search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Автомобильная экспедиция «Зов предков». День тридцатый. Харбин

, 2 мин. на чтение
Автомобильная экспедиция «Зов предков». День тридцатый. Харбин

Зов предков

Экспедиция завершена










«В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,

Когда поет и плачет океан».

Александр Вертинский поет в моей голове…

Друзья, я в Харбине.

В экспедиции «Зов предков». Держу путь в сторону Северной Кореи.

Но пока до нее еще целая жизнь в пути.

Харбин, до встречи с тобой я была уверена: ты — город русской эмиграции. О тебе писали в своих воспоминаниях Федор Шаляпин и Александр Вертинский. В прошлом веке на твоей территории были открыты политехнический институт, юридический институт и педагогический институт. А горожане отмечали столетие со дня смерти Пушкина.

Меня Харбин встретил сильной жарой. А потом небо над городом затянулось густыми серыми тучами и пошел дождь.

Когда дождь прекращался, я шагала по центру в поисках следов той самой русской жизни, которая была здесь в 20-х годах прошлого века. Дома на улице Чжунъяндацзе напомнили мне приморские курортные города.

Я наткнулась на лавку под вывеской «Русское изящное искусство». Вход оказался заколочен. Наследия русской эмиграции я не нашла. Православные храмы — это только стены и кресты на куполе. Внутри жизни нет. И службы не идут.

Водка, оливки и грибы, названные «качественной русской едой», матрешки, шоколад, шапки — все продается вперемешку, кому вся эта пошлость и дикость могут быть интересны сегодня — непонятно.

Реклама по-русски

Я почти отчаялась.

Спасением для глаз моих оказался оперный театр Харбина, построенный архитектурным бюро MAD Architects. Глава этого бюро, один из самых титулованных молодых архитекторов мира по версии издания Icon, первый стипендиат из Китая Британского Королевского архитектурного института RBA, Ма Яньсун регулярно выступает с лекциями, на площадке TED он произнес золотые слова, я вписала бы их в закон о градостроительстве: «Современная архитектура не живет без контекста места». Здание, которое напомнило мне облачного белого ската, танцующего в прибое, лежит в пойме реки Сунгари. Снаружи это белый бетон и сталь, внутри — светлое дерево. Здание такой красоты и такой мощи, кажется, оно способно дышать.

Оперный театр

Мне не удалось побывать на спектакле. Но во время перформансов  у постановщиков есть возможность проделывать со зрителями фантастический трюк — оказывается, тут можно открывать задник сцены. Вдруг раз — и перед глазами небо, и горизонт, и мир, которые становятся свидетелями происходящего на сцене.

В ближайшее время — еще об одном месте в Харбине, имя ему — цифры 731.

Фото наверху:  ©Кира Альтман