Анастасия Медвецкая

Как рестораторы Раппопорт и Ланцман открывали в Переделкино сезон поп-ап эклерной «Алло, алло»

2 мин. на чтение

Большой шумной компанией, соблюдающей дресс-код «советский дачник», мы мчимся в будний день на автобусе в Переделкино, где открывает сезон поп-ап эклерная «Алло, алло». Кто-то нарисовал себе широкие стрелки и надел мягкий ободок, как у Светланы Светличной, кто-то — резиновые сапоги на каблуке, зачинщица сабантуя директор по маркетингу группы ресторанов Раппопорта Алена Шварц вообще отрыла где-то голубые тени, розовую перламутровую помаду и коралловые клеша.

Уже четыре года как Дом творчества Переделкино, пришедший в упадок с развалом СССР, вновь стал страшно модным местом. Реставрация проходила по канонам Венецианской хартии: восстанавливать доставшееся наследие как можно трепетнее — работать с тем, что есть, без новодела. Поэтому в ходе реконструкции не были разрушены, казалось бы, уже ненужные телефонные будки (или кабинеты) в здании гостиницы. Говорят, как-то Вознесенский и Евтушенко из-за здешней эбонитовой трубки помахали кулаками.

Эклерную за один день в прошлом году открыли рестораторы Игорь Ланцман, атаковавший Переделкино своими проектами — рестораном «Робин» в одной из писательских дач и Gimple с «шефскими столами», и Александр Раппопорт. «Буквально в среду телефонная будка была именно телефонной будкой, а в четверг мы уже открыли в ней эклерную», — рассказывает Ланцман о запуске.

Ресторатор объясняет, как вообще появилась идея: «Меня заворожили эти телефонные переговорные, традиционные для пансионатов. Они привлекли меня своей геометрией — такие очень ровные и четкие. Со стороны — тот же самый киоск. Я позвонил Александру Леонидовичу Раппопорту и сказал, что у меня есть странная идея — засунуть такого большого человека, как он, во что-то очень маленькое. У него есть чувство юмора, поэтому он тут же ответил: “Я тебя слушаю!”».

Раппопорт дополняет, как они доигрывали идею: «Поскольку места в переговорных мало — это закуток четыре на четыре, то мы сразу поняли, что это будет моноконцепт. Делать привычный продукт типа бутерброда в моноконцепте достаточно скучно». «Поэтому захотелось сделать продукт, который был бы одновременно и современным, и с ретрофлером — показалось, что именно эклер пронесся с нами через эпохи», — подхватывает Ланцман.

И правда, в эклерах есть что-то знакомое, но при этом не набившее оскомину. «Большинство продуктов, которые находятся в эклере, в той или иной степени связано с нашим советским всем: и икра, и крабы, и печенка. Мне казалось, что это хотя бы иронично, но адаптировано», — говорит Раппопорт.

Эклерной проект уже уверенно не назовешь — во втором сезоне в меню появились и профитроли. Поэтому, отдавая дань воздушному тесту профитролей и эклеров, предлагаю именовать «Алло, алло» заварочной.

Еще до официального открытия сезона обжорства на природе в эту пятницу мы дегустируем позиции из меню, а диджей крутит про «позвони-позвони», про «помоги мне» и все такое прочее.

«Алло, алло» придумали свой сувенир, который, может, будет продаваться в поп-апе — телефонную трубку, подключающуюся к смартфону в качестве гарнитуры через проводок. Очень фриково: едешь в метро, разговариваешь по городскому, а ведь и правда разговариваешь, он же подключен к айфону. Так нас и вернули в реальность — проводком AUX Type-C.

Фото: Дина Кубликова

Подписаться:
Нажмите,
чтобы подписаться
на Telegram-канал