, , 3 мин. на чтение

Это мой город: дизайнер, автор концепции сети бистро «Жан-Жак» Мюрьель Руссо-Овчинников

, , 3 мин. на чтение
Это мой город: дизайнер, автор концепции сети бистро «Жан-Жак» Мюрьель Руссо-Овчинников

О жизни в романтичном Замоскворечье, черном юморе москвичей, «Доме меда» на Новокузнецкой, нехватке уличных бистро и утрате Москвой индивидуальности. 

Я родилась…

В Париже весенним днем 21 марта. С перерывом в 5 минут родилась еще одна Мюрьель Руссо — моя однофамилица. Об этом сообщили моему папе в мэрии, когда он пришел за документами. И посоветовали не называть дочь так же, а добавить еще несколько имен. Поэтому у меня их пять: Мюрьель Сесиль Клотильд Люк Франсуаза Руссо-Овчинников. Это имена моих бабушек и дедушек.

Сейчас живу…

В Замоскворечье. Помню вечер 1992 года, когда мы были в гостях у Ольги Свибловой в Климентовском переулке, вышли от нее уже ночью, когда не горел ни один фонарь. Мне кажется, именно тогда я влюбилась в этот район, где знаю каждый уголок, каждый сквозной проход через двор, каждый камень и каждую стену. Я очень люблю гулять по своему району, задрав голову к небу и фотографируя.

Любимый московский район…

Замоскворечье — это район, который я бы назвала романтичным. Здесь преобладают размытые цвета прошлого. И кажется, будто уже привык к этой гамме, как вдруг из-за угла на тебя смотрит розовый или изумрудный дом! Даже не смотрит, а шлепает по глазам. Обожаю лабиринт разбросанных и тесно переплетенных улиц, часто совершенно пустынных. Здесь можно часами оставаться инкогнито.

Любимые рестораны и бары…

Мой любимый ресторан, конечно же, «Les Z’amis de Жан-Жак Руссо». При его создании у меня была возможность извлечь и адаптировать все эмоции из французской культуры, из произведений Жоржа Сименона (вспомните комиссара Мегрэ!), из моих любимых деликатесов, которые наш шеф-повар Сергей Леонов готовит с юмором и улыбкой, из моих произведений искусства, пропитанных цветом, дружбой, жизнью и смехом.

Меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

В «Жан-Жаке» на Цветном бульваре, который мы только что воссоздали с Митей Борисовым и новой командой, в районном торговом центре на Новокузнецкой улице у церкви Николая Чудотворца, что в Кузнецах, в лавке со специями, сирийским маслом и сухофруктами у Ибрагима или в «Доме меда» на Новокузнецкой улице, дом 5, строение 1, в отделе фитотерапии, где я обычно покупаю травы и целебные сборы. Здесь самый большой выбор русского меда, ароматических масел и бальзамов. Это настоящая пещера Али-Бабы, во всяком случае, как я ее себе представляю.

Место, куда давно мечтаю съездить, но никак не получается…

Обожаю азиатские рынки, которые находятся за чертой города или на МКАД. Например, помню, был «Садовод». Чего там только мы не находили: соусы, экзотические фрукты, чаи, безделушки, сумки, наряды, ленты, ткани — это был кладезь для моих мероприятий.

Мое отношение к Москве со временем менялось…

Сегодня я поняла, что в России я прожила больше, чем во Франции! И мой настоящий дом находится здесь, на Новокузнецкой улице. Он словно был здесь всегда! Сейчас город стал более открытым, зеленым и молодым. Но так как очень многое было сделано, как я считаю, по западному образцу, Москва утратила свою индивидуальность. С исчезновением маленьких магазинчиков она стала матрицей для «ВкусВилла», «Мяснова», «Дикси», которые наводнили город своими зелеными, оранжевыми и коричневыми фасадами.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Я всегда жила в столицах, и Москва для меня — это мегаполис-щупальца, где все постоянно встречаются, где перемешаны лица со всех континентов, где все говорят на всех языках. Мне нравится эта анонимная смесь. Но у русских даже в анонимной толпе есть своя отличительная особенность — гротескно одеваться, со слишком ярко выраженной элегантностью. Это выглядит очень забавно, смешно, даже иногда карикатурно. При этом москвичи — настоящие профессионалы по черному юмору. Его много, и, наверное, благодаря ему я никогда не чувствовала себя в опасности в Москве, в то время как в Париже я всегда и везде настороже: на улице или в метро.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Лондоне, Париже или Берлине…

Трудно сказать, эти города такие разные! Москва полна непредсказуемости, Лондон — это ежевечерний мегапаб, Париж для меня — это жизнь по соседству со своим бистро, небольшими рынками и магазинами, а Берлин — это скопление домов разных эпох, зеленых насаждений и необычных мест.

В Москве мне не нравится…

Пыль! Меня всегда поражает ее количество. В такие моменты я вспоминаю гениальную инфраструктуру стоков для воды, созданную в Париже.

В Москве не хватает…

Настоящих небольших забегаловок за углом. Да, есть бары, рестораны, но в них нет души маленького уличного бистро.

Сейчас я работаю… 

Больше всего над «Жан-Жаком», а также над серией картин, предметами интерьера и одеждой, которая помогает находиться в гармонии с собой и приносит удачу. Это коллекция из 50 моделей, тираж каждой — всего пять экземпляров. Когда незнакомые люди в моей одежде встречаются на улице, они невольно и обязательно становятся друзьями. Так я создаю сообщество улыбок!

Фото: из личного архива Мюрьель Руссо-Овчинников