search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

100 работ Уорхола в петербургском «Севкабеле» показывают, как он повлиял на наше искусство

, 3 мин. на чтение
100 работ Уорхола в петербургском «Севкабеле» показывают, как он повлиял на наше искусство

В пространстве «Севкабель Порт» на Васильевском острове открылась масштабная выставка «Энди Уорхол и русское искусство»: организаторы собрали больше ста работ родоначальника поп-арта из частных европейских коллекций, их суммарная страховая оценка превышает 10 млн евро.

Покажут как ранние произведения художника, например «Золотую книгу» 1957 года с изображениями сапожек и туфель, относящуюся ко времени, когда Уорхол работал иллюстратором для глянцевых журналов, так и главные хиты — шелкографии с Мэрилин Монро, Элизабет Тейлор и Мао Цзэдуном, а также полароиды, обложки оформленных художником пластинок и его экспериментальный фильм.

Энди Уорхол. Банка с супом «Кэмпбелл»

Энди Уорхол. Мао

Впервые работы Уорхола выставляются вместе с работами российских художников, от Комара и Меламида до Павла Пепперштейна, от Юрия Альберта до Recycle group: шелкография с Мэрилин соседствует с фотографиями Владислава Мамышева-Монро в ее образе, банка супа «Кэмпбелл» — с банкой сгущенки Дмитрия Шорина, а доллары с автографом Уорхола — с проектом «Новые русские деньги» Леонида Парфенова и Елены Китаевой. По замыслу организаторов, выставка должна показать, как советские, а потом и российские художники размышляли над темами, впервые поднятыми королем поп-арта: массовая культура и общество потребления как источники вдохновения, слава и институт селебрити, деньги и художник как бренд.

Дмитрий Шорин. Сгущёнка. 2010

Владислав Мамышев-Монро. Из серии «Любовь Орлова». 1999–2000

Девять залов выставки организованы как аттракцион-лабиринт, где собран весь арсенал поп-арта: розовый мех, диско-шары, флуоресцентные лампы и серебряная фольга. «Путь сквозь лабиринт раскрывает творчество Уорхола с разных сторон, и к финалу внутренний мир Энди предстает без купюр, — говорит архитектор Юлия Наполова, создавшая это экспозиционное пространство. — К самому художнику подобраться было непросто, а на выставке каждый сможет это сделать».

Два вопроса куратору

Татьяна Звенигородская, куратор выставки

В чем, на ваш взгляд, ярче всего проявилось влияние Энди Уорхола на советских, а потом и российских художников?
Энди Уорхол — это явление, которое перевернуло мир искусства. Появились совершено другие принципы, цели и задачи. Уорхол сосредоточил внимание на консьюмеризме, ярко показав подверженность людей рекламе, одержимость роскошным образом жизни, вещами, деньгами и, конечно, погоней за «американской мечтой». При этом темы, которые волновали Уорхола, и в частности тема глобального потребления, с которой он так ярко заявил о себе в 1962 году, создав серию банок супа «Кэмпбелл», были очень далеки от сознания советского художника. Советский след на вещах — особый. Тем более, на «западных» вещах. В самый разгар социализма в СССР этот след всячески уводил типичного советского художника с дороги поп-арта. Тем не менее уже с середины 1960-х непонятный художникам даже прогрессистских взглядов поп-арт стал постепенно внедряться в их сознание. Но не в качестве целостного направления, а скорее как ресурс современного творческого мышления: художники старались отработать авторский взгляд и популярную стратегию самопрезентации себя как творца и своих идей. Пожалуй, в этом и заключается самое сильное влияние Энди Уорхола на современных русских художников, выходцев из Советского Союза — появление нового художественного сознания.

Кого из наших художников можно было бы назвать русским Уорхолом?
На мой взгляд, в российской истории искусств XX века можно назвать только одного художника-реформатора. Это Казимир Малевич и, в частности, его «Черный супрематический квадрат», созданный в 1915 году. Ничего более значимого и масштабного с тех пор с нами не происходило: художник перестал быть просто «кистью», и его творческий путь стала определять философия. Это безусловный символ российской истории искусств, который разделил ее на «до» и «после».

Два вопроса художникам-участникам

Что вас восхищает в Уорхоле?
Владимир Потапов (Москва): Энди Уорхол «перевернул игру», как принято сегодня говорить. Его открытие актуально до сих пор. Массовая культура в условиях сверхпотребительского общества стала эдаким монстром, который пожирает все и отрыгивает звездами, кумирами, успехом и славой! А поп-арт увековечивает это как кунсткамера.

Дмитрий Шорин (Санкт-Петербург): Жизненная энергия и умение собрать вокруг своей депрессивной сути большое количество позитивных творцов.

Какая у вас любимая работа Энди и почему?

Потапов: Любимых произведений нет, но отметил бы его проект «13 самых разыскиваемых преступников», где происходит отождествление селебретис и опасных преступников по способности привлекать внимание СМИ.
Шорин: Трудно определиться с чем-то любимым, когда не понимаешь, где в этом настоящее.

Выставка продлится до 19 сентября.

Наверху: Энди Уорхол. «Мэрилин Монро»; Александр Косолапов. «Горби—Мао». Иллюстрации: art-boutique.online/o-nas/team/tat-yana-zvenigorodskaya, sevcableport.ru