, , 9 мин. на чтение

Как Москва готовится к референдуму

, , 9 мин. на чтение
Как Москва готовится к референдуму

С отменой мер самоизоляции город вернулся к уже подзабытой за весну повестке дня. На 1 июля назначено общероссийское голосование по вопросу об одобрении внесенных Владимиром Путиным конституционных поправок. Сами поправки, которые позволяют нынешнему президенту баллотироваться на высший пост еще два раза, были приняты парламентом и подписаны самим Путиным еще в марте. Но запланированное на апрель всенародное одобрение не состоялось из-за коронавируса. Теперь, когда до него вновь дошли руки, Москву спешно стали готовить к небывалой процедуре.

Плебисцит возвращается

Около трети рекламных билбордов на московских дорогах информируют граждан о предстоящем голосовании. Щиты делятся на два типа: разработанные Общероссийским народным фронтом и Центризбиркомом. Оформленные в цветах российского флага плакаты со слоганами «Наша страна, Наше решение, Наша Конституция» — это от Эллы Памфиловой. Их развесили чуть ли не на всех городских остановках. «Фронтовики» предпочитают рекламу, посвященную каждой из поправок. Например, призыв сохранить родную культуру и язык под портретом Пушкина отсылает к признанию языка русского народа «государствообразующим». Девочка в военной форме напоминает о памяти предков. Есть еще о человеке труда, об индексации пенсий, доступной медицине и стабильности. Дизайн этой линейки билбордов разрабатывали в Администрации президента, однако ЦИК уверен, что они имеют лишь «информирующий» характер.

Похоже, власти взялись за мобилизацию избирателя всерьез. Призывы прийти и проголосовать за поправки проникли на страницы бесплатных рекламных газет, которые москвичи получают в почтовые ящики. Рекламой референдума пестрят популярные новостные сайты и агрегаторы. Владимир Машков, Олег Газманов, Сергей Безруков, Михаил Боярский и Денис Мацуев записывают ролики в поддержку поправок, а Стас Михайлов ограничился постом в социальной сети. Звезды инстаграма, обычно выкладывающие пропитанные сексуальностью и гламуром фотографии, вдруг преисполнились гражданским чувством. «Не нужно отказываться от голосования в силу аполитичности. Это не политика, это просто жизнь», — утверждает солистка группы «А-Студио» Кети Топурия. Радует возможность проголосовать офлайн певицу Ольгу Бузову, а ведущая Ксения Бородина «обязательно проголосует онлайн». «Голосовать мы обязаны, потому что это ответственность, которую мы должны взять!» — сбивается от волнения бьюти-блогер Айза Анохина.

Власти озабочены перспективой низкой явки на плебисцит. Журналисты выяснили, что электоральные задания по явке постепенно снижали — с 70 до 55%. Понижать планку дальше нельзя: хотя никакой юридической силы у «общенародного голосования» нет, если к урнам явится менее половины граждан, то легитимность поправок повиснет в воздухе. Целый ряд обстоятельств объективно затрудняет мобилизацию электората. Многие люди напуганы опасностью коронавируса и не хотят рисковать, участвуя в голосовании. Наступивший дачный сезон отвлекает самую дисциплинированную и лояльную часть избирателей — пенсионеров, многие из которых уехали на дачи. Наконец, странный статус голосования по уже принятым, подписанным и опубликованным поправкам тоже снижает интерес к этой процедуре.

Именно низкая электоральная активность в среднем по стране обусловила специфику подготовки к плебисциту в Москве. «После 2012 года в Москве голосования проходят относительно честно благодаря совместным усилиям тысяч наблюдателей, — говорит сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц. — Фальсификаций, которые были в 2011-м и до того, в Москве нет». Власти не хотели повторения событий 2011–2012 годов и предпочитали рассматривать столицу в качестве заповедника и витрины электоральной демократии. Но дефицит избирателя меняет ситуацию. Теперь манкировать московскими отчетами рискованно — за ними скрываются без малого 7% всех избирателей.

В поисках избирателя

Мэрия Москвы пообещала активным избирателям, которые примут участие в плебисците по поправкам, «миллион призов». Под это дело запускается особая программа стимулирования потребительского спроса. В ее рамках избирателям предполагается раздать 2 млн подарочных сертификатов общей стоимостью 10 млрд рублей. Сертификаты номиналом от 400 до 4000 рублей можно будет превратить в товары и услуги. К акции привлечены крупнейшие ритейлеры Москвы — «Пятерочка», «Перекресток», «Азбука вкуса», «Магнит», «Магнолия», аптечные сети «Столички» и «Неофарм», а также цветочные магазины, торговые центры, рестораны и даже городские парковки.

Но не факт, что москвичи проявят сознательность и добровольно помогут властям запустить деньги в городскую экономику. Поэтому высокую явку обеспечивают и другими средствами. Важной новацией нынешней кампании стало электронное голосование. Его в качестве эксперимента запускают всего в двух регионах — Москве и Нижегородской области. И эксперимент развивается ударными темпами. По данным на 17 июня, в столице было подано 827 533 заявки на участие в электронном голосовании. Если эти темпы сохранятся, то интернет поднимет явку москвичей примерно на 20%.

«Сама система голосования на «Госуслугах» и Mos.ru вполне похожа на существующие аналоги в мире, — говорит Григорий Мельконьянц. — Но эта система сегодня оставляет возможности для человеческого вмешательства, ее можно взломать «аналоговым» образом».

Как выглядит это аналоговое вмешательство, видно из попавших в интернет свидетельств сотрудников бюджетных организаций и некоторых крупных частных компаний, которых (иногда под угрозой увольнения) принуждают регистрироваться для голосования за поправки. Это коснулось учителей, врачей, сотрудников метрополитена, организаций городского коммунального хозяйства и даже крупных частных строительных компаний, таких как ПИК.

Работодатели рассылают сообщения и проводят личные беседы с сотрудниками, требуя от владельцев московской прописки зарегистрироваться на участие в электронном голосовании и прислать руководству код из СМС с подтверждением. Иногородних сотрудников при этом принуждают брать открепительные и регистрироваться для голосования на определенных избирательных участках в столице. Многих сотрудников московских бюджетных организаций дополнительно облагают повинностью привлечь к голосованию от трех до десяти родственников и знакомых.

Такая работа ведется на высоком уровне и контролируется с помощью детальной и по-бюрократически точной отчетности, часть из которой попала в сеть и в руки журналистов. Например, на предприятиях Комплекса городского хозяйства Москвы заняты 82 279 человек. Половина из них живут в самой Москве и почти все они — 88,7% — к 15 июня были, как говорится в соответствующем отчете, «отработаны», то есть подали заявку на электронное голосование и имеют полный единый личный кабинет, позволяющий голосовать. Из всех сотрудников предприятий городского хозяйства, имеющих московскую прописку, лишь 4653 человека не успели или отказались подавать заявки на голосование. Среди иногородних сотрудников дисциплина хуже. 60% из них взяли открепительные удостоверения по месту жительства и прикрепились к указанным начальством избирательным участкам. Оставшиеся 16 541 человек, видимо, еще ждут разъяснительные беседы и другие меры убеждения.

Сотрудникам метрополитена (их в Москве около 60 000 человек) начальство грозило лишением премий в случае отказа от выполнения гражданского долга через Mos.ru. Поскольку это составляет около половины заработка, несогласных оказалось очень немного. Учителя и преподаватели бюджетных организаций сталкиваются не с приказами, а лишь с рекомендациями, но большинство из них склонны выполнять такие просьбы, опасаясь портить отношения с начальством. В частных компаниях, связанных с московскими властями, сотрудникам иногда угрожают увольнением в случае отказа от электронного голосования. «Те, кто категорически против, просьба писать заявление на увольнение», — заявил сотрудникам один из менеджеров в компании «Технополис Москва».

Впрочем, власти опровергают эти сообщения. В мэрии назвали фейком новости о принуждении учителей голосовать за поправки. Элла Памфилова заявила, что ЦИК провел проверку по всем сообщениям о принуждении граждан, и ни одно из них не подтвердилось. Она потребовала от сотрудников, сообщивших о подобных проблемах на своих предприятиях, продемонстрировать гражданское мужество и бросить вызов своему начальству с открытым забралом. «Если он говорит: «Я знаю, но меня не называйте», грош цена такой гражданской активности. Если хочешь навести порядок, бери на себя ответственность, рискуй и доказывай: «Да, мне звонил мой начальник»», — подчеркнула она.

18 июня журналист телекомпании «Дождь» Антон Баев опубликовал расследование о системе скупки голосов на будущем голосовании. Неизвестные граждане предложили ему 75 рублей за регистрацию одного аккаунта на Mos.ru и еще 50 — за голосование за поправки. Один человек может регистрировать в день до 50 таких аккаунтов. Организаторы выдали журналисту (который представился им безработным) 25 сим-карт и файл с данными граждан, на которых нужно было создавать аккаунты. Большинство людей в таблицах были пенсионерами в возрасте от 60 с небольшим до 100 лет. Среди них были ветераны войны и труда. Практически никто из них прежде никогда не пользовался сервисами сайта «Госуслуги» или Mos.ru. По оценкам «Дождя», речь может идти в общей сложности о десятках тысяч фейковых аккаунтов, зарегистрированных за деньги.

Наблюдатели и избиркомы

И все-таки большинство избирателей, которые примут участие в голосовании, придут на избирательные участки лично. Более 3600 московских УИК сегодня готовятся к этой процедуре.

В связи с еще не закончившейся эпидемией коронавируса было принято решение организовать «продленное голосование». Оно будет проходить с 25 по 30 июня и призвано снизить нагрузку на избирательные участки. По расчетам ЦИКа, количество голосующих на участке не должно превышать 8–12 человек в час. Людям будут измерять температуру, а сами участки обеспечат одноразовыми масками и перчатками, санитайзерами, одноразовыми ручками, дезинфицирующими ковриками, а также разметками социального дистанцирования.

В законе, который регулирует общероссийское голосование, о «голосовании до дня голосования» ничего не говорится. Умалчивает о нем и путинский указ, в котором названа только одна дата — 1 июля. Эти шесть предварительных дней голосования являются ничем не регламентированной инициативой ЦИКа. «С эпидемиологической точки зрения эти меры, наверное, правильные, но с точки зрения контроля это серьезно осложняет жизнь и снижает прозрачность», — говорит Григорий Мельконьянц. Кроме того, наблюдатели должны работать семь дней (из них четыре приходятся на будни). На ночь избирательные урны будут оставаться вне поля их зрения.

Задачу наблюдателям осложнят и другие нововведения этой кампании. Особенно облегчение возможностей надомного голосования, для которого в этот раз не нужно будет никаких уважительных причин. Еще одной особенностью предстоящего плебисцита является монополия Общественной палаты на формирование корпуса наблюдателей.

«В целом принятые процедуры голосования оставляют слишком много серых зон и возможностей для фальсификаций, а возможности наблюдения и предотвращения фальсификаций, наоборот, очень ослаблены. Поэтому для нас на первый план выходит не борьба с нарушениями, для которой никакого инструментария практически нет, а лишь наблюдение за процессом для информирования общества о том, как это голосование будет проходить», — подводит итоги глава «Голоса».

С ним, впрочем, не согласен руководитель рабочей группы Общественной палаты по общественному контролю за голосованием Максим Григорьев: «У нас уже более 280 тысяч наблюдателей от более чем 1500 общественных организаций. А учитывая партии, у нас будет, вероятно, более полумиллиона наблюдателей. Критика со стороны таких структур, как незарегистрированная организация «Голос» — это очевидная глупость. Если соблюдать все форматы работы, то никакие предварительные дни голосования не помешают осуществить контроль. Эта самая незарегистрированная ассоциация «Голос» в целом выступает против голосования по Конституции и активно запугивает членов избирательных комиссий, призывает людей не работать. Это вызывает большие вопросы».

То, о чем говорит Григорьев, может стать серьезной проблемой для московских властей. В городе набирает обороты забастовка членов избирательных комиссий. Она началась еще в начале июня, когда несколько членов УИК из Москвы и других регионов опубликовали обращение «Мы не расходный материал» к коллегам по всей стране.

«Голосование 1 июля — опасность и для нашей жизни и здоровья, и для жизни и здоровья избирателей. Мы, члены комиссий, будем постоянно находиться на участке на протяжении семи дней и помогать голосовать тысячам людей. Мы будем контактировать с ними как в помещении для голосования, так и при поквартирном обходе. И стоит заразиться хотя бы одному члену комиссии — как с огромной вероятностью вся комиссия тоже окажется заражена. А после каждого дня работы мы будем идти домой и приносить с собой болезнь», — писали они. На 19 июня под письмом было уже 502 подписи, из которых почти половина — 231 — принадлежит членам московских избирательных комиссий.

В ЦИКе, однако, заявили, что забастовка никак не повлияет на проведение голосования, «даже если отказников будет 1000». Вполне возможно, что их будет даже больше — не все готовы открыто поставить свою подпись. Но для того, чтобы выборы на участке не состоялись, нужно, чтобы от работы отказались более половины членов, а это маловероятно. «Стандартная для московских УИК ситуация, когда 80% участников комиссии — люди подневольные, работники «Жилищника». Это не независимые люди, они просто выполняют повинность», — говорит один из подписантов обращения член УИК №476 Денис Аксенов.

Оппозиция

Власти не оставили больших возможностей действий и идейным противникам поправок. Оппозиция раскололась по отношению к плебисциту. В то время как КПРФ и часть либеральной оппозиции призывают своих сторонников голосовать против внесения изменений в Конституцию, другие оппозиционеры призывают вообще бойкотировать голосование. Такую позицию заняли, например, «Левый фронт» Сергея Удальцова и Алексей Навальный.

Впрочем, этот раскол может не сыграть большой роли, считает Сергей Удальцов. «Наша задача — общими усилиями сделать так, чтобы вся эта история с голосованием выглядела как можно более неубедительно, смешно, грязно, скандально. Благо власти дают для этого сколько угодно поводов», — говорит он.

Гораздо важнее, по мнению оппозиционеров, чтобы протест вышел за пределы избирательных участков вне зависимости от того, какие итоги голосования объявит ЦИК. Но тут власти тоже подстраховались: массовые акции в Москве по-прежнему запрещены в связи с эпидемией. Тот же «Левый фронт» и КПРФ регулярно подают заявки на проведение митингов протеста, но получают дежурные отказы со ссылкой на мартовский указ мэра о введении противоэпидемиологических мер.

«Мы будем пытаться, несмотря на запреты, проводить точечные акции — пикеты, собрания, встречи с депутатами…  В день голосования наши сторонники будут собираться около избирательных участков, демонстрируя несогласие с происходящим в стране, — описывает Удальцов тактику своей организации. — Но мы не можем призывать к несанкционированным акциям, потому что сразу попадем под удар репрессивных органов».

Но главным барьером для оппозиции выступает даже не угроза репрессий, а пассивность москвичей. «Неясно, всколыхнет ли эта тема рядового гражданина», — сомневается Удальцов. По его словам, в краткосрочной перспективе момент выбран для власти удачно. Люди еще не оправились от последствий карантина. Они думают о том, как восстановить свои доходы, вернуться к нормальной жизни или как провести остаток лета.

«Я буду рад ошибиться, но пока, мне кажется, большого взрыва недовольства и массовых протестов голосование по поправкам не вызовет, — говорит Удальцов. — Эта кампания скорее разогрев, прелюдия к основным политическим битвам 2020–2021 годов. Власти рассчитывают укрепить свои позиции, но они могут просчитаться. Сейчас ведь все смотрят новости про США, про Европу, где люди строят баррикады и объявляют коммуны. И рано или поздно у многих возникнет желание воспользоваться этим опытом».

Фото: Юрий Смитюк/ТАСС