search Поиск Вход
, 9 мин. на чтение

20 проектов московской архитектуры 2020 года, за которые не стыдно

, 9 мин. на чтение
20 проектов московской архитектуры 2020 года, за которые не стыдно

Современную архитектуру в Москве обычно не любят, и часто есть за что — за чрезмерный масштаб, излишнюю плотность, пренебрежение к окружению и людям. Это путеводитель по 20 проектам 2020 года, которые с оговорками можно назвать нестыдными. В списке много жилья, что понятно; отрадно, что много общественных пространств, от новых парков до станций метро, а также реконструкций и реставраций. И совсем нет торговых центров.

Кутузовский, 12

Дом в начале Кутузовского от мастеров дорогого жилья «Цимайло, Ляшенко и партнеры». Архитектура, не особо выбивающаяся из ряда окружающих сталинских масштабных домов, но уже без богатого декора. Его фасад спокоен, он стоит с отступом от красной линии на месте заводоуправления Бадаевского пивзавода, типового здания 1960-х годов. Главная фишка проекта — стеклянные колонны в каждом простенке (то есть пространстве между окон) и во всю высоту здания. В темноте колонны подсвечиваются изнутри, создавая ночной, гораздо более смелый и оригинальный фасад здания.

ТПУ «Нижегородская»

Рязанский проспект, 1

Первый настоящий ТПУ в Москве, он же хаб, вокзал, точка притяжения. Здесь соединились станции МЦК, платформа Горьковского направления (будущего МЦД-4) и две линии метро (Некрасовская и Большая кольцевая). Архитектура ТПУ придумана Тимуром Башкаевым, автором образа станций МЦК. Здесь он повторяет ту же тему — белоснежные объемы, накрытые «лентой», только уже в новом, большом масштабе. Архитектура ТПУ отсылает к образу построек Ричарда Мейера и Сантьяго Калатравы, но при этом не повторяет их. Правда, многие пассажиры не видят этого, так как делают пересадку внутри ТПУ. Гигантская станция метро «Нижегородская» (две платформы, четыре пути), расположенная на нижнем уровне и обыгрывающая, по мнению проектировщиков из «Ленметрогипротранса», тему конструктора LEGO, проигрывает самому вокзалу по качеству и архитектуры, и строительства.

ЖК «Небо»

Мичуринский проспект, 56

Жанр «несколько жилых башен, стоящих впритык друг к другу» — любимый у московских застройщиков. Сейчас подобных комплексов строится несколько десятков, в этой типологии придумать что-то новое чрезвычайно трудно, поэтом архитекторы идут по пути создания оригинальных фасадов. Обычно получается не очень. «Небо» в Раменках на границе советского микрорайона и природной территории — самый чистый по архитектуре ЖК в этом жанре. Это три настоящие модернистские башни с четкой расчерченной сеткой фасада. Автор проекта — главный современный неомодернист Владимир Плоткин. Башни напоминают постройки Миса ван дер Роэ — сдержанная, немногословная и непошлая архитектура.

Музей-усадьба «Архангельское»

Одно предположение о том, что современные архитекторы могут что-то делать на территории исторической усадьбы, некоторых может повергнуть в шок. Особенно если речь идет об Архангельском. Это одна из самых известных усадеб, ей в разное время владели Одоевские, Голицыны и Юсуповы, сегодня же она — предмет скандалов. Так, в этом году 300 га охраняемых территорий изменили свой статус, что грозит застройкой вблизи усадьбы. Бюро Wowhaus разработало проект развития территории музея-усадьбы, который позволит ей полноценно функционировать, сохраняя природные и исторические памятники. В этом году были построены легкие павильоны в современной стилистике. Это входная группа с туристическим информационным центром, кассы и кафе, ресторан с террасой, амфитеатр у «Колоннады» и парк у Императорской аллеи, так называемый Парк усадебных затей, и три воссоздаваемые оранжереи.

Яузская больница

Яузская ул., 11

Яузская больница (сейчас официально называется больница №23 им. И. В. Давыдовского) знаменита своим историческим зданием в стиле классицизма — дворцом Баташева. Именно оно вдохновило бюро SPEECH Сергея Чобана на проект реконструкции типового больничного корпуса начала 1970-х. На стеклянных панелях напечатаны элементы внешнего и внутреннего декора исторического здания больницы — маскароны, балясины и фигурные розетки, скульптурные барельефы. Подобный прием Чобан больше 15 лет использовал в своих проектах в Петербурге. Реконструкция корпуса — это и пример того, как фасад здания становится не более чем временной оболочкой, которую при смене моды, износе и прочем можно легко скинуть и заменить на новую.

Музей «Зоя»

Петрищево, Московская область

Любое новое сооружение, посвященное теме Великой Отечественной войны и победы, ждешь с содроганием. В лучшем случае получается неубедительно, так что музей «Зоя», посвященный казненной в этой деревне партизанке Зое Космодемьянской, скорее исключение из правил. Музей построен по проекту бюро А2M Андрея Адамовича и Даны Матковской, для них это первая крупная постройка. Образ музея — белоснежная коробка-параллелепипед, этакий уменьшенный и осовремененный МДМ. Внутри — залы разной формы, что читается на фасаде. Цельность и торжественность зданию придает колоннада по периметру. Из военной символики — золотой контур звезды и золотая же надпись «Зоя». В меру торжественно, в меру современно, в меру вне времени.

Neva Towers

1-й Красногвардейский проезд, 22

Новый небоскреб в «Москва-Сити» на том самом месте, где так и не была построена 600-метровая (это выше Останкинской) башня «Россия» по проекту Нормана Фостера. Вместо иконического здания здесь выросли вполне традиционные американизированные башни (68 и 79 этажей) с красивым силуэтом, что для «Сити» уже достижение. Еще одно достоинство совместного проекта американского бюро HOK и SPEECH Сергея Чобана — небольшая площадь перед зданием, в «Сити» острая нехватка общественных пространств.

Парк в ЖК «Скандинавия»

ЖК «Скандинавия», Коммунарка

Сложносочиненный парк от MAParchitects в Новой Москве. Это одновременно и традиционный парк, вытянувшийся вдоль реки Варварки, и благоустройство территории жилого комплекса, и дворы его отдельных домов. Естественный овраг и созданный амфитеатр, сохранившиеся и вновь посаженные деревья и кустарники, извилистые дорожки и как бы случайно раскиданные валуны. Пример действительно гуманной среды, соединяющей городской и природный ландшафт, рукотворное и естественное.

Бизнес-центр «1-й Земельный, 7/2»

Юлий Борисов и его бюро UNK Project умеют создавать эффектные по облику и при этом эффективные по планировке здания. В прошлом году Борисов отметился «Академиком» на проспекте Вернадского (белоснежное здание с силуэтом Владимира Вернадского и инсталляцией — красными очками перед входом), в этом — бизнес-центром в Земельном переулке. Эффектный облик здания, перетянутого ажурной решеткой (привет Шуховской башне), — это не просто декоративное или техническое решение. «Земельный» будет фактически первым в Москве крупным зданием с озелененным фасадом. Когда растения разрастутся, оно будет по-разному выглядеть в разные времена года.

Метро «Авиамоторная» и «Лефортово»

 

Две станции Большой кольцевой линии (пока действуют в составе Некрасовской линии) невероятно графичны — сочетание черного, белого и оттенков серого достигается благодаря использованию натурального камня, фибробетона (он может имитировать любой материал) и алюминиевых панелей.  При этом у каждой станции, спроектированной Леонидом Борзенковым («Метрогипротранс»), свое лицо. «Лефортово» — это станция-гравюра, эту тему подхватывают две художественные композиции, стилизованные под гравюры петровского периода художников Петра Радимова, Корнила Пузанкова и Александра Панова. «Авиамоторная» отсылает к авиационной тематике — в ее архитектуре можно увидеть аллюзии и на элементы самолета, и на воздушные потоки. В будущем здесь появится работа художника Александра Рукавишникова.

Северный речной вокзал

Ленинградское шоссе, 51

Главный объект московской реставрации 2020 года. Построенный в 1937-м вокзал всегда выполнял не столько транспортную, сколько репрезентативную функцию. Тогда — как часть пропаганды сталинских достижений: строительства канала, соединившего Москву с Волгой и превратившего Москву в порт пяти морей. Сегодня — как символ нового московского урбанизма. Тем не менее здание вокзала, построенное по проекту архитектора Алексея Рухлядева при участии Владимира Кринского, хорошо само по себе и без всяких идеологических надстроек. Это легкая и элегантная архитектура, в ней нет тяжеловесности послевоенной сталинской архитектуры. Сейчас в вокзале вновь открыт ресторан, а также выставочный зал с временными арт-объектами и исторической экспозицией, в которой стыдливо опущена тема зеков, строивших канал. Пространство вокруг вокзала облагородили, создали всякие аттракционы типа макета канала им. Москвы. В общем, на вокзал приходят не чтобы куда-нибудь уплыть. Главное — променад, себя показать и на других посмотреть.

Многофункциональный ветеринарный центр

Московская область, Одинцовский городской округ, рабочий поселок Заречье, ул. Луговая, 1, стр. 4

Мастера проектирования крупных торговых центров и корпоративных интерьеров ABD architects сделали изящное здание — павильон. В принципе, его функцией может быть что угодно — ресторан, пункт проката, вестибюль метро и даже жилой дом. Прямоугольное здание с фасадами из стекла и дерева и широко выступающими свесами кровли, также отделанными деревом, по духу, материалам и отчасти по композиции напоминает постройки Фрэнка Ллойда Райта.

Парк «Капотня»

Близость Капотни к МНПЗ и транспортная изолированность района делают его не самым привлекательным — тем важнее сделать жизнь здесь хотя бы немного комфортнее. На реконструкцию, а по сути создание парка, была брошена главная проектная сила московского благоустройства — бюро Wowhaus. Архитекторы сделали именно локальное пространство с функциями, нужными местным жителям — пространство для пикников и выгула собак, из символического — поставили красную башню. Недостаток территории, заболоченность, превратили в достоинство — болота очистили и проложили над ними мостки-экотропы. То есть парк «Капотня» не просто проект благоустройства, но социальной и экологической ревитализации пространства.

ИНИОН

ул. Дмитрия Ульянова, 3

Удивительный и чуть ли не первый пример воссоздания послевоенного модернистского здания в Москве — Института научной информации по общественным наукам. Кластер научных институтов у метро «Профсоюзная» начал создаваться в начале 1970-х, над его обликом работали ведущие архитекторы того времени (ИНИОН был спроектирован Яковом Белопольским). В постсоветское время территорию уплотнили и продолжают уплотнять коммерческой застройкой. А в 2015 году здание частично сгорело, после чего было снесено. Казалось, что оно уже не вернется никогда. Сегодня здание вновь построено, это, конечно, не реставрация, здание и не было памятником. Фасад облицован другим материалом, фонтан перед входом (он имел двойное назначение — декоративное и охлаждение ЭВМ) заменят на амфитеатр, планировка здания тоже будет другой. Но пресловутая идентичность этого места, о которой так много говорят, все-таки сохранена.

Международная школа TUMO

Мантулинская, 7, стр. 3

В облике этого здания ничто не выдает, что это единственная сохранившаяся постройка Краснопресненского сахарорафинадного завода (на его месте теперь, как водится, жилье). Фасад здания полностью облицован перфорированными листами металла, что придает ему современный технологичный облик. Образ, созданный бюро CNTEZ, идеально подходит для международной сети школы креативных технологий для подростков.

Школа Wunderpark

Московская область, г. Истра, д. Борзые, ул. Невская, 100а

Здание на Новорижском шоссе всем своим видом говорит, что это не простая школа, а школа частная. Это не здание-коробка, а сложная распластанная структура — от ядра, в котором находится амфитеатр, отходят пять лучей с учебными классами. Школа приподнята на опоры, что делает здание визуально более легким, экстерьер перетекает в интерьер, в отделке как снаружи, так и внутри применены честные традиционные материалы — бетон, стекло, кирпич и дерево. Здание, спроектированное бюро Archstruktura Антона Нагавицына, своего рода манифест — такой может и должна быть школа.

Кварталы 21/19

2-й Грайвороновский проезд, 38, стр. 1

Восток Москвы в ближайшие годы будет меняться невероятными темпами — отсюда активно выводятся промышленные предприятия, а появление МЦК и Некрасовской линии метро дали дополнительный толчок для развития. Причем стали появляться проекты, нехарактерные до недавнего времени для востока Москвы. «Кварталы 21/19» прямо у метро «Стахановская» строятся по проекту бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры». Готовы первые три очереди (две панельные с облагороженными фасадами и одна монолитная), строятся еще две. Пять кварталов, вдоль которых с одной стороны тянется улица, а с другой спокойный, благоустроенный по проекту ландшафтного бюро AFA бульвар. Все выглядит модно и современно — терракотовый, белый и графитовый фасады из фиброцемента, благоустройство с интересными решениями, расставленные по всей территории объекты паблик-арта. Но вокруг пока тянется во все стороны унылая промзона.

Мост Багратион

Набережная Тараса Шевченко, 23а

Первый объект «Москва-Сити», построенный в 1997 году по проекту Бориса Тхора, автора первой концепции Московского международного делового центра (именно так официально именуется «Сити»). В свое время крытый пешеходный мост казался футуристичным, но в последние годы пространство моста и его магазины выглядели как внезапно переехавший сюда из прошлого вещевой рынок. В этом году по проекту бюро Archpoint Валерия Лизунова, автора интерьеров десятков ресторанов, пространство моста сделали более современным. В отделке появилось много дерева, скамейки, продуманное освещение, честный неподшитый потолок, открытые стойки магазинов и кафе. В общем, маленькая модель города под крышей и над рекой.

Лофт-квартал Studio 12

12-й проезд Марьиной Рощи, 8

Пример нетипичного подхода к реновации производственной территории — не снести и построить что-то высотное, а сохранить человеческий масштаб, создать малоэтажную среду для жизни, работы и отдыха. Первый проект, созданный тем же застройщиком и архитектором — бюро T+T architects — Studio 8 у подножия «Триумф-Паласа», действительно выстрелил. И по внешнему виду, и отчасти по настроению получилось что-то вроде Гринвич-Виллиджа в Нью-Йорке. Марьина Роща — это, конечно, не Сокол, но, может, сработает и здесь.

Малая Ордынка, 19

Жилой дом от одних из самых эстетских архитекторов — бюро АДМ. Дом визуально разбит на три корпуса, каждый из которых имеет свой фасад — стеклянный, каменный и кирпичный, то есть выглядит как квартал из трех зданий. Малая Ордынка, 19 — доказательство того, что в принципе фасады могут быть решены в любой стилистике. Главное — сомасштабность окружению, пропорции и композиция. Здесь со всем этим получилось.

Фото: Илья Иванов/kutuzovskiy12.ru, мичуринский56.рф, stroi.mos.ru, speech.su, facebook.com/zoyapetrishevo, facebook.com/nevatowers, a101.ru, ordynka-19.ru, loftstudio12.ru, ArchPoint.ru, 2119.ru, school.wunderpark.ru, tumo.moscow, mos.ru, Станислав Константинов, Тамара Нагиева, Леонид Борзенков, а также представлены ООО «Алюком», abd-architects.ru, wowhaus.ru