, 6 мин. на чтение

Москвички будут носить осенью не просто вещи из новых коллекций, но идеи

, 6 мин. на чтение
Москвички будут носить осенью не просто вещи из новых коллекций, но идеи

Грядущий сезон осень—зима 2019/20 — один из самых важных, квинтэссенция всего, что было за прошедшие десять лет, и даже немного обещаний на будущее.

Модные перестановки, важные социальные движения вроде экологической осознанности или #MeToo, власть социальных сетей и диджитализация всего — новые коллекции на все это так или иначе откликаются. Главное, что бросается в глаза при рассмотрении трендов — очень яркое деление на две противоположные идеи. Первая — это возросшая и доведенная до абсолюта энергия агрессии, которая проявляется в нарочито преувеличенных плечах у пиджаков или в вызывающей длине мини. Вторая — попытка переосмыслить наше присутствие в мире, от борьбы за экологию до отказа от меха.

Протесты

Chloe, Aalto, Celine

Кажется, дизайнеры решили воскресить все глобальные молодежные тенденции XX века. Эстетика 1970-х — важная тенденция уже не первый сезон, однако сейчас в нарядах гораздо больше историй в духе десятилетия свободы в интерпретации «Мечтателей» Бертолуччи. Широкие брюки (из твида у Aalto, расклешенные у Chloe, джинсовые хиппанские клеш у Off-White, длинные у Loewe), платья и блузки с бантами на шее (обратите внимание на идеально сидящие короткие платьица от Michael Kors Collection и длинные разноцветные от Longchamp, а самые элегантные блузки с бантами можно найти у Gucci и Dolce&Gabbana), шарфы, небрежно повязанные поверх курток (Celine by Hedi Slimane, Giambattista Valli), дубленки с широким воротником, как у Chloe или того же Корса, шерстяные трапециевидные юбки до колен или летящие из шифона до щиколоток, обтягивающие водолазки, сапоги на шнуровке, балетки на ремешке, грубые ботинки и огромные сумки. Даже Эди Слиман внезапно демонстрирует совсем другой Celine, больше напоминающий Фиби Файло, а на самом деле переосмысленные архивы основательницы дома Селин Випианы, которая была королевой парижской богемы.

Кстати, без французского берета не обойтись — самые модные ищите у Saint Laurent, Balmain и Aalto.

Конечно, недовольство социально-экономическими событиями находило отражение и в музыке. Возможно, поэтому так много цитат из самых ярких протестных музыкальных тенденций. Нью-вейв, психоделик-рок, панк, гранж, рок, рейв — музыка как религия, как возможность уйти от реальности во внутреннюю эмиграцию и асоциальный образ жизни.

Анархия и нигилизм — ответ на то, с чем молодость не может справиться. Дизайнеры вспоминают каждый что кому ближе. Например, панк и его продолжение в одежде — гранж. Во-первых, частые декоративные элементы в наступившем сезоне — цепи всех видов и вариаций. Кожаные ремни, шипы и цепи у Alexander Wang, накинутые поверх платьев у Versace, вместо поясов у Marni, воинственные, напоминающие скорее стропы с сумочкой вместо кобуры у Alexander McQueen, почти БДСМ, как у Marine Serre, готические у Givenchy. Во-вторых, абсолютная фиксация на черной коже. Тут просто нет пределов фантазии. Некоторые конкретно используют черную кожу для того, чтобы еще четче очертить параметры высказывания. Тот же Alexander McQueen предлагает платье романтического силуэта или классический тренч из черной кожи и дополняет это цепями и шипами, а для Alexander Wang черные кожаные брюки и мини-юбки — одна из нот в композиции. Но есть и те, кто шьет из кожи байкерские косухи (самые красивые у Tod’s, Dior и Hermes), пальто (обратите внимание на Max Mara), брюки (особенно прекрасны широкие от Jil Sander), даже пончо (Salvatore Ferragamo)! Много кожаных костюмов, от ностальгических в стиле начала 2000-х у Tom Ford до вполне себе брутальных у таких неожиданных марок, как Roberto Cavalli, или у главных хедлайнеров сезона — дебютантов в доме Nina Ricci Лиси Херребрюг и Рушеми Боттера.

Леопардовые шубы, такие, какие предпочитала носить королева гранжа Кортни Лав в лучшие годы, есть у Celine, Marc Jacobs и Ermanno Scervino. Черно-красная клетка, оверсайз-свитера (срочно ищите их у Balmain и Maison Margiela — те рекомендуют носить их с юбками из шифона или широкими брюками), платья с грубыми ботинками, длинные вытертые джинсовки (идеальная — у Alexander Wang).

Мир без границ

Kenzo, Jil Sander, Givenchy

За последние десять лет глобализация достигла такого пика, что мир перестал существовать в своем предыдущем значении. Мода здесь выделила несколько направлений — реакцию на потоки мигрантов, вызванные военными конфликтами, с одной стороны и западный тренд на жизнь без фиксированной, скажем так, родины, а следовательно, отказ от стереотипов и всеобщую тенденцию к разнообразию и инклюзивности с другой.

В коллекциях очень много отсылок к этнических мотивам, путешествиям и поискам своего места на планете. Военная тематика — дутые куртки, камуфляжные принты и комбинезоны цвета хаки как одна сторона этого направления присутствуют у Miu Miu, 1017 Alyx 9SM, Kenzo и Stella McCartney. Как дань всеобщей толерантности — восточные мотивы, воспетые еще Полем Пуаре, платье, надетое поверх брюк как новая реальность, в которой мигранты вписались в общий пейзаж, отказываясь от ассимиляции. Такие образы ищите у Helmut Lang, Jil Sander, The Row, JW Anderson и Aalto. Чалму можно найти у Michael Kors Collection. Отдельно стоит выделить принты туаль-де-жуи, напоминающие о путешествиях — такие есть у Burberry, Chloe и Christian Dior.

Анималистичные принты снова на пике популярности, самые актуальные — зебра (Saint Laurent, Ports 1961) и питон (Givenchy, Giambattista Valli). Много этнических мотивов, главным из которых следует выделить обильное использование перьев, например у Ann Demeulemeester и Loewe.

Другое логичное продолжение темы — ткань с набивным рисунком. Напоминающие расцветкой простенькие халатики из ситца вещи можно найти у Stella McCartney, Givenchy и Louis Vuitton.

Конечно, путешествия и кочевой образ жизни находят отражение и в аксессуарах — накладные большие карманы, большие сумки, ботинки для трекинга. А также предлагаем не забывать про анораки (Prada), бомберы (Louis Vuitton, Chloe) и кейпы (Celine в этом деле лучшие), которых сейчас очень много почти во всех коллекциях.

Толерантность и феминизм

Dries Van Noten, Gabriela Hearst, Balenciaga

Логичным продолжением темы мира без границ, конечно, является история про многообразие и принятие, ООН вообще признала тенденцию к diversity главным трендом на 20 лет. Фемповестка активно прослеживается в коллекциях: большие плечи (Max Mara, Givenchy, Fendi, Balenciaga), мужские костюмы (в крупную клетку, как у Chanel, Christian Dior и Dolce&Gabbana, и костюмы с выделенной талией и большими плечами — тут лидеры Balenciaga и Dries Van Noten). Но при этом кричащая сексуальность как другое направление того же самого движения за права женщин. Возможность самовыражения и раскрепощенность проповедуется ультракороткими мини (Jeremy Scott, Saint Laurent, Balenciaga), вызывающими корсетами, надетыми поверх рубашек или как полноценная деталь гардероба (Burberry, Saint Laurent), активное присутствие розового цвета (и даже отсылки к кукле Барби, которая в ироничном прочтении уже превращается в символ кэмпа с одной стороны и в постпостмодернизм с другой — например, как у Moschino). Некоторые используют стилистику романтизма и соединяют ее с символом power woman — большими плечами, например у Alexander McQueen. Другие украшают нежными розами пальто мужского силуэта — как Blumarine. В коллекциях много пайеток, это мы тоже отнесем к кэмпу как главной теме прошлого года — платья и пальто, сверкающие, как на вечеринках в Studio 54, можно найти у Bottega Veneta и Balenciaga.

Но при этом в коллекциях очень много вещей, которые раньше можно было бы условно определить к нормкору, а сейчас просто относится к кэжуалу. Сдержанные и удобные наряды, которые служат своим хозяйкам, а не заставляют их следовать моде, простой крой и монохром как главный способ выделить настроение — пока еле намечающийся тренд, максимально представленный у Victoria Beckham и Gabriela Hearst. Например, обратите внимание на синее асимметричное платье Stella McСartney, водолазку под шею и обтягивающие бедра брюки с завышенной талией насыщенного красного от Balenciaga, ярко-желтое кожаное платье от Marc Jacobs. Монохром может быть и бежевого, и коричневого, и серого.

Другая идея, которую тоже сложно игнорировать — это всеобщий уход от меха и поиски альтернатив. Кто-то использует искусственный, кто-то экспериментирует с фактурами (виниловые плащи у Fendi, дубленки у Hermes), другие делают пуховики полноценной заменой шубам. Пуховики есть всех видов и форм. Самые актуальные — длинные, такие, как розовый у Balenciaga и шоколадный у Salvatore Ferragamo.

Мы не вспоминаем о том, как большие бренды один за другим отказались от использования натурального меха, о том, как инфлюенсеры из инстаграма превратились в вершителей модных дел (и это не только про Вирджила Абло) и справляются вполне неплохо — потому что все это сквозит в коллекциях уже какой сезон подряд. Однако, подбираясь к новому этапу, сложно упустить тот факт, что наметилась стойкая тенденция к чрезмерной серьезности. Так уже было, и не раз. Однако сейчас похоже, что шуточки, ирония и мемы остались в прошлом. Всем хочется чего-то настоящего, спокойного и чистого. И никакого заигрывания. Тенденции почти чистые, ярко выделенные в рамках даже одного бренда. Такого давно не было. Возможно, это начало чего-то нового? По крайней мере, марки уже давно предпочитают, чтобы их коллекции не смешивали друг с другом, а звезды стритстайла (в 2019 уже так не говорят, но другого определения дамам «около моды» пока не придумали) носят тотал-луки. Возможно, однажды мы просто выберем себе марки, которые разделяют наши ценности и философию (кто-то за феминизм, кто-то за экологию, кто-то за антиглобализм), и будем носить только их. И это, наверно, однажды станет логичным. Ведь времени для понимания все меньше, скорости обработки входящей информации все выше, так что и модные коды должны упроститься.