search Поиск Вход
, , 7 мин. на чтение

Должны ли мамы все время думать о том, чтобы их дети не нарушали чужих границ?

, , 7 мин. на чтение
Должны ли мамы все время думать о том, чтобы их дети не нарушали чужих границ?

Сколько раз у вас бывали ситуации: приходишь после тяжелого дня в ресторан на встречу с друзьями или просто тихо поужинать, а за соседним столом сидит компания с несколькими детьми, которые бегают по всему заведению и визжат, а их мамы не обращают на происходящее внимания. Или летишь в самолете, а рядом долго и громко капризничает ребенок. Мы решили спросить у самих мам, думают ли они о соблюдении границ других людей или им не до этого.

Мария Шабат, мама четверых детей

Я начинала еще во времена доминирования советской схемы, в которой любой ребенок, который не под бромом, уже является проблемой для окружающих: он слишком громкий, зачем он много раз переспрашивает, почему подросток перекрашивает волосы и так далее. Удивительным образом то, что моя старшая дочь родилась в Германии, добавило перца в эту корзину — там в обществе власть старых и уставших, и в восточной, и в западной части страны. Справедливости ради, многие североевропейские дети действительно подходят под шаблон: от природы спокойные, сосредоточенные, говорят тихо, двигаются только если им велели. Вероятно, это связано с тем, что родители у них в основном взрослые. В смысле, старые. У меня же иная ситуация, я сама довольно темпераментна, и мои дети тоже. Я считаю, мне повезло, что я могу позволить детям расти с этим темпераментом, мы редко оказываемся в ситуации, когда они могут кого-то стеснить. Но если оказываемся, я им, конечно, делаю замечания и адекватно возрасту стараюсь объяснить, как нужно себя вести. Но делаю это для них, а не для окружающих. То есть я могу при злобной бабе детям дословно сказать: «Я понимаю, что вы устали сидеть в самолете, но вот эта тетя устала еще сильнее, потому что она старая и выпила, и ей сейчас очень плохо от того, что вы скачете. Будьте милосердны, успокойтесь». Но были случаи и посерьезнее. Мы летели с Мальдивских островов, рейс вылетает в первой половине дня и летит весь день. С какого-то перепугу две пассажирки (ну то есть понятно с какого) бизнес-класса потребовали зашторить все иллюминаторы в салоне, включая наши — они хотели поспать. Моей младшей дочери было меньше года, она совершенно не понимала, почему внезапно наступила ночь, и довольно много то хныкала, то плакала. Часов через пять одна из этих похмельных дам пришла ко мне с претензиями, мол, заткни ее. Накорми, напои — сделай что-нибудь. Если что, мы были довольно далеко от нее, причем на них двоих было шестеро нас. В общем, она получила совет пользоваться услугами частной авиации, если ее раздражают люди. Потому что в моем представлении детский плач и непрекращающийся пи… ж идиотов — явления одного и того же порядка, раздражают одинаково. И да, меня раздражают бегающие и прыгающие дети, но это дети, свободные от предрассудков, я им иногда завидую.

Я сама имела большие проблемы с тем, что меня воспитали соблюдать чужие границы. В детстве и в юности я очень сильно раздражала окружающих советских граждан: у меня было блаженное выражение лица, и я была одета в американскую одежду. Бабки в метро могли через пустой вагон пройти ко мне и потребовать встать, потому что «ишь, расселась». После серии обмороков и отказа от общественного транспорта навсегда я решила, что детей нужно учить не соблюдать чужие границы, а охранять свои. Своих детей я этому научила и не могу сказать, что мне приходится за них краснеть. Воспитанные, нормальные дети. Ну могут увлечься. Но не более чем подгулявший в «Нуре» хипстер, а успокоить их намного проще.

Елена Михельсон, мама одного ребенка

Должны ли мамы и папы все время думать о том, чтобы их дети не нарушали чужих границ? Думаю, в таком формате точно нет. Не люблю фанатизм ни в каких проявлениях. Но то, что каждый родитель должен научить своего ребенка уважительно относиться к окружающим — твердое «да». Это базовые навыки хорошего воспитания. А в более сознательном возрасте нужно научить выстраивать собственные границы — это важно.

Любой ребенок в какой-то момент начинает прощупывать почву и пытаться нарушить границы тех, кто его окружает. Это естественный процесс взросления, и не стоит на него за это обижаться и тем более ругать. Но и закрывать на это глаза тоже нельзя. Лучший способ справиться со сложностями — честный и открытый разговор с ребенком. При этом не забывая и о собственном поведении, которое и является главным примером. В данном случае остается полагаться исключительно на адекватность и зрелость родителей.

Анна Дегтярева, мама двоих детей

Вопрос намного шире, чем влияние мам на поведение своих детей в общественном пространстве. Нужно понимать, что любой ребенок — это тоже человек, который просто учится жить и еще не знает, где его границы, а где границы других людей, в том числе собственных родителей. И правильное формирование этих границ зависит от общества в целом: и родителей, и чужих людей.

Допустим, ребенок в общественном месте бегает, кричит или плачет — ему холодно или хочется есть, а если это ребенок до года, то он просто не умеет по-другому выражать свои потребности, и тогда это ответственность матери и отца — обеспечить эту потребность, понять, чего он хочет, чтобы плач или крик прекратился.

Это не про границы чужих людей, это потребности ребенка и то, как родитель умеет с ними работать. Конечно, если ты понимаешь, что совсем не считываешь потребности своего ребенка, не знаешь, как его успокоить за три минуты — соска, бутылочка, взять на ручки — то просто не надо ходить в общественные места. Например, мой ребенок орет, когда ему плохо видно происходящее вокруг, его надо поднять повыше, он успокаивается и начинает радостно тусить. Если я этого не могу обеспечить, то это мне нужно научиться общаться с моим ребенком. Это не вопрос нарушения границ. Наверное, будет неправильно, если я буду с откровенно плохо себя чувствующим плачущим ребенком пытаться прийти в кафе. С таким маленьким ребенком и пониманием его развития на сегодняшний день моя ответственность за то, что он будет орать, и моя ответственность по-быстрому этот плач прекратить. Есть каких-нибудь 13 моментов, которые мне как матери нужно проверить: подгузник, что-то прищемили, поели-не поели, газики или еще что-то…  Все должно сработать в течение 10 минут. Если не получается, значит, с ребенком что-то не так, и мне надо пытаться понять, что именно, вне кафе или другого общественного места.

Другой вопрос, если мы говорим о ребенке, который уже соображает. Его действия вызваны его внутренней мотивацией. Уйдем от общественного места «кафе» и отправимся, скажем, на детскую площадку. Сидит мой ребенок и кому-то по башке бьет совочком или кидает песок в глаза другим людям. И тут мамы делятся на два лагеря. Одни говорят: «Не делайте замечания моему ребенку, скажите мне, и я ему объясню». Второй вариант: «Пофигу, мой ребенок, что хочет, то и делает, следите за собой».

Важно что? Люди, чьи границы нарушаются, которым летит песочек в глаз, могут сообщить ребенку: «Пожалуйста, не кидайся, ты мне попал в глаз, мне сейчас больно, я буду плакать». Важно дать эту обратную связь в адекватной форме, а не «Ты, маленький придурок, зачем ты кидаешься». Он не ответит на этот вопрос. Нужна «я-позиция»: мне сейчас плохо, так делать не надо. К сожалению, наши люди, российское общество, не обучены так делать: говорить о своих чувствах, вызванных действиями других людей.

Если действия ребенка нарушают чьи-то границы (например, он намеренно тыкает в кого-то лопаткой — да, ребенок это делает не со зла, он тоже проверяет границы), то тут важно сказать ребенку о своих ощущениях: «Ты мне ткнул, мне было больно. Ты дергаешь за стул, он гремит». Обозначить результат его действий.

Недавно в мамском сообществе был пост, где разбиралась ситуация: мама с ребенком и своей мамой, то есть с бабушкой, пришли в кафе, в которое ходит весь район. За соседним столом сидят школьники, пацаны, и матерятся. Эта мама пишет в сообщество вопрос: что же делать, как же так, они такие свиньи, какие у них плохие родители, мы пересели за другой столик. Под этим постом было порядка двух сотен комментариев, и мнения разделились ровно пополам. Одни говорили: надо срочно вызывать полицию, это нарушение общественного порядка. Представляете, да? Вызывать полицию в кафе, чтобы парням объяснили, как себя вести. Другое мнение было такое: а вы им сказали, что они нарушают ваши границы, что у вас маленький ребенок? Прикол, что автор сообщает: «Моя мама подошла к ним и сделала замечание: “Где вы находитесь?!”» Это не замечание, это вопрос, который подразумевает какой-то неприличный ответ. Если бы ко мне кто-то подошел и сказал «Где вы находитесь?», я знаю, что бы я в рифму ответила.

Мое мнение: мама должна была сама подойти и сказать: «Ребят, слушайте, очень круто общаетесь, но я с маленьким ребенком, давайте, плиз, не материться». Я бы постаралась на их языке объяснить, что хочу от них. Потому что они, скорее всего, даже не знают, что они что-то нарушают.

Нужна большая осознанность общества, чтобы распознавать, где ребенок любого возраста пробует на прочность ваши границы (и тогда обозначить их), а где плачет, потому что он хочет есть или ему нужна какая-то еще помощь. Это будет огромный скачок вперед, когда мы научимся оценивать детей как полноценных людей и так же с ними общаться.

Я хочу, чтобы ко мне в кафе, если я нарушаю чьи-то границы, подошли и сказали: «Девушка, слушайте, вы слишком громко орете». Но скорее мы получим неприятные взгляды, сплетни за спиной или недовольные подойдут к менеджеру и скажут: «Пусть она выйдет». Сейчас уровень принятия обществом других людей, эмпатии и толерантности низок. Я вижу, что он повышается в отношении взрослых, выглядящих или мыслящих иначе. Нужно, чтобы общество поняло, что дети — это те же самые взрослые, которые вырастут и будут частью общества, и мы все работаем над тем, чтобы учиться уважать чужие границы.

Эльвира Тарноградская, мама двоих детей

У меня двое детей, две девочки — 14 и 8 лет. Моя генеральная линия воспитания: если вы хотите, чтобы уважали ваши интересы, уважайте интересы других людей. На людях я стараюсь не делать детям замечания. Я считаю, что если возникает конфликтная ситуация, то родитель должен стоять на стороне ребенка, отстаивать его интересы в обществе, а уже внутри семьи, между собой, родитель должен научить ребенка соблюдать границы. Это про какие-то базовые понятия о безопасности ребенка. И, естественно, правило соблюдения чужих границ — это важно, и я стараюсь это прививать своим детям. Но стыдить на людях я их не буду никогда.

Сабина Горелик, мама четверых детей

Мама должна в первую очередь любить своих детей. И себя. Когда любишь себя и своих детей, то ты в них вовлечена и думаешь о них, а не о том, как бы твои дети не нарушили чужих границ и как ты будешь себя неловко при этом чувствовать. Нарушение границ — это попытка привлечь к себе внимание. Такая необходимость возникает, если есть дефицит внимания. При вовлеченной любви нет дефицита внимания.

Своих детей я никак не воспитываю, если что. Есть такая фраза: не воспитывайте детей, все равно они будут похожи на вас. Воспитывайте себя.