, 4 мин. на чтение

Это мой город: телеведущий Михаил Кожухов

, 4 мин. на чтение
Это мой город: телеведущий Михаил Кожухов

О временах, когда Новый Арбат называли Стрит, и о необходимости сделать в центре отапливаемые тротуары.

Я родился…

Я точно не знаю, как этот район сейчас называется. Раньше это было Коптево — там, где развилка между Волоколамским и Ленинградским шоссе.

Я занимался спортом, потому что в то время считалось неприличным для мальчика им не заниматься. В ЦСКА — плаванием, в «Динамо» — самбо, в «Крыльях Советов» — боксом, на ипподроме — конным спортом. В «Буревестнике» занимался академической греблей. Мне все нравилось, но, наверное, бокс — больше всего.

Я очень любил гулять…

По Бульварному кольцу, потому что потом жил здесь — на бывшем Суворовском, сегодня — на Никитском. Я любил гулять по Новому Арбату, тогда это было модно. Его называли исключительно Стрит, по нему ходили герлы, и это вообще было очень популярное место тусовки. Там еще был кинотеатр объемного фильма, «Стереофильм» назывался.

Нелюбимый район…

Это север Москвы. Весь север, я его совсем не знаю, поэтому и не люблю.

Любимый район…

Сейчас, наверное, это все-таки район Университета, Фрунзенская набережная.

Место в Москве, куда я все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Я все собираюсь в Музей Холокоста, но никак не доеду.

Главное отличие москвичей от жителей других столиц…

Москвичи особо ничем не отличаются от жителей любого другого большого города. Можно говорить о каких-то национальных особенностях россиян, но сказать, что мне понятно, почему москвичей не любят во всей стране, я не могу. Но когда ты спрашиваешь дорогу у москвича, а он ее не знает, вместо того чтобы сразу сказать, что он не знает, он начинает залипать, оборачивается, видит номер на доме, например 15, и доброжелательно говорит: «Вот, это дом №15». Я и без тебя вижу, что это дом №15. Но я же тебя спрашиваю, где №9. Если ты не знаешь, так и скажи.

В Москве изменилось…

Мне не нравится, как меняется Москва, потому что я жил в других больших городах, и главное отличие их заключается в том, что там в пешей доступности можно решить любую проблему. Да, поехать на машине в супермаркет выгоднее, чем купить то же самое в маленьком магазинчике за углом. Но, во-первых, не у всех есть машина и не у всех есть время и желание толкаться в большом супермаркете. Но я жил в Рио-де-Жанейро, и там в пяти минутах можно купить все, от электрической лампочки до лекарства. Москва меняется таким образом, что на нее приятно смотреть начальникам из кортежей, но во многих районах становится неудобно жить людям. Мне не нравится, что запретили остановку на Тверской и на Садовом кольце, потому что никому не нужна улица, если к магазину или ресторану нельзя подъехать. Но то, что Москва стала более ухоженной и нарядной, покажите того человека, который бы сказал, что это плохо.

Хочу изменить в Москве…

Я бы много чего хотел изменить. Например, я построил бы хорду, которую предлагали построить то ли в 1961, то ли в 1971 году. Она разгрузила бы город. Я бы немедленно построил второй этаж Третьего транспортного кольца, потому что оно не справляется с потоком транспорта. Я бы увеличил дорожную сеть или связанность сети, то есть это возможность попасть в одно и то же место разными способами. Длина дорог в Москве в десятки раз меньше, чем, например, в Токио. Я бы ввел традицию передвижных продуктовых рынков, которые есть и в Нью-Йорке или том же Рио-де-Жанейро, когда просто у тебя в микрорайоне в один из дней недели быстро оборудуется, а потом так же быстро убирается рынок, где любимая бабушка и не бабушка могли бы купить себе вкусные, свежие фрукты, овощи и все остальное.

Если совсем помечтать, я бы сделал в Москве гораздо больше маленьких уютных скверов с какими-нибудь симпатичными памятниками, как это есть, например, в Буэнос-Айресе, где ты легко можешь найти себе место под настроение. Хочется широты — идешь на широкий проспект, хочется одиночества — ныряешь в скверик, где можно посидеть, побеседовать с какими-нибудь героями двух времен. И, естественно, я отменил бы закон о спецтрассах и законодательно запретил перекрывать улицы ради любых начальников.

Я многократно видел, как кортежи проводят «чулком». То есть лимузин сопровождают мотоциклисты, которые обгоняют кортеж, перекрывают прилегающие улицы на несколько необходимых секунд для того, чтобы машина проехала. Таким образом первое лицо перемещается вот в этом облаке…

Я не понимаю, почему отключают горячую воду в Москве. Это больше не делают нигде, насколько мне известно.

Москва могла бы позволить себе отапливаемые тротуары, если не везде, то хотя бы в центральных частях города.

Я бы хотел жить если не в Москве, то…

Я все-таки последние 20 лет живу за городом, и в город мне возвращаться не хочется. Но за городом Москвы. Я пока не представляю себя за каким-то другим городом.

День рождения Клуба путешествий…

Свой шестой день рождения Клуб путешествий Михаила Кожухова отметит благотворительным фестивалем на «Флаконе». 11 июля выступят Uma2rman, Андрей Макаревич и The Jamtlemen, Евгений Хавтан из «Браво» и кубинские музыканты, Вера Полозкова и Tequilajazzz и группа «Ундервуд». Специальные гости — актриса и соучредитель фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова, теле- и радиоведущий, писатель Алекс Дубас, музыкант Олег Нестеров, писательница и попечитель фонда «Созидание» Наринэ Абгарян. В этот вечер мы будем разговаривать друг с другом: отложим свои телефоны, попробуем еду со всего света, споем вместе с артистами, поделим огромный праздничный торт и будем вручать ежегодные премии клуба.

Фото: из личного архива Михаила Кожухова