. А самые семейные собаки, которые становятся поводырями, терапевтами — это золотистые ретриверы и лабрадоры, и я приняла решение в начале декабря, что возьму собаку-брошенку из этих пород. Но человек предполагает, а бог располагает. Как-то перед сном я наткнулась на репост моей подруги с фотками Арго. И все — сон как рукой сняло. Я писала до двух часов ночи всем: куратору Арго, всем своим друзьям, которые когда-то брали собак, знакомому канис-терапевту, его другу-кинологу.

Арго находился в муниципальном приюте в Печатниках, там около 2,5 тысячи собак. Муниципальный приют — это примерно так: собаки живут в вольерах по несколько сразу, бетонный пол, вольеры не отапливаются, в холодное время года в мисках лед вместо воды. Они все попадают туда из отловов. Я настолько влюбилась в эту собаку — так же, как в человека влюбляешься сразу. История Арго известна только частично. Он попал в приют после того, как женщина, у которой он жил в частном доме, умерла от онкологии. Но до этого дома его судьба непонятна: он явно жил где-то, где его обижали, потому что есть триггеры, на которые он реагирует совершенно однозначно, например палка с земли. Он прижимается к земле и трясется от страха. Недавно мы сделали рентген и по одному наросту на кости видно, что была травма. Он на попе, например, вообще не сидит, ему больно. При этом по характеру он не трус, но есть какие-то моменты, на которые он очень сильно реагирует и весь сжимается.

Я долго думала, как быть с собакой, и через неделю поехала встречаться с куратором. В приютах у собак есть кураторы — это волонтеры, которые приглядывают за собаками в свободное от основной работы время. Наш куратор — фармацевт, но каждые выходные она ездит в приют, выгуливает собак, лечит, пытается пристроить. Одновременно волонтер может курировать до ста собак. Есть собаки, которых не курируют, есть собаки, которые живут в приюте всю жизнь, а там очень жесткие условия — с ними не гуляют, они все время находятся в вольерах и ходят в туалет там же, корм даже не «Педигри» — такой корм не покупают домашним собакам.

Про Арго я знала очень мало. Было совершенно неясно, умеет ли он ходить в туалет на улицу, как он относится к кошкам и детям. Я начала читать статьи про собачью психологию и узнала, что собаки вообще-то редко ходят в туалет дома, это вопрос чистоплотности — их быстро можно приучить к улице, если нет нарушений по здоровью и психике. Подруга дала мне ценный совет: прежде чем взять собаку из приюта, надо к ней несколько раз съездить — погулять, пообщаться, понаблюдать, понять, твоя ли она.

Я ездила к Арго четыре раза, дважды с Авророй и дважды без нее, и каждый раз я все больше понимала, что он мой. К тому же в первый приезд я ему пообещала: «Я тебя заберу». У Арго очень хороший куратор, который не стремится поскорее впарить животное. Мы даже на месяц уехали отдыхать, а я Арго присылала деньги на более приличный корм. Потом вернулись, и через неделю куратор привезла мне собаку домой.

Я помню, как первый раз я его отпустила с поводка на улице: он побежал, я шла за ним, а он бежал от меня, я шла быстрее, и он бежал быстрее. Но оглядывался. А потом мне надоело бежать, и я остановилась. Арго тоже остановился. Я пошла обратно, и он пошел за мной. Я ликовала — у меня умная собака.

Екатерина Быкова,

PR-директор Zasport

Рэйчел

(один год)

В детстве я мечтала о собаке и всегда завидовала двоюродной сестре, в семье которой жили миттельшнауцер, а потом эрдельтерьер.

Детская мечта воплотилась неожиданно — певица Вика Дайнеко отдала мне йорка Лялю, которая жила у ее родителей: из-за обострившейся сильной аллергии врачи сказали маме, что присутствие животного рядом недопустимо. Несмотря на то что йоркширские терьеры считаются гипоаллергенными собаками, их кожа все равно выделяет фермент, и от этого никуда не деться. На тот момент Ляле (в паспорте у нее действительно значилось «Ляля Дайнеко») исполнилось 5 лет, она была умной, воспитанной, спокойной, ласковой и очень интеллигентной собакой. Ляленька прожила с нами 7 лет и умерла от хронической почечной недостаточности, которая диагностируется, к сожалению, чаще всего, когда почки уже сильно поражены. Все, кто лечил домашних животных, понимают, что такое постоянные капельницы в ветклинике, уколы, диета и ужасное чувство, когда врач говорит, что это не помогает и собаке остались считаные дни. Очень тяжело такое пережить.

После того как Ляли не стало, несколько месяцев я приходила в себя и решила, что будет легче, когда появится новая собака. И еще я решила, что нужно не покупать породистого щенка, а взять какого-нибудь бездомного бедолагу: мониторила группы в Facebook «Йорки.Хелп» и «Пудель.Хелп», сообщества разных приютов. Искала небольшую собаку, поскольку для городских условий и для моего обычного образа жизни, когда нет возможности часто выгуливать пса, это идеальный вариант. Листая фото и видео приютских животных, хочешь помочь всем несчастным хвостикам, я переводила деньги на лечение, на корм и ждала момента, когда внутренний голос скажет: «Вот твоя собака!» В один прекрасный момент я увидела маленькую Рэйчел и поняла: это она. Как оказалось, ее с братом и сестрой чудом забрали из питомника, владельцы которого хотели их усыпить, потому что продать как породистых собак эту троицу было совершенно невозможно: папа — той-фокстерьер, мама — ши-тцу, та еще родословная. Спасибо приюту «Шанс» в Щелково — выходили малышей, которые были очень слабые (каждый весил граммов по двести) и с проблемами со здоровьем. Назвали щенков, как персонажей сериала «Друзья» — Рэйчел, Моника и Чендлер (Рэйчел действительно похожа на Дженнифер Энистон).

Рэйчел оказалась очень коммуникабельным товарищем — сразу поцеловала в нос, обежала всю квартиру, обнюхала свой манеж.

Конечно, собаки все разные. Если сравнивать с Лялей, любимым занятием которой было полежать на диванчике, Рэйчел очень любознательная — ей надо везде залезть и все обнюхать, покусать тапочки и отломать прутик от корзинки. Особая радость — украсть то, что плохо лежит: носки или скотч. Она знает слово «нельзя», но надолго ее не хватает — все равно начинает хулиганить. Я в такие моменты ей говорю: «Как не стыдно, ты невоспитанный беспризорник».

Ляля всегда ела натуральную пищу, а Рэйчел с детства на сухом лечебном корме, но при этом она никогда не просит еду со стола и не гавкает, умоляя дать кусочек, а просто спокойно сидит рядом, когда ты ешь.

Каждый выход с ней на улицу — это ее бенефис: практически никто из прохожих не остается равнодушным, все улыбаются, спрашивают, что за порода. Она действительно очень необычная, выглядит как маленькая лиса. Если честно, я раньше и сама не знала, что на свете существуют той-фоксы (внешностью Рэйчел, как и ее брат с сестрой, похожа на своего папу, гены мамы ши-тцу, видимо, оказались слабее). И когда я рассказываю, что это собака из приюта, люди очень удивляются, многие думают, что туда попадают только огромные дворняги. Я в шутку ее называю ходячей рекламой того, чтобы взять себе «бездомыша».

28 марта у Рэйчел был день рождения, 1 год, и мы планировали отпраздновать эту дату с Моникой и Чендлером (с их хозяевами мы поддерживаем связь). Но вот теперь ждем окончания карантина.

Татьяна Симакова,

главный редактор The Village.ru

Дуся

(девять месяцев)

Я всю жизнь живу с собаками, без них уже сложно. Правда, раньше у меня были мелкие породы: в детстве пудель, а потом два раза китайские хохлатые. Одну подобрала на улице, вторая была отказница, которую вернули заводчикам. Это уже образ жизни: утром хочешь не хочешь, а встаешь, вечером всегда домой — кормить и гулять. Но при этом, каким бы ни было настроение, собака делает его лучше.

Покупать животное у меня даже в мыслях не было: щенок у хороших заводчиков стоит от двух тысяч евро, а поддерживать плохих я точно не хочу. Да и зачем покупать, если приюты ломятся от отличных собак любой породы, возраста и темперамента? К тому же полно людей отдают питомцев бесплатно по самым разным причинам.

Я искала собаку везде: мониторила породные группы, смотрела на сайтах приютов, в инстаграме, на сайтах объявлений. На это ушло примерно полгода. У меня была иллюзия, что я возьму таксу или небольшую охотничью собаку. Но я погуляла с такими несколько раз и поняла, что это не мое, не тот у меня темперамент.

Свою собаку я нашла на «Юле»: объявление разместила волонтер. На фотографиях была небольшая собачка, возраст не очень понятный. Потом я долго вела переговоры, собаку отдали другой претендентке, но я точно знала, что это судьба, и особо не волновалась. Так и вышло: предыдущая хозяйка вернула щенка через несколько дней, и я убедила волонтеров отдать собаку мне. Правда, меня ждал сюрприз: за время пути собака могла подрасти. Вместо 5 кг ко мне приехали 11. Сейчас Дусе 9 месяцев, она уже большая собака, на руки не возьмешь в случае чего, приходится воспитывать.

Дуся очень не хотела оставаться одна, боялась улицы и других людей. Но по опыту знаю: с любой собакой надо заниматься — хоть из приюта, хоть из дорогого питомника — и у любой собаки могут быть сложности. Мне очень помогли книга Светланы Басковой и Оксаны Дубининой «Новая жизнь бездомной собаки» и пара занятий с кинологом. Важно, чтобы кинолог был грамотный и придерживался гуманных методов воспитания: доказано, что животное бесполезно наказывать, а удавки, строгие ошейники и электрошокеры приводят к проблемам со здоровьем и поведением. Но почему-то в России подобные вещи до сих пор процветают.

С появлением собаки жизнь и правда меняется. Больше бываешь на воздухе, меньше тревожишься и раздражаешься по мелочам. По большому счету любая собака настойчиво учит тому, что насилием и ором вопросы не решаются.