, 10 мин. на чтение

Гастроэнтеролог Владимир Пилипенко: «Производить качественные продукты сейчас невыгодно»

, 10 мин. на чтение
Гастроэнтеролог Владимир Пилипенко: «Производить качественные продукты сейчас невыгодно»

Гастроэнтеролог клиники лечебного питания Федерального исследовательского центра питания, биотехнологии и безопасности пищи, кандидат медицинских наук Владимир Пилипенко рассказал «Москвич Mag» об изменениях вкусовых привычек москвичей и о болезнях, с которыми ему приходится сталкиваться в современном городе. 

Какие изменения произошли за последние 15–20 лет в гастроэнтерологии? Перестали ли москвичи болеть гастритом?

К сожалению, никакие гастроэнтерологические болезни, которые наблюдались у москвичей раньше, никуда не исчезли. Наоборот, болезни стали более запущенными, стали попадаться заболевания, о которых мы уже думали, что они исчезли. Например, в последние годы стала чаще встречаться язвенная болезнь желудка. Для всех очевидно, что за последние 20 лет изменился ритм жизни. Люди стали по-другому жить и работать, причем «работать» я бы поставил на первое место. У людей остается меньше времени, чтобы заняться своим питанием и собой. Это сказывается на времени обращения к врачу. Работодатели не любят, когда люди болеют, поэтому большая часть пациентов пытается справиться с проблемами самостоятельно: пьет таблетки и травы, которые рекламируют по телевизору, и ищет информацию в интернете. Человек обращается к нам, когда уже стоит на краю, когда ничего не помогает, невозможно терпеть и продолжать работать.

Есть ли какое-то новое заболевание, с которым вы раньше не сталкивались?

Появился токсический гепатит, вызванный растительными производными. Сейчас он чуть ли не обгоняет реакции на лекарственные препараты и алкоголь. У нас очень любят лечиться травами, а с лечением растениями надо быть очень осторожным, потому что возникает много рисков, например аллергии, интоксикации, проблемы с печенью. Действие многих трав на организм до конца не исследовано. К тому же сейчас выяснили, что препараты, таблетки и травы на разные расы действуют по-разному. Этот феномен активно изучается учеными, выявляют различия и теперь проверяют препараты многоцентровым методом, сразу на разных континентах.

А как на гастрит влияют диеты?

Сейчас многие увлечены различными методами детокса, но в нашем организме есть много своих систем самоочищения, и главное — им не мешать, тогда они сами себя превосходно вычистят. Но если питание не налажено, то они быстро портятся.

Отдельным фактором я бы назвал качество структуры питания. Оно стало значительно хуже. Люди стали больше использовать полуфабрикаты, замороженные продукты, они питаются вне дома, и в целом культура питания стала хуже. Мы сейчас не говорим об элитных дорогих ресторанах, которых теперь больше и, возможно, качество пищи там выросло. Но далеко не все могут себе позволить там регулярно есть. А я по роду своей деятельности часто собираю диет-анамнез, расспрашиваю, как люди питаются дома, поэтому могу проследить тенденцию.

Появился токсический гепатит, вызванный растительными производными. Сейчас он чуть ли не обгоняет реакции на лекарственные препараты и алкоголь.

Если мы говорим про молодежь, у них вырос сектор мусорной еды — бургеры, хот-доги, кока-кола, то, что удобно, хорошо насыщает, но стратегически опасно, потому что такая пища тяжело переваривается, требует напряжения от органов пищеварения, и если у человека есть генетические предпосылки, то рано или поздно они реализуются в виде болезни. Питание всухомятку, например, встречается гораздо чаще, чем десять лет назад.

Если вспомнить пирамиду питания, то ее основанием были сложные углеводы, злаки, картофель и макароны. Сейчас люди стали есть много белковых блюд, а крахмалистой пищи — меньше. Хлеб перестали есть, чтобы не полнеть. Дрожжи вредны? Да нет, чем? Информация в интернете никем не проверяется, там много мифов и легенд. При выпечке хлеба температура 200 градусов, и все живое погибает, так что там нет никаких бактерий, ни вредных, ни полезных. 

Какие продукты москвичи стали покупать чаще?

Сейчас люди стали есть очень много курицы. Это самое дешевое мясо, удобное в приготовлении и само по себе оно не плохо. Курица легко усваивается, там мало соединительной ткани, но есть и обратная сторона — в мясе курицы промышленного производства всегда встречаются остатки антибиотиков. И курица вытеснила остальные виды мяса и рыбы, питание становится однообразным. Мы в нашем институте анализировали причины формирования синдрома избыточного роста бактерий в тонкой кишке, почему он стал встречаться так часто и почему его стало так тяжело лечить — и оказалось, что у лиц с этим заболеванием было очень высокое потребление промышленной курицы. Это один из примеров. Другой — рафинированные продукты с легкоусвояемыми углеводами. Потребление их выросло в разы, и тоже из-за удобства. Напитки, промышленные соки, где много добавленного сахара, все они позиционируются как продукты здорового питания, но по сути таковыми не являются. Маркетинг нам постоянно навязывает идеи «быстро и удобно», но почти всегда это сказывается на качестве продуктов питания. Люди идут по пути наименьшего сопротивления — съел, голод заглушил, и проблема решена.

Какие изменения произошли в лечении болезней органов пищеварения за последние 20 лет?

Могу упомянуть о сокращении койко-дней у нас в больнице: если 20 лет назад пациент должен был лежать у нас 21–28 дней, и мы делали полное исследование организма и налаживали работу органов пищеварения, то теперь человек лежит у нас 8 дней. То есть по сути мы делаем обследование, ставим диагноз, а лечится он уже дома сам. Ну и в целом раньше пациенты могли больше тратить денег на свое здоровье, могли позволить себе дополнительные исследования. У нас есть статистика, сколько мы проводили платных дополнительных исследований раньше и сколько сейчас. Этот показатель заметно снизился.

Сколько там по факту этих живых лактобактерий в йогурте, который ты покупаешь, никогда не узнаешь, пока не сдашь его на экспертизу.

Раньше мы ставили свой знак «Одобрено институтом питания». Но сейчас РАМН фактически прекратила свое существование, даже имени не осталось. Академия медицинских наук была расформирована. Организация, которая проверяет продукты питания — это санэпидемстанция. Но они тоже подвержены разным реорганизациям и сокращениям. Бригад, которые занимаются проверкой входящих продуктов, становится меньше, они не могут мониторить все продукты. Когда какой-то новый продукт поступает на рынок, его проверяют, а что с ним будет дальше, останется ли он таким же прекрасным или поменяет свой химический состав, вот это уже отслеживается гораздо реже. Продукт не может быть стабилен по качеству, это зависит от урожая, качества поставок, еще каких-то производственных факторов. Ну и производить хорошие, качественные продукты сейчас невыгодно, они будут очень дорогими. А все борются за снижение себестоимости. Чудес не бывает, товарный вид производители могут сберечь, а химический состав может и пострадать. Йогурт с живой лактобактерией годен 5–7 дней. Сколько там по факту этих живых лактобактерий в йогурте, который ты покупаешь, никогда не узнаешь, пока не сдашь его на экспертизу. Да, иногда бывают выборочные проверки, но далеко не в том объеме, в котором бы хотелось. Проверяют, если только пошли жалобы.

Вы пробуете влиять на ситуацию?

Сейчас мы разрабатываем много интересных инновационных продуктов, которые берут на себя определенную работу по улучшению качества питания, не меняя структуру питания и образ жизни человека. Они позволяют внести туда то, чего не хватает в питании в обычной жизни. В нашем отделении мы активно занимались проблемами запоров (а это бич мегаполисов, где люди мало двигаются). И, например, мы разработали такой кисель — «Интенорм», который эту проблему решает у подавляющего большинства испытуемых. Но аптеки, которые сталкиваются с чем-то новым, очень неохотно идут навстречу. Они не знают, будет продаваться товар или нет, нужна дорогая реклама. Наши пациенты препарат знают, ищут его в аптеках, но найти его сложно. И примерно такая же ситуация с другими препаратами. Во всех наших отделениях есть продукты, которые мы создали, и они прекрасно работают. Но быстро внедрить их в широкую практику из-за экономической составляющей мы не можем.

Но есть же и что-то хорошее?

Из положительных моментов можно отметить, что в прессе теперь иногда появляются призывы к здоровому образу жизни, и жители мегаполисов начинают задумываться о качестве своей еды. Вегетарианство само по себе не хорошо и не плохо, важно грамотно выстроить свой рацион и понимать, чем заменить белки животного происхождения. Если существует баланс в поступлении необходимых организму веществ, то это хорошо.

В нашем организме есть много своих систем самоочищения, и главное — им не мешать, тогда они сами себя превосходно вычистят.

Тот же принцип и со всевозможными диетами. Дело в том, что в наших широтах и так очень ограниченный рацион питания, а если его искусственно сузить, то в результате организм будет недополучать много важных веществ. Конечно, организм будет сам их восполнять и какое-то время можно жить на собственных резервах, но их запас не безграничен, а размер этого запаса зависит от генетики. Человек может 10–20 лет питаться кое-как или неправильно, и с ним вроде ничего, вроде все нормально, а потом раз — и формируются болезни. Пищевые привычки у нас самые сильные и стойкие, их сложно менять.

Какие советы вы могли бы дать тем, у кого совсем нет времени на отслеживание питания?

Фундамент для всего — это потребление достаточного количества воды. С возрастом чувство жажды не работает адекватно, многие пьют только когда захочется, а с точки зрения биохимии это уже поздновато. Все, что мы едим, надо хорошо растворить, чтобы усвоить. Если человек пьет мало жидкости, кишка должна тратить свои ресурсы, чтобы растворять пищу. И не надо пить воду залпом стаканами, это бесполезно. Два-три глотка каждые 20 минут — привыкайте к такому режиму питья. Вода тогда усваивается, не накапливается, не зовет в туалет, усиливается выносливость и лучше работают мышцы.

Базовый компонент нашего здоровья — поливитамины. Есть легенда, что они не усваиваются, многие боятся их употреблять. Но, например, в нашем институте мы изучали обычный отечественный «Компливит», и в крови его активность была хорошо видна. В «Компливите» только половина суточной дозы витаминов, а другую половину мы будем получать с едой. Таким образом мы более или менее закрываем тему витаминов, при условии, конечно, что человек не занят физическим трудом и не курит. И вот такие профилактические витамины надо пить не курсами, например весной и осенью, а целый год. Постоянно. Начинает человек принимать препарат, и только через месяц эти витамины доберутся до своих ферментов и начнут работать, как положено, а если вы бросили их пить — через два-три дня ферменты уже не работают, поэтому сезонные курсы «весна — осень» неэффективны. Ну и соблюдать дозировки, потому что переизбыток витаминов тоже ни к чему хорошему не приведет.

Когда мы едим, мы кормим не только себя, но и еще полтора килограмма бактерий, которые живут у нас в кишечнике.

Дробное питание — четыре раза в день, если человек здоров. Три основных приема пищи и перекус. В какое время перекус — это уже ваше дело. Кефир на ночь или днем. Все дело в объемах. Если выпить литр кефира на ночь, то она у вас будет бурной. А если 100 мл, то этот объем не обременительный, мы подкисляем содержимое кишки и создаем благоприятные условия для хорошей части флоры, которая там обитает. А когда мы едим, мы кормим не только себя, но и еще полтора килограмма бактерий, которые живут у нас в кишечнике и самым существенным образом вмешиваются во все функции организма.

Качество жевания. Времени мало, пища чаще всего идет в желудок недожеванной, что увеличивает на него нагрузку. Становится дольше и сам по себе период расщепления пищи. И вот она в недорасщепленном виде опускается в тонкий кишечник, а где глубже, там бактерий больше, и они начинают активно участвовать в процессе расщепления пищи с производством своих продуктов обмена, газов, что может вызвать дополнительные симптомы. Что попало в рот, то должно стать жидким — такая пища будет максимально удобоваримая. Тщательно пережевывая пищу, мы подготавливаем систему, чтобы та могла накопить ресурсы и более тщательно все это переварить.

И не надо пить воду залпом стаканами, это бесполезно. Два-три глотка каждые 20 минут — привыкайте к такому режиму питья.

Рацион должен быть разнообразный. Постоянно должна происходить ротация видов мяса: не просто говядина и курица, как у большинства, должны мелькнуть и кролик, и баранина, и утка. Если это каши, то весь спектр круп, а не овсянка каждый день. То же с фруктами и овощами. Предки наши питались очень разнообразно, ели около двухсот видов растений, двухсот видов животных и птиц, что нашли и поймали, то и съели. А сейчас питание очень монотонное. Это очень плохо, ведь чем разнообразнее питание, тем разнообразнее флора, которая живет у нас в кишечнике. Общее количество бактерий более или менее постоянное, а вот чем микрофлора разнообразнее, тем лучше, так как разные виды бактерий друг друга контролируют, они мешают друг другу переразмножаться и превращаться в более агрессивные формы. Если бактерий накопилось слишком много, они становятся агрессивными и ведут себя уже совершенно иначе, пытаются прорваться в кровь, колонизировать новое пространство, и иммунитет вынужден с этим бороться.

Когда бактерий больше, чем нужно, они на себя оттягивают ресурсы, начинают из еды человека забирать часть белка, витамины и прочее, человек может худеть или плохо себя чувствовать. А повышенная активность иммунитета, чтобы контролировать повышенное количество какой-то флоры, приводит к тому, что человек становится более уязвимым к вирусным заболеваниям. Иммунитет не может быть сильным везде, если одна его ветвь работает сильно, а остальные — на низких оборотах. В некоторых случаях идет даже серьезный сбой в работе иммунитета, который приводит к тому, что он начинает атаковать структуры самого организма. Поэтому питаясь разнообразно, мы экономим ресурсы организма.

Несмотря на разные вкусовые добавки, вряд ли человечество станет питаться порошками.

Не затягивать период обращения к врачам. Если есть симптомы (изжога, вздутие, тяжесть в животе, диарея, запоры, любые боли) и они повторяются с какой-то периодичностью, это повод обратиться к врачу. Например, популярное на сегодняшний день заболевание большого города — синдром раздраженной кишки. Один из ярких маркеров этого состояния — висцеральная гиперчувствительность, когда для здорового человека в кишке, например, пол-литра газов — это неощутимо, а для больного СРК этот объем вызывает невыносимое состояние. Но примерно у 70% таких больных, если наладить им питание, все симптомы уходят. Важен, конечно, еще стаж этой проблемы: сколько человек ходит с СРК — год или десять лет. Ну и чем больше это явление мы изучаем, тем больше граней оно нам открывает.

Что вы думаете про биодобавки?

Они у меня всегда под вопросом. У них сомнительная доказательная база, в смысле, что они работают именно так, ради чего их создавали. И второй момент в том, что их состав на этикетке не всегда соответствует действительности. Подделок огромное количество, в Америке постоянно возникают разоблачительные истории. В случае покупки биодобавок всегда надо это учитывать и доверять производителю. Хотя великие врачи прошлого говорили: «Не важно, какие препараты дают, главное, кто дает», так что и биодобавки из рук харизматика могут вылечить. Шутка, конечно.

Как мы будем питаться в будущем?

Порошок, который можно пить, заменяющий необходимое количество суточных веществ, существует, его используют у оперированных пациентов или если сломана челюсть. Но его минус — он приедается. Человек не может есть его долго, эта пища просто не идет, поэтому, несмотря на разные вкусовые добавки, вряд ли человечество станет питаться порошками.

Скорее всего питание останется то же, только станет более искусственным. Вот американцы сейчас бьются над созданием искусственного мяса, хотят добиться того, чтобы внешний вид и вкусовые качества остались теми же, но химический состав будет уже полностью другим, и нам предстоит выяснить, как это повлияет на здоровье. Набирает популярность гидропоника — это когда растения растут с искусственным светом в волокнистом материале вместо земли. Да, цвет, вкус и запах они воспроизведут, а вот воссоздать полностью геосистему гораздо сложнее. Но такая задача перед производителями и не стоит. С точки зрения маркетинга главное, чтобы был внешний вид, и продажи будут обеспечены.

Я думаю, когда появится такое питание, медицина и государство будут реагировать рефлективным способом. Люди перейдут на это питание, появится спектр проблем, которые потребуют новых мер по их преодолению, и вот тогда будут смотреть и думать, что выгоднее — отказаться от этой системы искусственного питания или изменить ее таким образом, чтобы исключить негативные проявления. В настоящее время пока выгоднее все же придерживаться традиционного земледелия. Поживем — увидим.

Фото: Ольга Воробьева