, 7 мин. на чтение

Московский детектив: скандальное дело бывшего главного следователя Москвы Александра Дрыманова

, 7 мин. на чтение
Московский детектив: скандальное дело бывшего главного следователя Москвы Александра Дрыманова

На днях дело бывшего главного следователя Москвы Александра Дрыманова поступило в Мосгорсуд. Оно стало продолжением скандальной перестрелки у ресторана Elements, произошедшей в двух шагах от здания правительства РФ. Бывшему начальнику столичного СК грозит до 15 лет колонии. Владимир Ващенко — об обстоятельствах самого крупного криминального скандала в Москве.

Бывший начальник московского управления СК РФ генерал-майор юстиции Александр Дрыманов обвиняется в получении взяток в особо крупном размере. Об этом заявил адвокат экс-главного следователя столицы Марк Каверзин.

«Мой подзащитный знакомится с материалами дела. Их довольно много, оно насчитывает 40 томов. Прокуратура утвердила обвинительное заключение, и дело поступило в Мосгорсуд, который проведет предварительное заседание 10 октября. Сторона защиты считает, что вина нашего подзащитного не доказана, соотвественно, вину он не признает», — сказал защитник. Таким образом, будет поставлена точка в самом громком коррупционном скандале столицы последнего времени, в который оказалось вовлечено руководство СК РФ.

Впрочем, до инцидента со взяткой карьера Дрыманова складывалась весьма удачно. Он начинал с обычного следователя во Владимирской области, потом перешел в Генпрокуратуру, а затем стал старшим следователем по особо важным делам при председателе Следственного комитета РФ. На этом посту он возглавлял расследование дела о военных преступлениях в Южной Осетии во время войны с Грузией, а также расследовал второе дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева и громкое дело о коррупции и незаконном прослушивании телефонов, главным обвиняемым по которому проходил генерал ФСКН Александр Бульбов. А в 2014 году Дрыманову пришлось заниматься делом украинской летчицы Надежды Савченко и командиров добровольческих батальонов «Донбасс», «Айдар» и «Днепр-1». После этого глава СК РФ Александр Бастрыкин назначил Дрыманова на пост главного следователя Москвы.

Две женщины, уголовники и чекист с пистолетом

Столь перспективная карьера Дрыманова прервалась после скандально известной перестрелки у ресторана Elements на Рочдельской улице в декабре 2015 года. Причиной кровавых событий стал финансовый спор двух состоятельных восточных женщин — владелицы заведения Жанны Ким и дизайнера Фатимы Мисиковой. Ресторатор решила сделать интерьер Elements в корейском стиле. Для этого она наняла Мисикову. Стороны заключили договор о подряде, по которому Мисикова должна была заниматься не только дизайном, но и ремонтно-отделочными работами. По словам ресторатора, она заплатила дизайнеру 600 тыс. евро, о которых они договорились в устном порядке. Та в свою очередь наняла для ремонта субподрядчика — строительную организацию своего брата.

Но Ким оказалась недовольна слишком долгим сроком строительства и разорвала контракт с Мисиковой. Последняя начала требовать с ресторатора неустойку в размере недоплаченных по договору 2 млн рублей. Чтобы выбить долг, вечером 14 декабря 2015 года в Elements пожаловали Андрей Кочуйков, известный в криминальных кругах как Итальянец, его телохранитель Алексей Китаев, который возглавлял одну из группировок футбольных фанатов «Спартака» «Школа», и еще несколько мужчин, хорошо развитых физически. Среди приехавших оказалась и Мисикова со своим братом. Гости ресторана потребовали немедленно вернуть долг, который, по их словам, вырос уже до 8 млн рублей.

Увидев столь внушительный «десант» в свой ресторан, Ким обратилась уже к своей группе поддержки. В нее вошли глава адвокатского бюро «Диктатура закона» и бывший работник КГБ Эдуард Буданцев, бывший сотрудник ГУВД Москвы Владимир Костриченко, бывший боец ОМОНа Петр Червиченко и бывший боец спецназа ФСИН Роман Молокаев. Как и следовало ожидать, беседа вскоре стала проходить на повышенных тонах. Чтобы утихомирить страсти, на место происшествия приехали полицейские — исполняющий обязанности начальника уголовного розыска ОВД «Пресненский» Денис Ромашкин, оперуполномоченный отделения уголовного розыска Ильдар Шакиров и участковый уполномоченный полиции Ренат Зиннатулин. Однако эффективно вмешаться в ситуацию они не стали.

Александр Дрыманов, Фатима Мисикова, Жанна Ким

По словам очевидцев происходящего, на выходе из ресторана Итальянец в резкой форме спросил Буданцева: «Ты признаешь воровскую власть?» Услышав «нет», Кочуйков приказал своим людям затолкать адвоката в машину, а «остальных отдать ментам». Сразу шесть человек набросились на бывшего чекиста, однако к нему подоспели уже его товарищи, и завязалась драка.

В какой-то момент Китаев достал травматический пистолет и ранил Молокаева, причем тот впоследствии остался инвалидом. Тем временем Буданцев не растерялся — он выхватил наградной пистолет «Беретта 92» и начал стрелять по своим противникам. Итальянец получил пулю в плечо, а Китаев был ранен смертельно. Погиб и еще один из нападавших на Буданцева. В это время полицейские Шакиров и Ромашкин решили спрятаться в «Газели», а Зиннатулин подождал, чем закончится эта сложная ситуация, за одной из колонн ресторана. Позже камера видеонаблюдения зафиксирует, как раненого Кочуйкова с места разборок почему-то увозит не скорая, а та самая полицейская «Газель».

После кровавых событий у ресторана Ким решила уехать из России. В дальнейшем в другом ее заведении — баре «Киану» — внезапно произошел пожар.

«Молодой» и следователи

Само собой разумеется, СК РФ по Москве не оставляет сложившуюся ситуацию без внимания. Ведомство возбуждает целый букет уголовных дел: по ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц), ст. 163 УК РФ (вымогательство), ч. 2 ст. 213 УК РФ (групповое организованное хулиганство) и ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия). В отношении полицейских Шакирова и Зиннатулина было возбуждено уголовное дело по признакам ст. 293 УК РФ (халатность), которая позже была переквалифицирована на статью «Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее за собой тяжкие последствия».

Кочуйков оказался в больнице, после чего был переведен в СИЗО. Однако через некоторое время ему переквалифицировали обвинение со ст. «Вымогательство» на гораздо более мягкую ч. 2 ст. 330 УК РФ (самоуправство, совершенное с применением насилия). Его даже попытались отпустить из следственного изолятора: с учетом переквалификации держать обвиняемых под арестом более полугода невозможно. Но буквально на выходе из СИЗО Кочуйкова задержали уже сотрудники ФСБ. Странное поведение следователей вызвало подозрение у чекистов. Вскоре они выясняют, что мягкость работников СК не была бескорыстной. Одного из участников нападения на ресторан они взялись отпустить за 1 млн долларов, причем заплатить столь внушительную сумму якобы согласился известный уголовный авторитет Захарий Калашов по прозвищу Шакро Молодой (ФСБ не удалось официально установить, кто являлся владельцем миллиона, полученного сотрудниками СК РФ в качестве взятки за освобождение Андрея Кочуйкова. — «Москвич Mag»). Тем не менее правоохранители установили, что заказчиком вымогательства денег у Ким был именно Калашов, и его задерживают, что само по себе становится сенсацией в криминальном мире.

Сотрудники ФСБ по подозрению в получении взятки по делу Шакро также задерживают заместителя руководителя главного следственного управления СКР по Москве генерал-майора Дениса Никандрова, главу управления собственной безопасности столичного главка СК Александра Ламонова, руководителя управления СКР по ЦАО Москвы Алексея Крамаренко и главу службы собственной безопасности СК РФ Михаила Максименко. По официальной версии уголовное дело в отношении высокопоставленных лиц возбудил лично глава СК РФ Александр Бастрыкин, однако оперативное сопровождение по делу вели сотрудники ФСБ. Более того, в прессе тогда появились сведения о скорой отставке Бастрыкина и роспуске СК РФ, однако этого не произошло.

Ключевую роль в «деле московских следователей» сыграл бывший заместитель главы столичного СК Никандров. Он заключает сделку со следствием — признается в совершении преступления и дает изобличающие показания на других экс-работников СК. Также он упоминает и своего непосредственного шефа Дрыманова. Он заявляет, что часть денег — 400 тыс. долларов — передал главному московскому следователю. Похоже, он также заявил, что ранее заплатил Дрыманову 9,8 тыс. евро за общее покровительство и продвижение по службе.

Захарий Калашов (Шакро Молодой), Эдуард Буданцев, Андрей Кочуйков (Итальянец)

Сам глава столичного управления СК опровергал все обвинения, заявляя, что это ложь, инициированная ФСБ. При этом он уходит на пенсию и переезжает в Волгоградскую область, где пытается стать адвокатом, готовится сдать экзамен в местную коллегию. Если бы ему это удалось, то по закону уголовное дело Дрыманова имели бы право вести лишь сотрудники того же близкого ему СК. Но генерал-майора юстиции задерживают сотрудники ФСБ и перевозят в Москву, и с получением статуса адвоката ему явно придется повременить. «Наша позиция в том, что Дрыманов не виноват. Никандров оговорил его, чтобы смягчить свою участь. Поэтому в суде я и мой подзащитный будем бороться за оправдание», — сказал «Москвич Mag» адвокат бывшего главного столичного следователя Каверзин.

Сели почти все

Действительно, Никандров получил весьма мягкое наказание — лишь пять с половиной лет лишения свободы. При этом по статье «Получение взятки в особо крупном размере», по которой он обвинялся, бывшему следователю грозило до 15 лет колонии. А вскоре его и вовсе выпустили условно досрочно. Оказались в местах не столь отдаленных и другие фигуранты этой истории. Максименко приговорен к 13 годам колонии и штрафу в 165 млн рублей. Ламонову было назначено пять лет колонии со штрафом в 32 млн рублей.

Не обошла своим вниманием слепая Фемида и полицейских, ставших очевидцами перестрелки на Рочдельской улице. Их признали виновными в халатности.  Исполняющий обязанности начальника уголовного розыска ОВД «Пресненский» Ромашкин был приговорен к четырем годам колонии общего режима, опер Шакиров — к трем годам и шести месяцам колонии общего режима, а участковый Зиннатулин получил два года общего режима.

За вымогательство Итальянец получил восемь лет колонии, а Шакро Молодой — девять.

Избежать уголовной ответственности смог лишь адвокат Буданцев, хотя изначально его отправили в СИЗО по подозрению в убийстве двух и более лиц. Но затем смягчили статью, обвинив в превышении необходимой обороны. Однако в итоге все обвинение с бывшего сотрудника КГБ сняли. Ему даже вернули боевой пистолет. Впоследствии он пришел с ним в суд давать показания в качестве свидетеля по делу Шакро Молодого, чем серьезно напугал публику и судебных приставов.

Теперь суду предстоит решить судьбу Дрыманова.

Бывший следователь прокуратуры, а ныне адвокат Оксана Михалкина считает, что в ходе рассмотрения дела о стрельбе на Рочдельской впервые за долгое время предали огласке коррупционные связи высокопоставленных правоохранителей и преступников. «То, что силовики крышуют криминал, давно ни для кого тайной не является. Но в 90-е годы все это замалчивалось. Сейчас это все стало достоянием гласности и сенсацией. При этом я допускаю, что подобные события вполне могут повториться и вновь, в том числе и в Москве, поскольку сама по себе реальность, в которой криминал и правоохранительные структуры переплелись между собой, никуда не делась», — сказала она.

Бывший следователь Следственного комитета при прокуратуре, а ныне адвокат коллегии «Фрейтак и сыновья» Вадим Багатурия считает, что отчасти столь крупный коррупционный скандал стал результатом реформы правоохранительных органов, в частности выделения СК из состава прокуратуры.

«Такое явление, как сращивание с криминалом, характерно для работников уголовного розыска, поскольку необходимость агентурной работы подразумевает разговор на общем языке с преступниками, и постепенно молодые оперативники все больше и больше становятся похожими на свой контингент. Следователи, особенно из СК, несомненно, интеллигенция в правоохранительных органах, поэтому говорить о сращивании их с криминальным миром нельзя. Случай, связанный с последствиями перестрелки на Рочдельской, вылился в громкие последствия исключительно из-за того, что ситуацию пытались использовать в корыстных целях сотрудники службы безопасности СК, бывшие, но как раз оперативники. В прокурорскую бытность представить подобное ЧП было невозможно. “Падение нравов” в СК стало следствием отделения от альма матер и последовавшего наплыва сотрудников МВД, отягощенных коррупционной ведомственной биографией», — считает Багатурия.

По его словам, случившееся на Рочдельской улице, несомненно, войдет в историю как «дичайший пример упадка в правоохранительных органах», поскольку получение взяток не от кого-нибудь, а именно от воров в законе не что иное, как предательство интересов государства и службы. «В этом случае деньги однозначно пахнут», — заключил эксперт.

Фото: Андрей Любимов/АГН «Москва», rucriminal.com