search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Это мой город: кинорежиссер, сценарист и продюсер Игорь Угольников

, , 3 мин. на чтение
Это мой город: кинорежиссер, сценарист и продюсер Игорь Угольников

О жизни над рестораном Uilliam’s, усталости москвичей от протестов, вопросах к Мавзолею и своем новом фильме «Подольские курсанты» об обороне Москвы осенью 1941-го.

Я родился…

В Москве, в роддоме Грауэрмана, 15 декабря 1962 года. Мы жили тогда в Богословском переулке у Патриарших прудов. Я москвич в четвертом поколении.

Сейчас живу…

Все там же, на Патриках. Уже на Малой Бронной, дом 20, прямо над рестораном Uilliam’s, в самом шумном и самом прекрасном месте Москвы.

Люблю гулять…

Конкретно — вокруг Патриарших прудов. Пять кругов по часовой стрелке — лучшая прогулка, которая ни с чем не может сравниться.

Любимый московский район…

Все те же Патриаршие пруды. И Останкино, где я много лет проработал на телевидении.

Любимые рестораны и бары…

Ресторан Uilliam’s, в который я могу спуститься в тренировочных штанах, или, наоборот, из ресторана мне могут принести поесть прямо в квартиру. И еще «Кафе Пушкинъ» моего друга Андрея Деллоса.

Меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Хороший вопрос. Что значит застать? Застукать? По Москве я передвигаюсь на автомобиле, стараюсь делать дела быстро. Если хотите меня именно застать — будьте любезны, на Малую Бронную, в Останкино. Раньше можно было еще в театре Сатиры, где я работал.

Место, куда давно мечтаю съездить, но никак не получается…

Мне надо заехать на Красную площадь, к Мавзолею, там много вопросов накопилось. Если говорить серьезно, не может быть в центре города такого жуткого кладбища, на котором к тому же большая часть людей лежит незаслуженно.

Мое отношение к Москве со временем менялось…

Москва стала чище, богаче, но есть и проблемы. Да, ушел весь «стамбул», когда весь город был завешан страшной рекламой и превратился в огромный киоск. С плиткой переборщили, но зелень, к счастью, прижилась, недаром столько денег потратили на каждое деревце.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Москвичей не заставишь выйти на улицы с протестами и демонстрациями. Они уже столько раз бегали со знаменами и лозунгами, что устали.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Лондоне, Париже или Берлине…

Метро точно лучше, тут уж бесспорно. Что касается лучше вообще, то мне сложно, я влюблен в свой город. Здесь все лучше.

В Москве мне не нравится…

Что москвичей в Москве становится все меньше, очень много понаехавших, а мы тут понаоставались.

В Москве не хватает…

Мэра-москвича хотелось бы, хотя бы во втором поколении. А не человека, который хоть и многое делает, но получил мою столицу на откорм.

4 ноября в прокат выходит мой фильм «Подольские курсанты»…

О малоизвестных событиях обороны Москвы в октябре 1941 года. Три с половиной тысячи молодых ребят, а большинству из них не было еще и 20 лет, курсантов подольских пехотного и артиллерийского училищ, были направлены на Ильинский рубеж, чтобы закрыть брешь в обороне. По словам Георгия Жукова, именно здесь была самая сложная ситуация осенью 1941 года. Дорога на Москву была практически открыта. Подольские курсанты буквально своими телами закрыли ее, не дав врагу войти в столицу. Большинство из трех с половиной тысяч курсантов осталось на рубеже навсегда.

При работе над фильмом мы очень большое внимание уделяем исторической достоверности. Основой для написания сценария послужили рассекреченные архивные материалы Министерства обороны. Фильм снимался непосредственно на месте боев. Для картины мы построили точную копию Ильинского рубежа, немного отступив от исторического места, где сегодня живут люди. В съемках принимало участие большое количество настоящей военной техники 1940-х годов из Музея техники Вадима Задорожного. И она не просто достоверная: это те самые танки, которые были на Ильинском рубеже — и наши, и со стороны вермахта.

Этот фильм о молодых ребятах, о подвиге, о любви, о настоящей дружбе, в мельчайших деталях воссоздавая историческую правду, заставит зрителя задуматься над очень важными вопросами. Что сделало ребят такими смелыми и ответственными? Почему они не согнулись и не испугались под фашистским огнем? Как сложился тот духовный стержень, который держал их на позициях?

Об этих мальчишках, которым не было и 20 лет, нужно не только помнить, но еще и обязательно ставить им памятники. Очень хотелось бы, чтобы вообще понятие «подольские курсанты» после выхода картины стало бы так же известно, как оборона Сталинграда или 28 панфиловцев, как все те подвиги, о которых мы знаем.

Впереди у нас большая работа — фильм о народном ополчении. В народном ополчении, в его первой дивизии, погиб мой дед. Благодаря работе над «Подольскими курсантами» мне удалось найти место его гибели. Сейчас мы ведем там поисковые работы, устанавливаем памятник и возвращаем память о народном ополчении России.

Фото: из личного архива Игоря Угольникова