search Поиск Вход
, 1 мин. на чтение

Восстановленный дом Мануйлова на Божедомке местные жители приняли за его фанерную копию

, 1 мин. на чтение
Восстановленный дом Мануйлова на Божедомке местные жители приняли за его фанерную копию

Жители улицы Достоевского надеются (и, кажется, напрасно), что перед ними «консервирующее покрытие», а не восстановленные «исторические конструктивные решения».

История с реставрацией. В 1910 году адвокат Мануйлов построил себе дом на улице Божедомка в неоклассическом стиле — с каменным фундаментом, деревянными перекрытиями, богатой лепниной. Одной из центральных частей оформления были барельефы, один из которых цитировал сюжет Панафинейского шествия, запечатленный на скульптурных фризах афинского Парфенона. В 2012 году дом Мануйлова (улица к тому времени успела сменить название на Достоевского) сгорел — пострадала кровля, обрушились перекрытия. Стены, признали эксперты, можно было сохранить, но тем не менее их снесли до основания, указывал «Архнадзор».

Годом позже Москомнаследие схватило собственника за руку и потребовало провести противоаварийные работы, а в 2016 году согласовало акт историко-культурной экспертизы и отправило дом на реставрацию «с сохранением исторических конструктивных решений». В сообщении было отдельно указано, что реставраторы сохранят окна и двери, лепные элементы декора фасадов.

Как именно прошло восстановление, можно наблюдать на фотографии, которую сделали и разместили в своем сообществе изумленные жители Тверского района Москвы. Панафинейское шествие приобрело вид лужковского новодела. Венки и пальметты, которые оформляли сюжетные элементы барельефа, просто исчезли. Автор снимка был настолько поражен поистине остап-бендеровским качеством работ, что робко предположил: может быть, перед нами консервирующее покрытие — фанерный короб со схематичными элементами декора, которым фасад закрыли на время ремонта? Установить это окончательно до сих пор не удалось.

Несколько лет назад в Испании случилась громкая и смешная история. Одну из икон собора в небольшом городе в Валенсии взяла на восстановление прихожанка, имевшая амбиции реставратора, но не имевшая соответствующих компетенций. В результате она дорисовала икону так, как посчитала нужным. Лик Христа вышел у нее похожим на гибрид человека и шиншиллы и еще немного напоминал ежа. Попав в соцсети, этот антипример реставрации получил прозвание «меховой Иисус».

Так вот, кажется, мы в Москве теперь имеем «меховой дом Мануйлова».