search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Это мой город: директор Музея истории российской литературы им. В. И. Даля Дмитрий Бак

, , 4 мин. на чтение
Это мой город: директор Музея истории российской литературы им. В. И. Даля Дмитрий Бак

О маршруте «Восемь часов по московским лесам», жизни в начале Ленинградского проспекта, дворянских усадьбах на Таганке и московских «урочищах», где собираются только «аборигены».

Я родился…

Неподалеку от Москвы — на Камчатке. Затем долго жил на Западе Украины, несколько лет в Ленинграде, потом в Сибири.

Сейчас живу…

В начале Ленинградского проспекта, раньше можно было говорить: «На Часовом заводе», теперь на месте упокоения завода растут корпуса апартаментов. Напротив — дом-корабль Московского пароходства, Пограничная военная академия, легендарная кондитерская фабрика, недавно созданный Музей импрессионизма, чуть дальше — Скаковая улица, за которой угадывается ипподром. Дальше — стадион «Динамо», напротив которого когда-то был еще один замечательный стадион — «Юных пионеров», ныне разрушенный ради возведения очередного безликого жилого квартала. Еще один ушедший из нашей реальности объект — знаменитая табачная фабрика, еще лет двадцать назад все вокруг наполнявшая подобающим маловыносимым ароматом-смрадом. Наш дом был возведен в середине 1920-х годов, это была стройка нэповской эпохи, место жительства работников наркомата финансов. Чуть дальше по нашей стороне Ленинградского проспекта — театр «Ромэн», гостиница, ранее носившая гордое имя «Советская», здесь же ресторан «Яр»…  Бывшая граница Москвы — чуть дальше расположен Путевой дворец, возведенный Матвеем Казаковым по наказу Екатерины Великой. Бывшая окраина, ставшая центром, ямские пригородные слободы, так и не превратившиеся — соответственно с престижностью места — в фешенебельные магистрали…  Остается добавить только, что Ленинградский проспект в своем начале — самая широкая улица Москвы, кажется, еще совсем недавно между двумя противоположными потоками машин курсировал трамвай — один из самых старых по возрасту запуска московских трамвайных маршрутов.

Люблю гулять…

Любимый маршрут: Покровский бульвар — Хохловка — Ивановская горка — Солянка — Яуза — Швивая горка — Таганка. Здесь есть здания абсолютно на любой вкус — старые и относительно новые храмы, советские пяти- и девятиэтажки, наконец, одна из самых знаменитых сталинских высоток, некогда возвысившаяся над Котельнической набережной. Здесь старые дворянские усадьбы, возведенное в 1960-х годах здание Библиотеки иностранной литературы и — бывшие помещения Архива министерства иностранных дел, в которых служили московские «любомудры» — современники Пушкина. Вверх-вниз, с горки на горку, самых крутых подъемов — два: в тылу здания высотки на Швивой горке и чуть левее — к Таганке, к двум прекрасным храмам или, кому как больше нравится, к зданию любимовского театра, к музею Владимира Высоцкого…

Мой любимый район…

«Эх, вдоль по Питерской… » Маяковка — Белорусская — Динамо. Здесь живу десятки лет, на разном расстоянии от Кремля, но всегда вдоль дороги, соединяющей две русские столицы.

Мой нелюбимый район…

Москву люблю всю целиком, от парков до неудобий и заброшек. Очень важной мне кажется история, когда-то рассказанная мне ныне покойным гениальным филологом Владимиром Николаевичем Топоровым. Он объяснил, как можно совместить две умственные картинки, два ментальных представления. Москва — мегаполис, шумный, стремительный город, не очень приветливый к человеку, особенно стороннему («Москва слезам не верит… »). И, с другой стороны, Москва — уютный город, гостеприимный, тихий и уединенный. Владимир Николаевич рассказал мне, что самые укромные уголки города расположены на развилках столбовых дорог, вернее, в «треугольниках» непосредственно за этими развилками. Москва росла путем приращения концентрических улиц и дорог все большего радиуса. Кольцо бульваров, садов, валов, сейчас Третье и Четвертое кольца. Развилки — очень характерный элемент московского ландшафта: Пречистенка и Остоженка, Питерская и Волоколамская дороги — примеров не счесть. Город устроен так, что огромное большинство пешеходов и автомобилистов движутся только по радиусам и кольцам, а за развилками располагаются «урочища», местности, где бывают только «аборигены». Здесь уют и простор, здесь, например, огромное Покровское-Стрешнево, один из моих излюбленных районов.

В ресторанах…

Последнее время почти не бываю. Не могу служить гидом. Когда был моложе, ресторанов было в двести раз меньше, сейчас их много, да жизнь уже не та. Но все же могу сказать, что по субботам всегда два часа провожу в «Академии», что в начале Камергерского, у памятника Чехову, в промежутке между двумя лекциями в Школе-студии МХАТ, где служу вот уже почти двадцать лет.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Никуда не могу доехать и дойти в последнее время, увы.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Такие же хомо сапиенсы, как все. Особенно в своем районе, во дворе и вечером. Не вижу никаких особенных отличий.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Очень люблю Лондон, Берлин, Париж и даже Нью-Йорк. Но столица мира — Москва. Самое главное — огромные леса и парки. Есть маршрут для скептиков, уверенных, что Москва — шумный мегаполис. Называется «Восемь часов по лесам» — от метро «Владыкино» до «Войковской» — сможете сами простроить?

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Москва прекрасна, меняется только в лучшую сторону. Очень жду реализации проекта «Московские набережные» — это будет прорыв.

Хочу изменить в Москве…

Себя.

Мне не хватает в Москве…

Долгих неспешных прогулок.

Если не Москва, то…

Только Москва, тут для меня все давно ясно.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

В Переделкино. Там мы с семьей ремонтируем классический писательский дом, который уже сейчас так уютен, так притягателен…

Мои планы…

После пандемии снова научиться легко покидать Москву.

Фото: предоставлено пресс-службой Музея истории российской литературы им. В. И. Даля