search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: дворец Демидова, или «Золотые комнаты», в Гороховском переулке

, 4 мин. на чтение
Дом недели: дворец Демидова, или «Золотые комнаты», в Гороховском переулке

«Продается старинный, негорелой, каменный трехэтажный дом, вновь роскошною рукою отделанный со всею полною принадлежностию, все каменное, железом крытое, обширный итальянский и английский сады с фруктовыми деревьями», — сообщала в 1833 году газета «Московские ведомости».

Именно в тот год парадно развернутая вдоль переулка резиденция с коринфской колоннадой ушла из рук Демидовых, известного семейства уральских горнозаводчиков.

Последним из рода, владевшим роскошным дворцом в Басманной части (Гороховский переулок, 4, корп. 6), был отличившийся в сражениях директор Пажеского и сухопутных кадетских корпусов Дворянского полка генерал от инфантерии Николай Иванович Демидов (1773–1833).

Участок земли на тогдашней московской окраине, напротив храма Никиты Мученика, там, где под косым углом переулок подходит к Старой Басманной, в 1770-е годы дед Николая, Иван Никитич Демидов, купил у секунд-майора лейб-гвардии Семеновского полка Александра Григорьевича Гурьева, владельца Нижне-Синячихинского, Нижне-Сусанского и Верхне-Сусанского заводов. К участку прилагались одноэтажные каменные палаты да сад с прудами. Богатый заводчик расширил границы владений, разбил регулярный парк, сад с оранжереями и теплицей для взращивания экзотических ананасов.

Сын Ивана Никитича, Иван, продолжателем семейного горного бизнеса не стал, пошел по военной части. Участвовал в кампании 1812 года. «За преданность и любовь к Царю и Отечеству, наипаче же ныне изъяснившее беспримерную ревность щедрым пожертвованием не токмо имуществ, но и самой крови и жизни своей» был пожалован бронзовой медалью на Владимирской ленте. В отставку вышел в 1783 году в чине бригадира.

Через шесть лет продал демидовские предприятия, а на вырученные средства решил построить дворец.

За проектом обратился к знаменитому Матвею Федоровичу Казакову. К 1789 году, когда начал осуществляться демидовский заказ, русским палладианцем были уже построены или строились такие важнейшие объекты в Москве, как Благородное собрание, Университет на Моховой, Петровский путевой дворец, здание Сената. Таким образом, отставной бригадир смог прибегнуть к услугам того, кто на тот момент был наделен статусом практически главного московского архитектора. Улица, находящаяся рядом с демидовским дворцом, сегодня носит имя выдающегося русского зодчего.

То, что Казаков за дело взялся с удовольствием, дает понять сам торжественный вид этой симметричной композиции, трехэтажного дома и пары двухэтажных флигелей за оградой, поставленной вдоль красной линии переулка.

Представительный и строгий шестиколонный портик идеальных классических пропорций над цокольным этажом вершит треугольный фронтон со скульптурным гербом.

Тонкий и сдержанный рисунок лепнины украшает фасад. За главным домом располагался довольно скромный двор. Перепланировке подвергся прежний парк, выкопаны новые пруды с островком, в глубине сада устроены павильон и цветники.

Дворец (1789–1791 гг.) был выполнен из кирпича, оштукатурен и покрашен в желтый цвет. Архитектор виртуозно использовал весь набор художественных приемов в решении интерьера. Любопытно, Казаков даже предусмотрел, чтобы передвижение слуг по дому не пересекалось с маршрутами хозяев и их гостей. Парадную трехмаршевую лестницу он расположил в угловом выступе здания со стороны двора. Столовая для званых обедов и торжественных приемов, в плане круглая, диаметром 7,2 м, удобно соединялась с ведущей в кухню служебной лестницей.

Нарядная анфилада — ось, на которую нанизывались три квадратные гостиные, Голубая, Малиновая и Изумрудная, и спальня — получила название «Золотые комнаты» за роскошь декоративного убранства, за лепной орнамент, великолепную плафонную живопись, за изысканную деревянную резьбу, отражающуюся в многочисленных зеркалах, обрамленных золочеными рамами. Резьбой по дереву, покрытой тончайшим слоем сусального золота, занимался мастер П. Споль.

Эту анфиладу, спасшуюся от московского пожара 1812 года, увековечил режиссер Сергей Бондарчук в киноленте «Война и мир», здесь снимали несколько сцен.

Вся эта невиданная дворянская роскошь досталась купцу Быкову, в 1833 году откликнувшемуся на заметку в «Московских ведомостях».

Купив дом, новый хозяин, говорят, тут же на всякий случай запер чертоги на замок и из соображений экономии поселился в каморке привратника, прожив там совершенным затворником, «выходя на свет божий только для прогулки в лавочку да для того, чтобы собственноручно подмести двор и обширный роскошный сад своего демидовского дворца. И только раз в году, в светлое воскресение после обедни, устраивал он сам себе редкое угощенье: брал ключ, отпирал парадные двери, поднимался по мраморной лестнице, молча обходил анфилады роскошных, богато убранных зал и, кончив обход, запирал их снова до будущего года».

С кончиной этого скряги казаковский шедевр пошел по рукам. Некоторое время им владел почетный гражданин Тифлиса, купец 1-й гильдии Гавриил Тамамшев. С 1858 года усадьба принадлежала купцу Степанову. Тот, недолго думая, в 1867 году продал «Золотые комнаты» вместе с парком Константиновскому межевому ведомству для школы межевых топографов, прежде размещавшейся в имении князя Куракина на Старой Басманной. Сделка принесла купцу 100 тыс. рублей.

Родная сестра Федора Михайловича Достоевского, Вера, была замужем за Александром Павловичем Ивановым, врачом межевого ведомства. Семья жила поблизости в казенной квартире, и писатель неоднократно ее навещал.

Ныне демидовский дворец во владении наследника межевого ведомства, Московского университета геодезии и картографии, где находится хранилище старинных геодезических инструментов, атласов, Геодезический музей и небольшой музей Сергея Тимофеевича Аксакова: некогда писатель-славянофил служил инспектором Константиновского землемерного училища.

Совсем недавно в объекте культурного наследия федерального значения, шедевре русского классицизма, дворце Демидова в Гороховском переулке были проведены реставрационные работы, описана архитектурная и историческая ценность усадебного комплекса и выделен предмет охраны.

«Предметом» стали фасады здания, интерьеры Голубой, Малиновой, Изумрудной гостиных, мебель рубежа XVIII–XIX столетий, кресла, банкетки, диваны, столики, деревянные столы, скамьи, библиотечные шкафы, люстры, светильники и бра.

Фото: Слава Беляев/wikipedia.org, Евгений Чесноков, vladimirkrym.livejournal.com, pastvu.com