search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: усадьба купца Носенкова на Поварской, где в детстве жил Пушкин

, 4 мин. на чтение
Дом недели: усадьба купца Носенкова на Поварской, где в детстве жил Пушкин

Архитектор Александр Степанович Каминский (1829–1897) был очень моден и востребован.

Успех способствовал плодовитости. Третьяковский проезд, здание Третьяковской галереи, Торгово-промышленная палата на Ильинке, особняки на Кузнецком Мосту, Гоголевском бульваре, Неглинке и Лубянке, Пречистенке и Большой Никитской: около сотни жилых и общественных построек в Москве принадлежат перу этого видного зодчего.

Дворянин, выпускник Императорской Академии художеств, Каминский подружился с Павлом Третьяковым и в 1862 году женился на его родной сестре Софье Михайловне. Став чуть ли не домашним архитектором уважаемого купеческого семейства и как его член, Каминский обзавелся выгодными заказами от ближайшего круга предпринимателей — миллионщиков.

Один из таковых — купец первой гильдии Александр Иванович Носенков. В 1887 году он купил усадьбу на углу Поварской улицы и Борисоглебского переулка.

Уроженец Ейска, в купечестве Александр Носенков состоял с 1868 года, вместе с братом Сергеем торговал инструментами, гвоздями, железом, скобяным товаром под фирмой «Носенковы бр. А. и С.». Имелась у Носенковых и собственная фабрика оконных, дверных и печных приборов.

С 1889 года Александр Иванович уже гласный Московской городской думы. Жена Носенкова, Анна Владимировна Пегова, дочь представителя старинного ярославского купеческого рода, владельца водочного, пивоваренного и солодовенного заводов Владимира Васильевича Пегова.

В Москве Владимир Васильевич проживал в собственном доме в Малом Гнездниковском переулке, в Подмосковье алкогольный магнат возводил на личные средства Спасо-Преображенский собор Николо-Угрешского монастыря. Нетрудно догадаться, что проектом храма занимался Александр Каминский.

Вернемся же к Носенкову.

В аристократической части древней столицы, где в свое время предпочитали селиться Шуваловы, Гагарины, Шереметевы, скобяному воротиле достались участок (Поварская, 21) и четыре строения с впечатляющим историческим наследием.

После реформы 1861 года купечество, прежде населявшее преимущественно Замоскворечье, рьяно скупало бывшие дворянские усадьбы и перестраивало их, рубя вишневые сады.

В конце XVII века это были владения стольника В. П. Кругликова, в 1722 году отписанные гофмаршалу при цесаревне Елизавете Петровне А. А. Носову, а с 1763 по 1882 год усадьба принадлежала семейству статского советника Михаила Михайловича Данилова. В сентябре 1807 года дом взял в аренду со всей мебельной обстановкой подполковник Сергей Львович Пушкин, родитель будущего великого русского поэта.

Пушкины вообще часто переезжали с одной квартиры на другую. Мать Пушкина, «прекрасная креолка» Надежда Осиповна, «терпеть не могла заживаться на одном и том же месте».

В 1807 году семью подстерегали одни несчастья. В марте скончался шестилетний сын Николай. Это произошло в подмосковном имении Захарово, принадлежащем бабушке, Марии Алексеевне Ганнибал. Ее муж, соответственно дед поэта, Осип Абрамович Ганнибал, в злосчастном 1807-м почил в своей псковской деревне. В довершение Сергей Львович в том же году лишился права ношения «мундира с нашивками» как чиновник Военной коллегии из-за того, что ведомство не выполнило своей обязанности по снабжению армии. Нашивки через три года подполковнику Пушкину вернули.

Главный дом усадьбы на Поварской представлял собой небольшое одноэтажное деревянное строение, вытянутое вдоль переулка и выходившее на улицу торцевым фасадом.

В пожаре 1812 года здание сильно пострадало.

Новый хозяин купец Носенков все оставшиеся домишки снес и пригласил архитектора Каминского построить каменный особняк, способный подчеркнуть его, потомственного почетного гражданина, статус.

Каминский, тогда уже старший архитектор Московского купеческого общества, ответил на ожидания заказчика двухэтажным объемом с антресолями и жилым подвальным этажом с квадратными оконными проемами.

Особой пышностью выделялся фасад, выходящий на Поварскую, отмеченный парадным входом в дом. Его декорация — дань классической традиции, еще весьма популярной в эпоху эклектики. Богатой графикой представлен весь классический «тезаурус»: метопы, правильно чередующиеся с триглифами, фронтоны, лучковые сандрики, квадратный руст, пальметты, ритм двухколонных портиков, слуховые окна-люкарны, венчающие здание, не говоря уже о вензеле «НА».

Поворот в переулок отмечен скошенным углом, словно бы уступающим место прохожим. Фасад, выходящий в переулок, заметно проще.

Александр Каминский таким же ретроспективно-дворцовым духом наполнил и убранство интерьеров усадьбы, неплохо, к слову сказать, сохранившихся.

Два десятилетия Носенковы прожили на Поварской. Наследники умершего (по некоторым данным, в 1904 году) купца — вдова и сын Владимир Александрович, один из директоров Торгово-промышленного товарищества «Наследники А. И. Носенкова», владелец издательства «Крандиевский, Носенков» — продают усадьбу.

Теперь она в руках другого крупного предпринимателя, Василия Асигкритовича Балина, владельца текстильной фабрики в Юже Вязниковского уезда Владимирской губернии.

Родоначальник текстильной династии Семен Иванович Балин открыл небольшую скорняжную мастерскую и красильное заведение в селе Дунилово Шуйского уезда, где красил суровую китайку в синий, кубовый, цвет. Ткань Балин закупил в Вичуге. Дело свое завещал внуку, Асигкриту Яковлевичу Балину, который с успехом внедрил выработку «красной пестряди» из пунцовой бумажной пряжи. Дети Асигкрита, их было тринадцать, продолжили бизнес отца, и Василий в их числе.

Вступив в права на дом на Поварской, Балин решил провести преобразования. Их он доверил архитектору Виктору Веснину, будущему конструктивисту, между прочим, уроженцу волжского города Юрьевец, находившегося относительно недалеко от мест расположения текстильных фабрик Балина.

Веснин спроектировал двухэтажное жилое строение, размещающееся между главным домом и хозяйственной постройкой по Борисоглебскому переулку. Проект надстройки конюшен вторым этажом Василий Балин отдал другому архитектору, Никите Герасимовичу Зеленину, автору особняка на Большой Никитской для Валентина Асигкритовича Балина, брата.

В таком роскошном виде усадьба Носенкова—Балина дожила до революции, после чего там были нарезаны коммуналки. В 1920-е годы сюда въехала польская дипломатическая миссия. В 1936 году на основании соглашения между Венгерским королевством и СССР недвижимость перешла в собственность Венгрии. В 2009 году здание, где ныне располагается Венгерский культурный центр, получило статус объекта культурного наследия регионального значения.

В настоящий момент уже готов проект реставрации усадьбы, масштаб работ ожидается значительный.

Фото: liveinmsk.ru, Павел Петров, pastvu.com