search Поиск Вход
, , 9 мин. на чтение

Как сотни тысяч вакцинированных и переболевших оказались «недостойны» QR-кода

, , 9 мин. на чтение
Как сотни тысяч вакцинированных и переболевших оказались «недостойны» QR-кода

Итак, на прошлой неделе в Москве вновь ввели QR-коды. На этот раз нас делят на «овнов» и «козлищ». На тех, кто имеет право съесть суп в кафе, и тех, кому это не позволено. Впервые граждан официально разделили на полноправных и неполноправных. Пресс-секретарь президента со своей фирменной невозмутимостью признал это: «Реальность такова, что дискриминация неминуемо наступит, — сказал он. — Так или иначе те, кто не привит, и те, кто не имеет иммунитета, эти люди так или иначе попадут в менее выгодное положение, чем те, кто имеет иммунитет».

В городе набирает обороты добровольно-принудительная вакцинация. Городские власти уже наложили повинность на 60% сотрудников сферы услуг и общепита. Теперь руководитель департамента торговли и услуг столицы Алексей Немерюк говорит, что у него есть «идеи, какие отрасли могут присоединиться к этой программе». Во многих бюджетных и даже частных компаниях сотрудников ставят перед фактом, рассылая примерно такие письма: «В соответствии с приказом…  в компании будет реализован механизм отстранения от работы сотрудников, не подтвердивших свой прививочный статус, без сохранения ЗП с соответствующей записью в трудовой книжке». Неудивительно, что эти меры принуждения вызывают недовольство и даже протесты — 26 июня полиция задерживала участников митинга КПРФ против обязательной вакцинации.

Но плохо не только оставшимся без клиентов рестораторам. Для обычных людей есть только три законных пути для получения заветного кода:

  1. Надежнее всего пройти вакцинирование обоими компонентами вакцины, зарегистрированной в России. За это можно получить годичный «аусвайс».
  2. Второй путь к коду — перенесенная за последние шесть месяцев и внесенная в «Федеральный регистр лиц, больных новой коронавирусной инфекцией» болезнь COVID-19.
  3. Наконец, человек может сдать ПЦР-тест (только в официально сертифицированных лабораториях, передающих данные в ЕМИАС). В случае отрицательного результата он получит право наслаждаться столичным общепитом в течение трех дней.

Эти жесткие правила фактически закрывают многим саму возможность вернуться к полноценной повседневной жизни, законно получив QR-код, во всяком случае без значительного риска для своего здоровья.

Беременные и кормящие матери

26 июня разработчик вакцины от коронавируса «Спутник V» обновил противопоказания к ее применению. «С учетом положительных результатов доклинических исследований безопасности вакцины, а также накопленных данных по эффективности и безопасности препарата во время пострегистрационных исследований, экспертами принято решение о снятии противопоказаний для применения вакцины “Гам-Ковид-Вак” (“Спутник V”) у беременных», — говорится на сайте стопкоронавирус.рф. Но новая инструкция утверждает, что «применять “Гам-Ковид-Вак” при беременности следует только в тех случаях, когда ожидаемая польза матери превышает потенциальный риск для плода». На практике врачи обычно по-прежнему не рекомендуют будущим мамам вакцинироваться. С этим столкнулась, например, Дана Климашевская, арт-директор в компании, разрабатывающей мобильные игры.

— Я, к сожалению, не успела поставить вакцину до момента, когда узнала о беременности, — говорит она. — Сейчас мой срок — девять недель. И когда я узнала о своем положении, уже вакцинироваться стало невозможно. Я задавала этот вопрос в женской консультации. Там на меня накричали и чуть ли не выкинули в окно. Посмотрели на меня как на совершенно глупого человека и запретили даже думать об этом. Даже в немного жесткой форме, я просто почувствовала себя как школьница, которую отчитали за невежество. И то же самое, только вежливо, сказала врач в коммерческой клинике, в которую я хожу: «Я не рекомендую».

Дане, к счастью, не угрожает потеря работы. В ее компании персонал переведен на удаленку. Но вход в кафе ей теперь заказан.

— Меры такие жестковатые, — рассуждает она. — Если бы я ездила в офис, то все равно приходилось бы где-то обедать. В моем положении за этим надо следить, есть как минимум два раза в день. И не совсем понятно, как быть в этой ситуации. Только заказывать что-то или приносить с собой. Куда-то выйти, как это обычно бывает, в ближайшее уже знакомое кафе в моем случае, по всей видимости, уже не получится.

В аналогичном положении оказались не только беременные, но и кормящие матери, которым инструкция разработчиков «Спутника» вакцинацию и вовсе запрещает. Теперь единственным выходом для таких, как Дана, остаются ПЦР-тесты.

— Но они действуют всего 72 часа. И я специально выясняла в Invitro — они стоят уже 3900. Честно говоря, это получается накладно, если делать их каждые три дня.

Неконвенционально переболевшие

В похожей ситуации оказались и сотни тысяч людей, перенесших COVID-19, но не зарегистрированных в ЕМИАС. По данным московских властей, в городе переболело около половины населения — примерно 6 млн человек. Из них только 1,358 млн были диагностированы и попали в единый медицинский реестр. В свою очередь те из них, кто перенес болезнь менее полугода назад, могут получить QR-код на своей странице на mos.ru или «Госуслугах». А как быть остальным — тем, кто переболел дома, не обращаясь к врачу? Ведь таких среди жертв вируса большинство.

«Переболевшим ковидом разрешат вакцинироваться через шесть месяцев после выздоровления», — констатируют российские медицинские власти. Аналогичные рекомендации дают и международные организации, и эпидемиологические службы других стран. ВОЗ, например, считает, что после болезни стоит подождать вакцинации полгода. Американские центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC), как и ВОЗ, рекомендуют переболевшим отложить вакцинацию на некоторое время, хотя и не указывают конкретного периода (либо говорят о 90-дневном периоде как ориентире). В европейских странах рекомендуемый интервал составляет от одного до шести месяцев.

Причины таких рекомендаций разные. Во-первых, считается, что естественный иммунитет достаточен для большинства людей на протяжении первых месяцев после заболевания. Во-вторых, многие страны исходят из нехватки вакцин для тех, кто еще не переболел. Некоторые врачи считают, что при высоком количестве антител в крови прививка может быть опасна для здоровья пациента.

Но московские санитарные власти в чрезвычайной ситуации решили просто пренебречь этими сложными соображениями. Наличие антител в крови — ни в каком количестве — не считается основанием для получения QR-кода. Человек должен решить сам: прививаться ему на свой страх и риск или отказаться от доступа в рестораны, кафе и на массовые мероприятия. Даже если это решение и обусловлено вескими соображениями, то получается, что часть людей, переболевших COVID-19, имеют больше прав и свобод, чем другие.

Привившиеся за границей

Многие не желающие вакцинироваться российскими прививками объясняют свою позицию именно недоступностью иностранных вакцин. Но их позиция санитарным властям совсем не близка. Получить код в Москве и других регионах могут только те, кто переболел в России или сделал прививку на ее территории. Иностранная вакцина для получения кода не подходит, не выдадут код и тем, кто привился «Спутником V» за границей. В такую ситуацию попал журналист Игорь Сокольников.

— Я с 1990-х годов живу в Дюссельдорфе, в Германии. Там у меня пожилые родители, жена, дети. И по роду деятельности как издатель я много перемещаюсь по Европе. И чтобы снять все вопросы, связанные с этими перемещениями (в ЕС были весьма жесткие карантины) и общением с семьей, мне нужно было сделать прививку Pfizer. И я им укололся, не потому что эта вакцина лучше или хуже «Спутника», а просто потому, что мои обстоятельства требовали именно Pfizer, — рассказывает он. — Я глубоко принимаю установленные Собяниным правила, вакцинацию. Вот сейчас я сижу на террасе, а не внутри заведения. Но не понимаю, почему эти правила не подготовлены для таких людей, как мы. Для тех, кто переболел, но не обратился к врачу. Или для тех, кто вакцинировался западной вакциной, как я, не оттого, что я антипрививочник или антипатриот, а оттого, что у меня там семья и работа.

Игорь рассказывает, что в Европе тоже пока не признают российские вакцины, но там предусмотрены механизмы, гарантирующие людям равные права: «Например, на каждой площади большого города, часто даже перед входом в ресторан, стоит такая штука вроде киоска — заходишь и сдаешь анализ. И через 5–10 минут тебе на телефон приходит QR-код».

— Я уже устал обогащать эти Invitro и другие компании, делая трехдневный ПЦР-тест каждый раз, когда мне надо лететь. А теперь еще и идти в кафе. По 4 тыс. рублей, самое меньшее — по 3,5 тыс., — возмущается он. — Вот все сделано правильно. Сергей Семенович подготовил Москву к эпидемии, дал людям погулять. Но что делать с нами, с изгоями? С людьми, которые по разным причинам попали в эту ситуацию? Почему я должен сидеть под дождем и не могу войти в кафе из-за того, что у меня укол Pfizer?

Противопоказания

29 июня во время прямой линии Владимир Путин сказал, что незаконно увольнять человека или требовать от него вакцинации, если у него есть медицинские основания для отвода. Но на практике получить медицинский отвод бывает очень трудно, выяснило издание Readovka.ru. Журналисты попытались узнать, какие данные нужно предоставить поликлинике, чтобы получить медицинский отвод от коронавирусной прививки. Московский депздрав решил оставить только пять медицинских учреждений, где можно получить такие отводы. Но обзвон этих больниц и поликлиник показал, что и там добиться нужных документов фактически невозможно.

На звонки либо отвечал робот-автоответчик, либо дежурный говорил, что никаких отводов у них не делают. Лишь в ГП №218 информацию о том, что у них медотводы оформляются, подтвердили, но с одной поправкой — документ можно получить только при повторном обращении. В справочной пояснили, что первый медотвод нужно получить в поликлинике по месту жительства. Получается дурной круг.

Список медицинских противопоказаний против вакцин, утвержденный Минздравом, невелик. Гораздо чаще люди сталкиваются с ситуацией, когда их заболевание в официальных регламентах не упомянуто, но лечащий врач не рекомендует прививаться. Так случилось, например, с журналисткой Лесей Орловой.

— Наши с мужем заболевания проходят по разделу «с осторожностью» — такой раздел есть в протоколе к каждой вакцине, и списки заболеваний в этом разделе дублируются во всех трех вариантах вакцин (ну если мы формально к ним относим и «Эпивак»). До недавнего времени врачи большей частью в таких случаях рекомендовали «подождать». Сегодня практика изменилась, и они, как я наблюдаю в пабликах, рекомендуют вакцинироваться даже с таким анамнезом. Или, как в нашем случае, открыто говорят, что отказываются взять на себя ответственность рекомендовать что-либо (хоть привиться, хоть нет) в ситуации, когда долгосрочная перспектива туманна, — рассказывает она.

По словам Леси, трудно понять, какими соображениями руководствуются сами врачи, меняя свою позицию по поводу вакцинации. То ли на них давит начальство, то ли растущие риски в связи с новой волной пандемии, накрывшей Москву. «Субъективно у меня больше создается впечатление, что давление начальства преобладает. Но, конечно, никак нельзя умалять и профессиональную мотивацию: риски от ковида, по идее, все-таки превышают риски вакцинации».

Для людей в положении Леси и ее мужа ресторанное неполноправие и невозможность получить QR-код на законных основаниях, конечно, не главная проблема. «В ситуации пандемии мы избегали бы общепита просто в силу вменяемости», — говорит она. Но ее уязвимость в ситуации давления со стороны властей все равно сильно повышается:

— Вот лично мне, чтобы получить, бог с ним, с отводом даже, просто внятное представление о положении моих дел, надо (у меня несколько диагнозов) сейчас сдать анализов тысяч минимум на пятьдесят, пройти ряд исследований (одно — по-настоящему мучительное), и на этом основании что-то уже думать. Ладно деньги. Мне эти анализы и исследования надо делать в различных медучреждениях. В ситуации повышенной пандемической опасности, в ситуации постоянного присутствия там потенциально зараженных людей. Тоже ведь дилемма. Мне проще перекреститься, принять на себя ответственность и таки сделать «Ковивак», очень надеясь, что отсроченных последствий для основных диагнозов не будет.

Другие дефекты системы

Украинец Иван Зеленский уже семь лет живет в Москве. Он давно зарегистрировался на «Госуслугах». А весной, еще до начала третьей волны, сделал прививку за деньги (для иностранцев бесплатной вакцинации до сих пор нет, но власти обещают наладить ее в ближайшее время). Но QR-код не получил. Сначала ему объяснили, что в базе данных возникла какая-то ошибка с номером его СНИЛС. Он сходил в ПФР, там запись исправили. Но QR-код не появился. Через несколько дней ему наконец ответили, что база данных создана таким образом, что «просто не предусмотрен тот случай, что привиться мог иностранец». В итоге прививка и антитела у Ивана есть, а возможности поесть в кафе — нет.

— Я писал в департамент здравоохранения Москвы через «Госуслуги», оттуда мне ответили отпиской, написал им снова — буду ждать ответа, — рассказывает Зеленский. — Позвонил на всероссийскую горячую линию — там оператор сказал: «Сейчас спрошу-узнаю», пропал на 15 минут, после чего звонок просто прервался. И теперь при повторных звонках звонок сбрасывается автоматически. На «Горячей линии города Москвы» сказали, что не могут мне помочь, но предложили попробовать сходить в государственную поликлинику, вдруг там могут вытащить мои данные из ЕМИАС.

Накладок, недоработок и технических ошибок в условиях форс-мажора вообще хватает. Люди неделями ждут положенного им QR-кода и обрывают горячие линии. Уже к 28 июня, когда начали действовать новые правила, «19 тыс. обращений оставлено в техподдержку портала mos.ru из-за сложностей с получением кода, из них 9 тыс. обращений связано с поиском цифрового сертификата после вакцинации и почти 10 тыс. — по итогам заболевания в течение последних 6 месяцев», — сообщает оперштаб Москвы.

Судя по всему, власти отдают себе отчет в количестве «побочных эффектов» от введенных правил и заранее готовы к тому, что тысячи людей будут ограничены в своих правах, даже выполнив все, что от них требуется или не имея возможности это сделать. Но «лес рубят — щепки летят». Кто-то же должен быть в этом лесу щепкой.