search Поиск Вход
, , 5 мин. на чтение

Это мой город: прима-балерина Большого театра Ольга Смирнова

, , 5 мин. на чтение
Это мой город: прима-балерина Большого театра Ольга Смирнова

Об отношениях москвичей со временем, липах на Тверской, купеческом духе столицы, сотрудничестве с Тьерри Мюглером и своем грядущем бенефисе в Большом.

Я родилась…

В Санкт-Петербурге, городе, который сильно меня сформировал и до сих пор является особенным для меня. Петербург, конечно, не может не оставить отпечатка на человеке, который там родился и вырос, даже если брать во внимание просто красоту и гармонию его архитектуры и, что немаловажно, цельность архитектурных ансамблей. Исторический центр Петербурга дошел до нас в малоизмененном виде, чего, к большому моему сожалению, нельзя сказать про Москву. Москва — очень эклектичный город, который вбирает в себя многое, так исторически сложилось, что он развивался во всех своих частях одновременно, поэтому в Москве нет районов, которые полностью отражали бы какой-то определенный исторический период, и я считаю, что это минус.

Сейчас живу…

В самом центре Москвы, в пятнадцати минутах ходьбы от Большого театра. В погожие дни я предпочитаю ходить в театр пешком. Люблю эти прогулки — в центре осталось множество красивых зданий, исторических особняков, монастырей, все это создает особую, неповторимую ауру Москвы, и человека творческого она всегда вдохновляет.

Люблю гулять…

В зеленых местах Москвы, в парках и садах. Рядом со мной сад «Эрмитаж» и очень приятный Екатерининский парк. За десять лет, что я здесь живу, у меня появились любимые уголки — парково-усадебные ансамбли Кусково и Останкино, Воробьевы горы и Нескучный сад. Там можно укрыться от суеты города — даже не поверишь, что находишься в пределах многомиллионного города. Мне очень нравится инициатива возрождения лип на главной магистрали города — Тверской. В Москве я люблю места, которые позволяют почувствовать атмосферу так называемой старорежимной Москвы, определенный купеческий дух — это Замоскворечье и ряд прилегающих к Арбату переулков. Небольшие особняки на Поварской позволяют почувствовать неспешный ритм старой Москвы.

Мне не нравятся…

Многие районы за Садовым кольцом — очень часто здания там сложно назвать привлекательными или красивыми (или я просто не попадала в такие места). Лицо города портят, например, отдельные здания, построенные в стиле конструктивизма, и здания 1990-х — начала 2000-х, они некрасивы и даже уродливы. Я положительно отношусь к небоскребам «Москва-Сити», в частности потому, что это отдельный район, а не разбросанные по городу высотки.

Я давно собираюсь, но никак не доеду…

До палат Волковых-Юсуповых в Большом Харитоньевском переулке. Сейчас из-за пандемии и предстоящей реконструкции, к сожалению, приостановлена демонстрация залов. Я долгое время хочу туда попасть.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Особыми отношениями со временем. Жители многомиллионника — это люди, у которых есть большие возможности реализовывать свои планы, поэтому жизнь у них кипит, и им нужно уметь планировать свое время. Но иногда загруженность берет верх, и нормой считаются опоздания на полчаса и на час (в частности, из-за непредсказуемой ситуации на дорогах).

Я люблю рестораны…

«Пушкин» и «Турандот» — они рядом. Я понимаю, что это не исторические здания, что они были талантливо построены в относительно недавнее время и при этом, мне кажется, очень удачно. Созданные интерьеры — главная изюминка этих мест, не говоря о прекрасной кухне, в том числе с воссозданием колорита русских кушаний. Москва предлагает удивительное разнообразие ресторанов, также в числе любимых «Китайская грамота» и греческий «Пифагор».

В Москве мне не хватает…

Районов в едином стиле, в которых можно было бы окунуться в определенную эпоху, и доступных парковок в центре города.

Многие жалуются на пробки…

Но меня пробки не раздражают. Я с удовольствием слушаю музыку любимых радио — «Орфей» и Like Fm. А с точки зрения комфорта и предоставления культурно-развлекательного досуга Москва, на мой взгляд, опережает многие столицы мира. Я часто выступаю в Нью-Йорке, Лондоне, Милане, а в Париже или Берлине бывала как турист и считаю, что Москва в этом ряду в лидерах — на это указывает и разнообразная (и, главное, доступная) культурная жизнь, представленная во всех жанрах искусства, и работающие часто круглосуточно магазины и рестораны. При этом Москва достаточно зеленый город, с ее многообразием бульваров, парков и садов.

Московский балет исторически отличается от петербургского…

И любой критик и даже артист укажет на большую академичность в исполнении петербургских артистов и большую открытость и эмоциональность московских. Но за последние 10–15 лет тенденция стала меняться. Происходит много обменов артистами — те, кто оканчивает школу в Петербурге, приезжают в Москву (как я), в труппы приходят иностранные исполнители. Поэтому явные отличия прошлого нивелируются, сложно уже четко разграничивать московский и петербургский стили исполнения.

Балеты для программы Postscript…

Выбирались мною вместе с продюсером этого вечера — главным продюсером компании MuzArts Юрием Барановым. Меня привлекает идея попробовать абсолютно разную хореографию, разные стили, объединенные одним вечером. В Большом театре, даже если в афише стоит вечер одноактных балетов, скорее всего, ты будешь танцевать только в одном из них. Совместить в одном исполнителе и в один вечер такие разные миры, как пластика Уэйна Макгрегора, Алексея Ратманского, Пола Лайтфута и Соль Леон — это, конечно, творческий вызов для меня и определенно выход на следующий уровень исполнительства.

Программа начала формироваться…

Вокруг балета, который поставлен Уэйном Макгрегором на меня в коллаборации с известным модельером Тьерри Мюглером для лондонской премьеры McGregor+Mugler. Остальные вещи — «Воспоминания о дорогом месте» в постановке Алексея Ратманского и Postscript Пола Лайтфута и Соль Леон — я видела в исполнении других артистов и сразу загорелась желанием их исполнить, но эти балеты раньше показывали только в Голландии, где они и были поставлены. Мы готовим их российские премьеры.

Выдающийся дизайнер Тьерри Мюглер…

Прислушивался к рекомендациям, хотя это была моя первая коллаборация с художником такого масштаба из индустрии моды, и, естественно, Тьерри принадлежит вся визуальная концепция номера: необычные костюмы и их трансформация, утрированный яркий макияж, каждый раз создававшийся не менее чем за два часа, маски, слепленные с моего лица и лица моего партнера. Тьерри отличало внимание ко всем деталям: как блестят латы, как сидит шлем, все тонкости макияжа. Для того чтобы создать графичный силуэт, отражающий его фирменный силуэт с подчеркнутой неестественно тонкой талией, он использовал специальные корсеты, в которых, как оказалось, невозможно танцевать современную хореографию с использованием всего объема грудной клетки. Тогда он заменил корсет поясом, чтобы сохранить ту форму, которую он пытался создать, но чтобы в ней было удобно танцевать. Поначалу сложности представляли маски на лицах, мы в них довольно продолжительно танцуем, и здесь гибкость проявил хореограф, создавший эффектную хореографию, которую стало возможно исполнять при условии закрытого лица, невозможности дышать и маленьких щелок для обзора. В итоге получился ультрасовременный номер на музыку, написанную с использованием искусственного интеллекта, с яркой хореографией. Подобных номеров до этого в мире балета я не видела, и, похоже, в этом мы продолжаем традицию Дягилева по созданию всего нового в мире балета и музыки.

В вечере также участвуют…

Мои коллеги из Большого театра Екатерина Крысанова, Анастасия Сташкевич, Анастасия Денисова, Артемий Беляков, Вячеслав Лопатин, Артур Мкртчян и Якопо Тисси. Многие артисты соглашались участвовать, понимая, что вечер объединен моим именем. Также при выборе составов важны были пожелания хореографов — это были те артисты, которые уже работали с Алексеем Ратманским, а также с Полом Лайтфутом и Соль Леон.

Талантливые современные хореографы…

Отражают в своих работах нашу сегодняшнюю жизнь, поэтому их балеты должны быть близки и понятны всем, кто живет сегодня. Думаю, что программа будет интересна не только постоянным театральным зрителям, но и непосвященным.

Вечер одноактных балетов Postscript пройдет на Новой сцене Большого театра 25 и 26 мая.

Фото: пресс-служба Большого театра