search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Дом недели: усадьба инженера Александра Шумилина в Сколково

, 3 мин. на чтение
Дом недели: усадьба инженера Александра Шумилина в Сколково

Места, входящие сегодня в черту Новой Москвы, а прежде пустошь, в конце XV столетия были известны как Мамоново.

Усадьбой владел представитель боярской аристократии Григорий Дмитриев-Нетшин, окольничий, то есть советник, царя Ивана III по прозвищу Мамон. Некоторое время, до опалы и конфискации, землю держал в своих руках Александр Данилович Меншиков. Семейству Гусевых, которым Мамоново перешло от дворцового ведомства, мы обязаны появлением Гусевой Полосы, еще одного топонима.

31 августа 1812 года после Бородинской баталии в Мамоново (она же Гусева Полоса) разбили бивуак русские войска и ранним утром 1 сентября выступили отсюда в Москву.

«Небезызвестно каждому из начальников, что армия Российская должна иметь решительное сражение под стенами Москвы», — прозвучал приказ главнокомандующего.

В середине XIX века хозяином Мамоново, усадьбы и окрестной деревни в 30 дворов, числится граф Александр Николаевич Зубов. Шоссе, которое нам известно как Можайское, в те времена называлось Зубовским.

В 1868 году Гусева Полоса появилась в описании владений князя Бориса Михайловича Мещерского.

Через 20 лет славное дворянское семейство расстается с участком земли в 11 гектаров, продав его Александре Гавриловне Васильевой, московской купчихе. Вскоре там стали появляться дачи, небольшие деревянные строения под сдачу в наем.

Васильева продает недвижимость инженеру Александру Ивановичу Шумилину в 1913 году, и тот немедля приступает к благоустройству и преобразованию территории. В Гусевой Полосе, как и подобает приличной усадьбе, появляются оранжерея, сторожка, домик садовника. Наконец к 1915 году тут вырастает и главный господский дом (Луговая улица, 4, корп. 4) на бетонном (стройматериал тогда еще считался новинкой) фундаменте, деревянный, но имитирующий каменный.

В предреволюционные годы отечественная архитектура в качестве прототипа избрала русский ампир. В неоклассических формах проектирует свое двухэтажное жилище инженер Александр Шумилин (1880–1953) совместно с художником-архитектором Андреем Кротовым.

Оштукатуренный фасад пышно украшается разорванным треугольным фронтоном, пилястрами коринфского ордера, лепными медальонами в античном духе. К северу пристраивается полукруглая ротонда. Здание смотрит в парк. Лестница с балюстрадой ведет в сторону подъездной аллеи.

В парке выкапывают прямоугольный пруд. На склонах устраиваются живописные террасы и подпорные стенки.

Интерьер дома пребывал в гармонии с фасадом — здесь также царит неоклассическая роскошь с кессонами сводов парадного зала, барельефами, лепным декором с грифонами и пальметтами, наборным паркетом, тканевыми обоями.

Дворец мог уже тогда похвастаться оснащением современным инженерным оборудованием, центральным отоплением, электричеством, вентиляцией, канализацией, ватерклозетами и ванными комнатами.

Построив дом к 1916 году, закупив уже было мебель, насладиться житьем в нем Шумилины не успели — нагрянули революционные потрясения.

Гусева Полоса была, разумеется, национализирована и отдана под жилье. Чуть позже в усадьбу вселили детский сад, правление колхоза, в 1960-х годах отдали дому отдыха «Баковка» Министерства гражданской авиации СССР, впоследствии переименованному в «Полет».

1917 год инженер Шумилин, к счастью, пережил, семь лет еще протрудившись начальником строительства Тульского оружейного завода.

В высококвалифицированных специалистах страна нуждалась.

Родился Александр Иванович в семье купца 2-й гильдии в Москве, окончил Высшее инженерное училище ведомства Министерства путей сообщения. Поработал на строительстве Волго-Вятской железной дороги, а в 1907 году совместно с коллегой М. Н. Эпштейном запустил собственный бизнес — строительную компанию «Инженерное дело», ставшую одним из пионеров внедрения железобетона в России. Строили мосты, плотины, паровозные депо по всей России.

После 1925 года Шумилин проектировал Ленинский поселок во Владимирской области, работал в Наркомате оборонной промышленности.

Женой Александра Ивановича была Надежда Сергеевна Архангельская, кандидат сельскохозяйственных наук. Есть ее карандашный портрет Леонида Пастернака 1921 года.

Семья всю жизнь прожила на Большой Ордынке, 18, возле храма Всех скорбящих Радость, в доме, еще в 1909 году купленном отцом Александра Ивановича, купцом Иваном Алексеевичем Шумилиным. Разумеется, после революции их сильно уплотнили, оставив две комнаты.

Гусеву Полосу в 1990-е годы передали Министерству экономического развития РФ.

С 2010 года бывшая усадьба Шумилина на балансе Инновационного центра «Сколково». Через три года ей был присвоен охранный статус объекта культурного наследия регионального значения. Главный дом к тому времени пребывал в плачевном состоянии, деревянные конструкции заметно утратили свою несущую способность.

Шесть лет назад в старинной усадьбе начались масштабные реставрационные работы, которые только что завершились. Был приведен в порядок и парк.

Фото: mos.ru