search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: здание театра имени Вахтангова на Арбате

, 4 мин. на чтение
Дом недели: здание театра имени Вахтангова на Арбате

Театр им. Е. Вахтангова 13 ноября отметил свое столетие.

Именно в этот день век назад во вмещавшей полторы сотни зрителей большой гостиной старинного особняка на Арбате состоялась премьера «Чуда Святого Антония» Мориса Метерлинка. Спектакль поставил Евгений Багратионович Вахтангов, уроженец Владикавказа, руководитель Третьей студии Московского Художественного театра, ученик Станиславского.

Еще летом 1920 года студия обосновалась на Арбате, 26, где, получив государственную дотацию, начала капитальный ремонт дома и переоборудование прежнего пространства под театральные функции.

До того актеры играли в помещении в Мансуровском переулке.

После кончины режиссера-реформатора студия была переименована в Государственный академический театр им. Е. Вахтангова.

Эта часть у Арбатских ворот Белого города некогда была территорией стрелецкой слободы в приходе церкви Николы Явленного. По правой стороне Арбата лежали поселения Чубаровского стрелецкого полка, тянувшиеся до современной улицы Большая Молчановка.

Главным приходским храмом этого полка считалась церковь Трех святителей Петра, Алексея и Ионы Московских Чудотворцев. В 1656 году начальником подразделения назначили стрелецкого голову Степана Семеновича Каковинского. Его родственники в 1702 году выкупили из казны тот надел земли, где теперь находится театр Вахтангова. В 1740-х годах владение в руках прапорщика лейб-гвардии Преображенского полка Никиты Федоровича Каковинского.

Семье его сослуживца по полку, капитан-поручика, впоследствии государственного деятеля, дипломата, князя Александра Михайловича Голицына, эта земля отходит в начале XIX века. Имеющий соответствующие финансовые возможности, Голицын устраивает усадьбу на широкую ногу: в глубине сада ставит дом, пару симметричных флигелей, образующих парадный двор — курдонер.

Всю эту роскошь, увы, стер с земли огонь наполеоновского пожара.

Новая хозяйка владений была не менее родовитой — это вдова поручика Александра Николаевича Бутурлина, Екатерина Павловна, владелица усадьбы Троице-Лыково. На Арбате на прежнем месте она начинает строительство ампирного особняка с дорическим колонным портиком, «во вкусе умной старины».

После кончины Екатерины Бутурлиной в 1840 году наследство достается ее сыну, доблестному вояке, генерал-лейтенанту Николаю Александровичу Бутурлину, за цвет волос прозванному Рыжим.

После отмены крепостного права, в 1860-е годы, дом переходит разбогатевшим купцам, предпринимателям, компаньонам золотопромышленника, основателя Зейской компании и Московского народного университета генерала Альфонса Шанявского — инженеру, горнозаводчику Павлу Васильевичу Бергу и чаеторговцу Василию Никитьевичу Сабашникову, вложившему капитал в прииски.

Сыновья Сабашникова Михаил и Сергей поселяются в доме на Арбате, перестроенном в 1873 году из усадьбы Бутурлиных плодовитым и чрезвычайно популярным среди купцов зодчим Александром Степановичем Каминским, учеником Константина Тона. Правда, по некоторым сведениям, проектом необарочного особняка занимался архитектор Петр Александрович Дриттенпрейс.

Михаил Васильевич Сабашников вспоминал: «… Родители решили обзавестись собственным домом. Таков был тогда обычай. Выбор местности пал на уже облюбованную часть города между Пречистенкой и Поварской. Отец остановил свой выбор на владении, расположенном с солнечной стороны, посредине Арбата, между двумя переулками Большим и Малым Песковским, с проходным двором, по обширности своей оставлявшем возможность в будущем большой застройки. Осмотревшись в Москве, он учел, что Арбату предстояло занять господствующее значение в данном секторе города и что ценность участка и здания, на нем возводимого, должна была со временем значительно возрасти».

Братья Сабашниковы решили заняться издательской деятельностью.

Основанное ими «Издательство М. и С. Сабашниковых» довольно скоро стало невероятно успешным.

По воспоминаниям, интерьер дома на Арбате отличался изысканностью вкуса и чувством меры. На второй этаж вели две широкие беломраморные лестницы и расходились полукругом на верхней площадке, украшенной зеркалами. У перил стояли бронзовые светильники в виде женских фигур, а рядом в кадках — лавровые деревья, миртовые пальмы.

Все парадные залы утопали в живых цветах. По комнатам разносился аромат роз, нарциссов, гиацинтов. В простенках красной шелковой гостиной висели произведения старой китайской живописи.

Светло-голубая гостиная была обставлена французской мебелью, севрскими вазами, устлана коврами из Обюссона, изображающими сцены из басен Лафонтена. В столовой с деревянными резными потолками и стенами можно было любоваться скульптурами из дерева.

Интерьер центрального белого зала представлял собой композицию светлой мебели, бледно-голубых портьер, хрустальных люстр со свечами. Редкая акустика этой комнаты восхищала Антона Григорьевича Рубинштейна, дававшего здесь домашние концерты.

Был в доме и кабинет с темно-зеленой бархатной мебелью и камином из черного мрамора, перед которым лежала тигровая шкура с огромной головой. Из раскрытой пасти сверкали оскаленные зубы. Говорят, на этой шкуре любил прилечь путешественник Николай Николаевич Миклухо-Маклай, приходивший в гости к Сабашниковым. «В таком необычном положении он вел свое повествование глухим, гортанным, едва слышным голосом, останавливаясь иногда, как бы не находя подходящих выражений… » — вспоминал Михаил Васильевич.

В 1905 году в доме на Арбате произошло несчастье. Сергей Васильевич Сабашников был тяжело ранен психически неуравновешенным человеком, доктором Валле, и уже не смог поправиться. В марте 1909 года его не стало.

Позже арбатский дом перешел в собственность Василия Павловича Берга. Судя по некоторым данным, братья Сабашниковы взяли у Берга кредит, но вернуть не смогли. Краеведы привыкли называть это здание домом Берга.

После национализации, как уже говорилось, дом перешел Третьей студии МХАТа. После очередного ремонта был оборудован зрительный зал на 1100 мест.

В самом начале войны, 24 июля 1941 года, в здание театра Вахтангова попала немецкая бомба и разрушила часть конструкции. После войны было решено восстанавливать театр. За проект отвечал академик архитектуры Павел Васильевич Абросимов. В 1947 году здание обрело новый торжественный фасад.

Фонтан «Принцесса Турандот» работы скульптора Александра Бурганова появился у стен театра в 1997 году. Осенью 2020-го скульптор Александр Рукавишников прямо у фасада здания на фоне бронзового занавеса усадил бронзового же Евгения Вахтангова в задумчивой позе.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com