search Поиск Вход
, 7 мин. на чтение

Заводская династия: семья Депутатовых, «Москабельмет»

, 7 мин. на чтение
Заводская династия: семья Депутатовых, «Москабельмет»

Когда от станции метро «Авиамоторная» идешь к заводу «Москабель» и сворачиваешь на улицу 2-я Кабельная, которая как раз упирается в проходную завода, с удивлением обнаруживаешь необычные дома вокруг. Точнее, несколько домов авангардного микрорайона Дангауэровка. В 20–30-х годах прошлого века его построили как показательный рабочий поселок на месте Дангауэровской слободы — тогда унылой окраины Москвы, где в деревянных бараках без водопровода и освещения жили рабочие местных заводов. Название район получил по имени владельца котельно-литейного предприятия немецкого коммерсанта Генриха Карла Дангауэра.

Сейчас Дангауэровка известна как один из главных московских памятников архитектуры в стиле конструктивизма. Но это все еще рабочий район, где живут сотрудники расположенных здесь же промышленных предприятий.

Заводы группы компаний «Москабельмет» тоже претендуют на место в списке достопримечательностей Москвы. Когда попадаешь на территорию предприятия, первое впечатление, что ты в модном месте, где ландшафтные дизайнеры умело вписали актуальную промышленную тему в городскую среду. Ровные ряды елочек во дворе, а рядом огромные деревянные катушки барабаны с намотанным на них кабелем. Ухоженная клумба, а перед ней — гигантская железная скульптура комара, чуть дальше — уменьшенная копия Эйфелевой башни, сделанная из производственных остатков здешними мастерами. Башня хоть и уменьшенная, но высотой как пятиэтажный дом и давно считается арт-объектом. Сюда даже водят экскурсии, правда, только по специальному разрешению администрации завода.

«Кабельная промышленность столицы традиционно является одной из наиболее прогрессивных и стремительно развивающихся. Производством кабелей и кабельной арматуры в Москве занимается более пяти крупных и средних предприятий. Только в 2020 году предприятия отрасли произвели продукции на общую сумму более 23 млрд рублей. Высокие показатели и стабильность привлекают лучших специалистов, сегодня здесь работают более 2,5 тыс. человек, средняя заработная плата в начале этого года составила более 73 тыс. рублей», — отмечает руководитель департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы Александр Прохоров.

Мы подходим к административному зданию завода «Москабель», где в комнате для переговоров знакомимся с героями этой публикации. Семейная пара Римма и Юрий Депутатовы и младший брат Юрия, Игорь. На троих у них больше ста лет стажа работы на заводе — настоящая династия.

Римма Амонгановна уже пять лет как пенсионер, но продолжает работать на любимом заводе.

— Пришла сюда в декабре 1979 года. Здесь уже давно работал мой отец, устроившийся рабочим сразу после службы в армии. Он и посоветовал мне идти на завод. Ослушаться его я не могла, у нас семья с восточными традициями, папа по национальности узбек, мы чтили старших и следовали их советам. К тому времени, как окончила школу, здесь в первом цехе волочильно-проволочного производства уже работали мои брат и сестра. То есть отец, как и хотел, собрал своих детей под своим крылом.

На завод я устроилась сначала старшим товароведом в экспортной группе производственного отдела — делала упаковочные листы, переводила на английский сертификаты. Вообще-то английский я не знала, а печатную машинку увидела впервые здесь, на заводе. Но мне все показали, дали словарь, объяснили, что печатать. Стала работать. Другого варианта не было, да я не искала ничего. Сразу все понравилось. Хорошую зарплату платили, коллектив дружный, поддержка от завода, ну а потом еще и любовь здесь свою встретила — Юрия Анатольевича, который пришел на завод позже меня, в 1985 году, сразу после армии.

К тому моменту я уже работала табельщицей в седьмом цехе, который позже стал заводом «Москабель». У нас были выборы в цеховой комитет. Я вела подсчет голосов. Подошел Юрий Анатольевич, и он сразу мне понравился. Посмотрела потом по картотеке: ага, неженатый, надо что-то делать. Тут он собрался в отпуск, перед этим зашел подписывать отпускные бумаги, ну и по традиции угостил девочек отдела шоколадкой. Я не постеснялась и сказала: «Лучше б вместо шоколадки в кино пригласил». А он взял и пригласил. Потом, когда вернулся из отпуска, подали заявление в ЗАГС. Это было в феврале, а в мае мы поженились. Свадьба у нас была молодая, веселая. В ЗАГС я приехала на троллейбусе, а жених — на электричке. Правда, у меня не было свадебного наряда, но все равно я казалась себе красивой невестой в простом летнем платье. После ЗАГСА поехали домой к жениху и там отмечали весь день и ночь. Были наши заводские друзья. Некоторые, правда, говорили, что в мае жениться — плохая примета, всю жизнь маяться будем. Но мы не маялись, 35 лет как один день прожили, на одном дыхании.

И все это время работали на нашем заводе. На работу вместе к семи утра ехали на электричке и потом домой тоже вместе. Едем, обсуждаем, как день прошел. До сих пор так. Я как бывший старший диспетчер знаю их норму выработки, спрашиваю: «Сколько сегодня продукции сделали?» И если мало, ругаюсь: «Почему так мало, что случилось?»

Не скажу, что мы как-то очень трудно жили. Троих детей вот с Юрием Анатольевичем вырастили. Здесь тоже завод помог. Раньше в детских садах пятидневка была. Едем в понедельник на работу, берем с собой детей. В семь утра за ними к заводу приезжал автобус, забирал их и вез в детский сад в Тарасовку, это за Мытищами. А в пятницу вечером детей привозили обратно. Или даже в субботу. Если в субботу, мы приезжали к заводу с утра и разбирали своих детей. Честно скажу, даже соскучиться не успевали. Все дни в труде и в труде.

Немного жалею только, что дети не попали на наш завод. Дочка недолго поработала, потом, когда ее сын пошел в школу, она решила уйти, помочь ему с учебой, так больше и не вернулась сюда. Сын присылал резюме, но не взяли. Трудно сюда устроиться, вакансий мало, люди держатся за места. Не только потому, что хорошо платят, много других плюсов есть.

Даже в сложные 1990-е годы, когда другие заводы и предприятия останавливали работу и даже разваливались, людям не платили зарплату, у нас всегда были заказы и работа. Зарплату платили день в день. Наш директор говорил бухгалтерии, что он может и с опозданием деньги получить, а рабочим надо все вовремя выплачивать.

Сейчас я старший специалист выходного отделения. Весь кабель, который произвели, приходит к нам на испытание. Мы отслеживаем заказ, заводим накладную, упаковываем, если случается какой-то брак — разбраковываем.

С этим заводом вся моя жизнь. Сейчас мне почти 60 лет, работаю здесь 41 год, это ведь больше половины прожитых лет. Хотя я уже на пенсии, но продолжаю работать, и пока ноги будут ходить, не уйду с завода.

Юрий Анатольевич все время, пока говорила Римма Амонгановна, иногда вставлял свои комментарии и по-доброму подшучивал над супругой. Интересный мужчина в отличной для своего возраста физической форме. Он соглашается с женой, что с заводом связана вся жизнь.

— У меня тоже здесь отец работал. Но не на самом «Москабеле», а рядом — на «Моспогрузе». Мы с братом часто сюда приходили его встречать после работы. Ну а когда из армии вернулся, первое, что в голову пришло — съезжу на завод, может, там люди нужны. Пришел в цех. Я парень здоровый был, крепкий. Поэтому без проблем взяли, направили работать на пресс алюминиевый. Так я стал опрессовщиком кабеля алюминием. Отработал три года, выучился на старшего опрессовщика. Сейчас у меня самый высокий, шестой разряд, и я уже не старший опрессовщик, а бригадир смены. Мне всегда нравилась моя работа. Она такая — настоящая, мужская, хоть и тяжелая.

За время, что здесь работаем, много поменялось. Причем в лучшую сторону. Начиная с того же двора. Это сейчас вы зашли, там красота, елочки, скамейки, скульптуры разные. Когда мы начинали работать, всего этого и близко не было. Много отходов в производстве кабеля, асфальта под слоем мазута не было видно. В последнее время лучше стало. Не только во дворе, в цехах тоже, их регулярно ремонтируют, меняют оборудование. Новые технологии устанавливают на прессы. Раньше рабочие вручную алюминием пресс загружали. Сейчас загрузку делает робот. Идет модернизация, а это и компьютерные технологии. Мы постоянно чему-то учимся без отрыва от производства, развиваемся в этом плане. Поэтому нет, не скучно здесь совсем. Наоборот, интересно.

Никогда даже не искал другую работу. Все с заводом связано. Друзья здесь, жена здесь, брат здесь. Как-то хорошо и удачно у нас все сложилось в жизни.

Брат Юрия Анатольевича Депутатова, Игорь Анатольевич, тоже здоровый на вид, крепкий мужчина. И тоже все время нашего общения подшучивает над родственниками.

По его словам, он пришел на завод, как и старший брат, после армии. За ним потом пришел их младший брат, но недолго проработал. А они вдвоем остались и не жалеют.

— Я сюда по протекции, считай, попал. Сначала мастер не хотел брать в цех, но когда узнал, что Юра — мой старший брат, согласился. Поддержка брата всегда помогала. У нас была бригада — мы вдвоем и еще два парня. Слаженно, хорошо работали, не подводили никогда друг друга. Сейчас уже порознь работаем, он в одной бригаде бригадир, я в другой. Но все равно вместе. Он сейчас смену сдал, я принять должен. Почти семейное производство получается. С женой здесь познакомился. Она крановщица. Тоже по полжизни отдали заводу, нам не на что жаловаться. Мы с женой еще и рядом здесь живем, пешком на работу ходим. Удобно. Скажите, много ли знаете таких людей, кто в этой огромной Москве так часто с родными видится. А мы каждый день. Это большой плюс.

Да, работа тяжелая, но человек ко всему привыкает. И потом много удобного. Работаем в Москве, здесь удобная инфраструктура. Завод наш в сфере энергетики известный, с именем. В пандемию продолжали работать, не останавливались. Да, были ограничения по количеству людей в цехах, постоянно сдавали ПЦР, но работали. Выполняли заказы для строящихся больниц по всей стране. Та же самая Коммунарка, инфекционные больницы в Вороновском, Краснодаре, Калининграде. Это все-таки еще и гордость за завод. Для нас это тоже важно.

На Римме: платье, кардиган и льняная рубашка Massimo Dutti.
На Юрии: рубашка и джинсы Albione, трикотажный пиджак Zara.
На Игоре: рубашка Zara, джинсы и шерстяной пиджак Albione.

Выражаем благодарность магазинам Massimo Dutti, Zara, Albione за предоставленные для съемки вещи.

Фото: Стоян Васев; стилист: Екатерина Мельникова; визажист: Екатерина Еремина