search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Это мой город: основатель фуд-фестиваля «Смена» Наталья Паласьос

, 6 мин. на чтение
Это мой город: основатель фуд-фестиваля «Смена» Наталья Паласьос

О взгляде на Москву из Парижа.

Я родилась…

Сейчас будет небольшой каминг-аут, потому что по всем документам я москвичка. В паспорте у меня написано, что я родилась в Москве, но на самом деле я родилась в Геленджике, потому что моя мама по какой-то непонятной причине решила поехать рожать к родителям. Там я провела первые три месяца своей жизни, но поскольку в темные советские времена очень важен был вопрос прописки, то родители договорились, чтобы мне в документах написали, что я москвичка. Это в средствах массовой информации я говорю впервые.

Сейчас я живу…

В прекрасном городе Париже, который люблю всей душой, чуть по-другому, чем Москву, но тоже очень сильно. Выбрала этот город не я, а судьба. В Москве меня нашел и покорил мой принц на белом коне, то есть мой муж, уже почти 20 лет назад.

Люблю гулять в Москве…

В Москве я бываю эпизодически. Максимум на десять дней, и, как правило, у меня миллион дел. Я по Москве не гуляю, а бегаю со встречи на встречу. Слово «гулять» по отношению к Москве не применяла давно. Разве что с детьми на площадке, на выставках, в парке Горького и в Нескучном. Обожаю Воробьевы горы, меня с ними связывает студенческая молодость — МГУ. Раньше я любила туда приезжать гулять с собакой, встречаться с друзьями. Набережная, осенний или летний лес — для меня это что-то близкое к состоянию катарсиса. Может, это возраст говорит во мне, но я люблю единение с природой, мне важен шелест листьев, пение птиц, близость реки. Еще люблю Коломенское, потому что оно связано с моим детством.

Любимые бары и рестораны…

С этим сложно, поскольку я гастрономический журналист, а также гастродеятель: постоянно пытаюсь заварить какую-нибудь кашу, организовать мероприятие на стыке еды и еще чего-то. В рестораны и иногда бары я хожу регулярно, но не есть, а работать: общаться с шефами, смотреть точку. Я редко бываю в ресторанах в расслабленном состоянии, чтобы просто прийти и выпить чашку кофе. Выделять какой-то один любимый ресторан или бар нетактично, но могу сказать, что часто я люблю то место, в котором делаю проект.

Например, у меня был период «Стрелка-бара», когда три года подряд проводила там Omnivore и была в полном единстве с людьми со Стрелки: я любила это место, его энергетику, людей, которые туда приходили. И даже могла там назначать нерабочие встречи, потому что мне нравилась открытая площадка, терраса на крыше, близость реки. Долгое время это было мое место. Недавно поняла, что соскучилась, давно там не была. А сейчас много времени провожу на Даниловском рынке и полюбила это место всем сердцем.

Из новооткрывшихся московских ресторанов хочу выделить Twins Garden. Мне очень понравилось это место по его духу и европейскому уровню. Хотя не могу дойти еще до Chef’s Table Володи Мухина — думаю, это место тоже может меня покорить.

Место, куда давно собираюсь, но никак не могу доехать…

ВДНХ — там много преобразований и изменений, но слишком далеко находится.

Главное отличие москвичей от жителей других столиц…

Москвичи бывают разные. Те, с которыми общаюсь я — это некий отдельный пласт москвичей. Либо это мои близкие друзья и соратники, либо люди, которые приходят на мероприятия, которые я организую. Это либо Omnivore — фестиваль молодой дерзкой кухни, либо Гастрокэмп «Смена», который вывозит крутых шефов в деревню, и они делают там еду без электричества и современных гаджетов. То есть 200 человек, которые приехали из Москвы на этот ужин — это люди, которые обладают некой долей сумасшествия, любят рисковать и готовы к экспериментам, к чему-то новому.

То же самое будет на «Смена Food Waste». В этот раз мы будем готовить из остатков и объедков. Это мне и нравится в москвичах и Москве. Я как-то пыталась проанализировать свое мышление: почему я, живя в прекрасном городе Париже, все время возвращаюсь в Москву и пытаюсь здесь что-то сделать. Потому что мне нравится в москвичах эта легкость, дерзость, открытость к чему-то новому, отсутствие нафталина и готовность подписаться на любой кипеш, про который каждый раз я думаю: а вдруг никто не приедет, вдруг это никому не нужно? И хоба — овербукинг на мероприятии, некуда посадить людей, ведь ты рассчитывал на в два раза меньшее количество. Мне нравится в москвичах толика Russian soul плюс желание положиться на авось, и море по колено, и готовность к любым необычным поворотам.

В Москве особенное…

Например, я люблю Нью-Йорк за его бешеную энергетику. В Париже и Лондоне такого нет, там свои ритмы. И в Москве теперь появилась своя энергетика. Она менялась со временем. У меня был период, когда я только уехала, и мне казалось, что в Москве такая невероятная движуха, а в Париже сонная, размеренная жизнь. Но, может, это связано с моими личными переживаниями.

Был период, когда Москва выпивала из меня все соки. Я доползала до самолета и падала. Приезжала в Париж и два дня просто отсыпалась. Сейчас Москва стала лучше с энергетической точки зрения. Я люблю сюда приезжать, это мой родной город. Я его чувствую, как близкого человека.

Хотя, надо оговориться, что Москва для меня — прежде всего друзья. Не места, не парки, не кафе и не рестораны, для меня Москва — это люди. И если представить, что все мои близкие друзья уедут в одночасье из Москвы по какой-то причине, то, наверное, я перестану сюда приезжать. Для меня любое место — район, квартира — связано либо с воспоминаниями детства, либо с людьми, либо с ситуациями. Таких близких друзей, как в Москве, у меня нет ни в одном другом городе мира.

В Москве изменилось…

Как бы ни ругали мэра и прочие власти, Москва стала чище и красивее, чуть более стильной, может, потому что стала работать с архитектурными бюро. Десять лет назад на Тверской были такие страшные клумбы и жуткие рекламные щиты и перетяжки, что было ощущение рынка «Лужники» в 1990-е, а сейчас она в хорошем смысле приобретает свое лицо и местами даже стильное.

Я думаю, москвичам тяжело, когда постоянно ведутся работы и перекладывают плитку. Я так же ругаюсь, что из-за дорожных работ в Париже постоянные пробки. Но как приезжающий в Москву человек должна сказать, что теперь приезжать сюда стало здорово.

История с московскими гастрофестивалями для меня началась…

Сначала я решила привезти в Москву Omnivore. Многие тогда меня шпыняли и говорили: «Как? Это не Мишлен? Кому нужны эти голодранцы?» Тем не менее фестиваль состоялся. Следующим этапом был гастрокэмп «Смена», когда я взяла всех этих голодранцев и вывезла в деревню, где они готовили из подножного корма, из местных трав, продуктов, в русской печке. Теперь я опустилась еще ниже: предлагаю этим шефам готовить из объедков. Что будет дальше, непонятно.

Суть мероприятия «Смена Food Waste» в том, что…

Мы часто говорим, например, о нефти как о важном сырьевом источнике. Но мы забываем о продуктах. А ведь еда — это то, что мы делаем чаще всего в жизни: мы едим три раза в день каждый день, без еды человек умирает. Не знаю, есть ли что-то, что мы делаем чаще. Может, спим дольше, чем едим. Это основная потребность человека. Но из-за сегодняшнего изобилия мы относимся к еде потребительски. А продукты — это важный сырьевой источник, который игнорируется.

Мало кто знает об этой проблеме, а она огромная: треть всех продуктов в мире выбрасывается. Мы производим больше продуктов из-за маркетинговых амбициозных планов, из-за этого иссякают почвы, скоро на планете закончатся водные ресурсы, и все эти проблемы сказываются на сельскохозяйственном комплексе. Треть произведенных продуктов сжигается, закапывается в землю, истребляется, потому что они просто не востребованы. Об этой проблеме нужно кричать, потому что к 2050 году природные ресурсы иссякнут и будет невозможно накормить все население планеты.

А между тем производители фудвейста — это мы с вами, конечные потребители, которые не могут планировать закупки, плохо составляют рецепты. Именно в этом смысл акции «Смена Food Waste» — мы хотим во всеуслышание заявить об этой проблеме. Мы собираем круглый стол с людьми, которые расскажут о размерах катастрофы.

В выходные 21–22 июля мы проведем «Смена Food Waste» вообще для всех бесплатно, объясним, как лучше планировать закупки, как сделать китайское блюдо из остатков риса в холодильнике, что сделать с подвядшей зеленью, чтобы ее не выбрасывать, как использовать оставшееся тесто от пельменей. Мы расскажем, как менять мир на уровне своего холодильника. Не надо ждать важных политических решений сверху (которые, конечно, должны быть, потому что наше законодательство очень много препонов ставит в решении проблемы пищевых отходов).

Самое сложное в организации гастрономических мероприятий это…

Организация. Я работала с огромным количеством разных команд на каждом мероприятии, я говорила себе: never again. Какие бы ни были вменяемые партнеры, любой может сорваться. А самое приятное — это кульминационный момент, когда мероприятие происходит и приходит огромное количество людей. Тогда появляется это ощущение, что все не зря. Особенно если видишь, что им это понравилось, и пишут, что им было хорошо. Ради этого я все это и делаю.

Фото: Денис Крупеня