search Поиск Вход
, , 9 мин. на чтение

Что если столица переедет в Екатеринбург? Отвечают екатеринбуржцы

, , 9 мин. на чтение
Что если столица переедет в Екатеринбург? Отвечают екатеринбуржцы

Не пугайтесь — никто пока столицу на Урал не переносит. Но так уж «истерически» сложилось, что эта тема периодически возникает в разговорах на протяжении многих лет, то угасая, то вспыхивая с новой силой.

Многие москвичи вздохнули бы с облегчением, если бы чиновники, реновация и бесконечные пробки перебрались вместе со столичным статусом куда-то в провинцию. Например, в Екатеринбург — амбициозный город, где вроде бы есть все, что для этого нужно.

Вот что думают об этом сами екатеринбуржцы (кстати, за единственным исключением никто из них не спросил, «с чего баня упала», но все принялись охотно обсуждать фантастическую перспективу).

Иннокентий Шеремет, директор и ведущий теленовостей «Девять с половиной»

«Лет двадцать пять назад я впервые услышал об этой идее. В Екатеринбурге тогда активно продвигалась тема третьей столицы, а сейчас мы уже искренне в это верим, хотя отдаем должное Казани и Новосибирску. Сейчас Екатеринбург абсолютно готов к тому, чтобы стать новой официальной столицей России.

У нас есть все — мы готовы к приему дорогих иностранных гостей и высокопоставленных чиновников России. Есть все то же самое, что в Москве, только лучше, потому что Екатеринбург в десять раз меньше. Великолепный и близко расположенный к центру города аэропорт. Роскошные гостиницы-рестораны, небоскребы, дорогущие автоцентры, жилищные комплексы, множество загородных коттеджных поселков, своя уральская Рублевка. У нас проходят международные саммиты, к нам регулярно приезжают главы государств, у нас великолепные театры. Разве что с музеями не так хорошо, как в Москве, но почему-то мне кажется, что чиновники это переживут. По количеству торговых центров в пересчете на душу населения мы намного опережаем все города России, включая Москву, и весь мир. Уступаем только Дубаю. В общем, все, как любят чиновники и депутаты. Им тут будет хорошо, Москва тут же вздохнет, а мы задохнемся от адских пробок. Единственное, чего у нас нет — это громадного числа чиновников и депутатов. Поэтому дорогущие рестораны и офисные центры стоят полупустыми, а огромное количество недвижимости не пользуется спросом. Необходимо срочно все заполнить. Ждем москвичей, большого транспортного коллапса, взлета цен на офисы и квартиры — как бы то ни было, это позволит Екатеринбургу сделать колоссальный рывок в своем развитии, стать еще лучше, богаче и удобнее. В общем, хоть завтра. Нужно просто привезти к нам депутатов в приказном порядке.

Никакой другой город не сможет стать новой столицей России, только Екатеринбург! Москва уже наелась чиновниками, мы пока нет…  В Питер переводить столицу нельзя — это старый город с узкими улицами, там транспортный коллапс повлечет за собой социальный и политический. Пусть остается культурной столицей».

Вячеслав Вегнер, депутат Законодательного собрания Свердловской области, председатель комиссии по межпарламентской деятельности

«Столица у нас одна — Москва, перенос не имеет смысла, вреден, финансово затратен и не оправдан.

Москва прежде всего сегодня — это история, символ единой страны, сердце для любого русского человека.

Чего не хватает Екатеринбургу или другим городам для того, чтобы стать столицей? Прежде всего масштабности, финансов, необходимой инфраструктуры, ресурсов и просто желания жителей городов. Ведь если подумать, статус столицы несет больше негатива, чем плюшек — стоимость жизни выше, загрузка магистралей и пробки, да тот же уровень преступности, ведь деньги привлекают не только бизнес. Ну и экология тоже не последний фактор.

Екатеринбург никогда не сможет даже гипотетически претендовать на звание столицы. Город очень зажат, мал, транспортная инфраструктура не готова и, к сожалению, что-то исправить уже невозможно.

Перенос столицы из Москвы — это из серии маниловщины: “Как бы хорошо было, если бы вдруг…  и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян”. Все разговоры о переносе столицы из этой области. Экономического эффекта лично я не вижу, ведь тут пойдет речь не о строительстве промышленных предприятий, спортивных комплексов или школ, а всего лишь о храмах для чиновников.

Идея переноса столицы не нова. Но более активно ее начали обсуждать года четыре назад с подачи одного московского небожителя и  подхватившего тему экс-мэра. Включилась местная политшиза, для которой более важно движение ради движения, а не конечный результат — улучшение жизни людей.

Зло проблемы в другом. Надо не переносить столицу, а решать проблемы централизации, разгрузить Москву от денег, но не перетаскивать разбухший от федеральных средств центр в другую точку.

В век цифры статус столицы будет все более утрачиваться и в конечном счете останется лишь символом. Это уже проявилось в наше нелегкое ковидное время. Оказалось, что можно работать на удаленке, большинство вопросов решать, находясь в любой точке страны. В будущем главным при выборе места жительства станет фактор комфорта и экологии».

Константин Киселев, политолог, кандидат философских наук, депутат Екатеринбургской городской думы

«Тема столичности того или иного города имеет минимум три стороны. Во-первых, города в стремлении определиться со своей идентичностью начинают присваивать себе те или иные столичные характеристики. Чаще всего это приводит к появлению отраслевых столиц: шахтерская (Кемерово), нефтегазовая (Сургут, Нефтеюганск и др.), текстильная (Иваново) и т. д. Рядом с отраслевыми стоят спортивные: хоккея (Челябинск и др.), биатлона (Тюмень) и т. д. Не сильно далеко ушли экзотичные столицы: огуречная (Суздаль, Луховицы и др.), русской красоты (Самара), арбузная (Астрахань, Камышин) и т. п. Помимо отраслевых столиц есть столицы территориальные — Урала, Южного Урала, Сибири, Поволжья, Прикамья, Дальнего Востока и т. д. Есть южные, северные и иные столицы. Есть исторические (Суздаль, Владимир, Ярославль и т. д.). В итоге в России насчитывается более сотни столиц. Причем некоторые являются столицами дважды или трижды. Например, Екатеринбург — одновременно столица Урала, Среднего Урала, УрФО, протестная, машиностроительная, горнозаводская и т. д. В итоге перечень столичных характеристик приближается к двум сотням. И число их продолжит расти, ибо поиск идентичности никто не отменял.

Во-вторых, отдельная проблема — статус третьей столицы после Москвы и Питера. На него претендовали многие: Нижний Новгород, Казань, Новосибирск, Екатеринбург и др. В 2009 году Роспатент поставил точку в споре, закрепив этот бренд за Казанью. По большому счету стремление к третьей столичности — ошибка в позиционировании. В середине нулевых я лично сделал все, чтобы остановить екатеринбургские власти и городское сообщество от участия в этой бессмысленной гонке. Дело в том, что третий всегда останется третьим. Имеет смысл позиционироваться не на кого-то и быть третьим, но на современность, глобальность, мировой статус. А Москва, Питер, Казань и другие пусть остаются вещами в себе, городами в замкнутой территории, ингредиентами в одной банке с компотом из набора провинциальных идентичностей. Тогда меня услышали, но сейчас тема, к сожалению, начинает звучать вновь.

Наконец, третий аспект — перенос столицы или столичных функций из Москвы в другие города. Тема точно возникла еще в начале 1990-х. Уже в 1993 году один из депутатов Верховного Совета предлагал перенести столицу в Новосибирск. Потом тема то всплывала, то затухала. А в 2005-м уже в Госдуму был внесен законопроект с аналогичным предложением. В 2008 году кандидат в президенты РФ Андрей Богданов вообще выдвинул идею переноса Госдумы в Нижний Новгород, а Совета Федерации — в Казань. До этого, а именно в 2006–2007 годах, в питерскую ссылку был отправлен Конституционный суд. В 2017-м тему странно подхватили некоторые единороссы. Например, Д. Орлов предложил сделать столицей именно Екатеринбург.

Мое отношение к этому и тогда, и сейчас — как к разговорам. Я бы не сказал, что они пустые, так как работают на имидж города. В частности, обсуждение переноса столицы в Екатеринбург явно поднимает статус города. Не сильно, но поднимает.

Проблемы москвичей понятны, но уверен, что уступить столичный статус готова очень малая часть жителей Москвы. Большинство рационально или инстинктивно понимает, что столичный статус обеспечивает городу такую ренту, такие поступления из бюджета, которые не снились никому иному. Причем эта рента, которая формируется за счет иных территорий, в той или иной степени доходит до всех москвичей. В виде качества и объема услуг, уровня доходов, инфраструктуры и т. д. Кстати, именно этот рентный доход делает подавляющее число москвичей консервативными. И категорически против лишения Москвы столичного статуса выступила сама московская власть во главе с С. Собяниным. Им потеря ренты точно не нужна.

Конечно, коренной москвич может поплакать и пожаловаться на понаехавших, но кто видел настоящего коренного москвича? Сколько их таких коренных? Москва пылесосит регионы почище любой черной дыры: втягивает кадры, деньги, таланты, активность, молодость. Не случайно, что Москва давно в регионах не рассматривается как “мать родная”, как “красавица”, как “сердце России”, но ровно наоборот. Москвоборчество становится нормой во всех российских регионах.

Кстати, в итоге работы пылесосом Москва оказалась в числе четырех мировых столиц, численность которых превышает 7–8% от общей численности населения: Алжир, Буэнос-Айрес, Токио. При этом размер Японии мы представляем, а Алжир состоит в основном из пустыни. Впрочем, и в сопоставимой Аргентине хотели перенести столицу из Буэнос-Айреса во Вьедму, городок численностью несколько десятков тысяч человек. В 1980-е годы у тогдашнего президента Аргентины Рауля Альфонсина фантазии на Вьедму хватило, но денег не нашлось.

Екатеринбург готов к любому развитию событий. Будут деньги, будет воля — будет новая столица. Можно с уверенностью утверждать, что на сознание екатеринбуржцев эта идея ляжет органично. Екатеринбург давно считает себя особым городом, готовым стать хоть мировой шахматной столицей, хоть столицей России, хоть в мировом масштабе. Но если Екатеринбург столицей не станет, то екатеринбуржцы и не обидятся. Нет так нет. Недоумение вызовет лишь решение о назначении столицей иного крупного города. Реакция будет такая: точно ошибку совершили, испугались в Екатеринбург переносить, мы все равно самые крутые.

Если же говорить о технологии переноса, то Екатеринбург как самый компактный миллионник просто раздвинет свои границы на юг в сторону Челябинска или на запад в направлении на Пермь. В итоге город станет двухполярным, так как застроенный центр города дополнительной нагрузки не выдержит. В мире опыт переноса столиц в другие города или строительства их фактически на пустом месте есть. Путраджая, что в 20 км от гигантского Куала-Лумпура — столица Малайзии, основанная в 1995 году. Нур-Султан (Астана) — столица Казахстана с 1997-го. Тогда в городе было около 300 тыс. жителей, сейчас — примерно 1,15 млн. И ничего, сделали столицы с “около нуля” и живут.

В Екатеринбурге есть все для столичности. Не хватает всего “по мелочи”: чистой воды в кранах, чистых дорог, новых очистных на Химмаше, пары веток метро, новых автобусов, машин скорой помощи, современной медицины мирового уровня, уникальных школ, вузов уровня Кембриджа и Массачусетского технологического, современных парков и скверов, вменяемой полиции, реконструированной набережной вдоль всей Исети, театров уровня “Ла Скала” и Сиднейского оперного, современной архитектуры от Фрэнка Гери, Людвига Мис ван дер Роэ или Даниэля Либескинда…  Но это же все решаемо? Ведь Норман Фостер здесь уже отметился, а бюро Захи Хадид вот-вот построит очередной шедевр.

Кстати, не могу не отметить, чего в Екатеринбурге избыток. В Екатеринбурге точно избыток заборов. Откуда-то берутся. Похоже, что размножаются простым делением.

Любой город может стать новой столицей России. Значимы лишь деньги и уровень фантазии власти. Пока же деньги идут куда-то не туда, а фантазии хватает только на объединение регионов и создание федеральных округов. Проще говоря, фантазия на уровне простых рефлексов, а деньги Москве, видимо, нужнее».

Евгений Касимов, писатель, лауреат премии «Ясная Поляна»

«Никогда в нашем узком кругу это не обсуждалось. Мы всегда скромно называли город третьей столицей, подчеркивая его региональное значение. Да и провинциальная спесь многих душила. Не нами сказано: лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме.

Думаю, к нашествию варягов наш город не готов. Зачем нам новые Рюрики? Зачем нам тридцать пять тысяч курьеров? Да и вряд ли в Москве станет меньше пробок, чиновников. Пробки останутся, но будут плотнее. И чиновники останутся, но будут пожиже. От коллежских секретарей до коллежских асессоров. Ну еще пара-тройка статских советников. И один тайный.

Цветовая дифференциация штанов в Екатеринбурге уже есть. Но не хватает этажности. То есть широкополосных дорог, по которым могли бы свободно ездить государственные люди. И еще не хватает вкуса. Вот на Красной площади нет же парковки, а у нас на центральной площади перед ратушей много лет уже автомобильная стоянка.

Конечно, можно было бы, как в Бразилии, вынести столицу куда-нибудь к чертовой бабушке и построить какой-нибудь город-солнце, но фильм Терри Гиллиама порождает ненужные ассоциации. Уж лучше восстановить город с давней историей. Сарай-Бату или Сарай-Берке вполне подходят для этого».

Екатерина Калужникова, культуролог, гид и художник

«Идея столичного статуса Екатеринбурга была вновь озвучена где-то в середине нулевых, когда заговорили о переводе из Москвы в регионы штаб-квартир холдингов. Ах да, предшествовали этому саммиты ШОС и БРИК в 2009 году.

Идея столичности — часть екатеринбургской исторической прошивки, причем если проследить, как менялись статус и экономическое положение города, можно обнаружить некую закономерность. Во-первых, столичность и провинциальность в Екатеринбурге не отделены друг от друга. Был период, когда это было фактически узаконено — в начале XIX века Екатеринбург получил статус горного города, здесь находилось управление всеми горными заводами Урала, то есть здесь была сосредоточена вся административная власть Урала. И вместе с тем Екатеринбург оставался уездным городом Пермской губернии, то есть формально подчинялся пермскому губернатору.

При этом периоды экономического подъема (золотая лихорадка начала XIX века, пуск железной дороги в его конце и сопутствовавший этому подъем торговли, культуры и предпринимательства) сочетались с отсталой городской инфраструктурой и довольно убогим городским благоустройством. Достаточно сказать, что водопровод в Екатеринбурге появился почти на 40 лет позже, чем в Перми, и на 60 лет позже, чем в Казани.

Думаю, перенос столичных департаментов в регионы от пробок не спасет. Это разные процессы. А готов ли Екатеринбург быть столицей? Ментально — да. Инфраструктурно и экономически — нет. Главные козыри уральской столицы — это географическое положение, Транссиб, остатки советской промышленности и прослойка амбициозных инициативных трудоголиков в самых разных сферах, готовых к реформам, ориентированных на самостоятельные решения и их реализацию. Скорее Екатеринбург готов не к столичности, а к автономии.

Я бы не желала Екатеринбургу столичности. Я бы желала ему большей самостоятельности и хороших градоначальников, которых бы действительно волновали проблемы города.

Сложно сказать, какой город сможет стать новой столицей России. Учитывая географический масштаб страны, наверное, уместно спросить, а почему центр только один. А не пять или шесть».