search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Зачем нужна перепись населения? Да низачем!

, 2 мин. на чтение
Зачем нужна перепись населения? Да низачем!

Нет, ко мне еще не приходили. Если придут, конечно, открою, на вопросы терпеливо отвечу. Просто из сострадания к переписчикам, люди ж ходят по городу в это ненастье.

Хотя в предыдущую ко мне не являлись либо не застали дома. Но как-то страна обошлась без данных обо мне, ничтожном. Сейчас можно заполнить через госуслуги, но мне неохота.

Однако я изучил вопросы анкеты. Есть презабавные. И вовсе не про национальность. Скажем, источники дохода. Ну там зарплата, пенсия, самозанятость, поставить галочку в нужном месте (нет, о суммах речь не идет, если вас спросят о цифрах — значит, мошенники). Но вот пункт «сдача в аренду имущества». Допустим, сдаю я квартиру. Или не одну. На что и живу. Безо всякого договора, неофициально — как сдаются многие в нашей обширной стране. И так я прям и раскололся, так я прямо государству и сообщил, что вот сдаю трешку за 80 тысяч (на всякий случай, для любопытных: мне сдавать нечего, у меня в собственности половина однушки). И любой тут будет врать.

Что дозволено: никакой верификации сведений быть не должно. Даже паспорт не надо показывать. То есть проверка искренности населения. Вот, допустим, вопрос гендерный. Можете в лицо переписчику заявить, что вы Ж. Хотя на самом деле — мужчина. Переписчик, быть может, брови взметнет, но обязан записать, как вы ему говорите. У вас такая самоидентификация, идите все на фиг. Национальность тоже можно любую. Мне, скажем, давно кажется, что я итальянец. Значится, так и запишем, ариведерчи.

Много внимания уделено жилищным условиям. Сколько лет вашему дому, из чего сделан, какое отопление, туалет со смывом или он во дворе? Нормальные вопросы, полстраны живет без смыва. Но тут я вообразил в деталях, как переписчица явилась к Игорю, допустим, Сечину: «Какое у вас отопление?» Игорь Иванович растерянно оглядывается: «Ой…  Даже не знаю, простите. Ну запишите — хорошее отопление, не мерзнем».

Ладно, хватит шутить. На самом деле вся эта перепись штука довольно бессмысленная. Разве что переписчикам толк: подзаработают немного деньжат из бюджета. А так фигня полная. Государство знает обо мне все. Даже то, чем я вовсе не хотел бы делиться. ИНН, пенсионное, медстраховка, водительское удостоверение, кадастровые документы — это лишь полдела. Государство знает, кому я звонил. Оно знает, куда я поехал. Оно знает, сколько пиваса я вчера брал в «Магните» и во сколько. Про смывы и отопление тоже все знает, ну если только я не отшельник в тайге.

Насчет сдачи квартир тоже не бином Ньютона. Можно врать государству, но если оно возьмется серьезно, выявит что ему надо. «Что, квартирку сдаем, а налоги платить не хотим, гражданин?» Все мы давно оцифрованы, нас сканируют ежеминутно, все мы лишь тень от наших покупок, налогов и перемещений.

Знаете, почему я бросил изменять и шастать по девушкам? Не потому, что стал праведником и аскетом. А потому, что иду я такой к девушке, радуюсь: жену обманул, что с друзьями встречаюсь, а друзьям сказал, что жена не пустила! Но государство внимательно за мной наблюдает тысячью пристальных глаз. Оно замечает любое движение. Наш электронный Вий всемогущ и всевидящ. «Поднимите мне веки, покажите мне чеки!»

И если государству захочется, оно сообщит по Первому каналу: Беляков ходил к девушке, зовут Елена Петрова, ей 32 года, работает в бьюти-салоне «Ноги русалки», Беляков купил ей полусладкого шампанского и три розы, хотя Елена Петрова розы терпеть не может и шампанское тоже, да и к Белякову относится так себе, вот почитайте, что она подруге о нем говорила в издевательской переписке.

Нет уж, хренушки, лучше я буду дома сидеть, изображать благонравие. Здесь у меня отопление и туалет со смывом. Записали? Со смывом!