search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Московский этикет: нагадил — убери

, 2 мин. на чтение
Московский этикет: нагадил — убери

Сколько раз вы наступали в собачье дерьмо на дороге и матерились? Когда я только завела собаку, еще не была погружена во все тонкости звериного этикета и первое время за ней не убирала. Мои соседи-собачники смотрели на меня косо, но молчали.

Осознание пришло довольно быстро, и я обнаружила целый дивный мир, созданный услужливыми маркетологами для собачьих экскрементов: разноцветные пакетики, причем бывают еще и ароматизированные (у меня фиолетовые с запахом лаванды), и сумочки на пояс или на поводок для этих пакетиков в форме косточки, шарика, сердечка (так далеко я решила не заходить). Надо сказать, что убирать за своей собакой даже приятно, чувствуешь превосходство над остальными и причастность к кругу приличных людей. И да — как выяснилось, свое не воняет и вовсе не противно.

Но на этом я не остановилась. В отличие от моих терпеливых соседей я не сдерживаю негодования по отношению к новым собачникам, не соблюдающим «кодекс чести». Выхожу утром, а мне навстречу «гуляет» статный мужчина лет пятидесяти с супер-мини-той-терьером, тем самым, который помещается в бокал. Терьер в платье. Обращаюсь к мужчине: «Вы убираете за своей собачкой?» Ответом мне был игнор и разворот на 180 градусов. Больше я мужчину с моськой не видела. Он явно отказался от этой экзекуции: мало того, что собаченька не мужская, так еще и в платье, а я стала последней каплей. Теперь с терьером гуляет его жена — стройная дама с ботоксом, которая все время разговаривает по телефону (в 8 утра! с кем?), и мне к ней не пробиться.

Я решила сменить тактику и ловить засранцев на месте преступления. Но встретить гадящую собаку не каждый день повезет. И вот однажды удача повернулась ко мне собачьим задом. За поворотом прямо передо мной уселась новая лохматая крошка, которую на поводке держала довольно странного вида женщина — с рыжим начесом из 80-х а-ля Алла Борисовна, но не в балахоне, а в красной юбке-карандаше и с сигаретой. В голове пронеслись десятки вариантов, как бы к ней подойти, чтобы не спугнуть жертву. Пока я размышляла, собака гордо засеменила прочь. Я не растерялась. С самой добродушной улыбкой, которую смогла изобразить, подбежала к хозяйке с криком: «Девушка-девушка, подождите! У меня есть пакетик!» (а она уже давно не девушка, и мое обращение ей явно льстит). Я от волнения роняю пакетик, поднимаю, чуть не падаю, продолжаю улыбаться и протягивать его ей. Она взяла мою фиолетово-лавандовую прелесть скорее по инерции. В одной руке сигарета, в другой — собака, плюс юбка-карандаш — все это никак не способствует уборке говна. А я смотрю, жду, улыбаюсь. Кое-как она справилась с задачей, и я, удовлетворенная результатом, пошла дальше. Но больше я ее в нашем дворе не встречала.

Есть несколько отговорок у тех, кто за собой не убирает (сижу в собачьих группах, изучаю мнения оппонентов на расстоянии): какашки удобряют нашу несчастную московскую почву, на которой без них ничего не вырастет (так, может, свои тоже вынесем, долой унитазы?); пакетики для какашек загрязняют среду (используйте бумажные!); за маленькими собачками можно не убирать (я вам это повторю, когда вы наступите в маленькую кучку в следующий раз); можно не убирать, если нагадили в дальней части двора, где все равно никто не ходит (а знаете, как детишки любят играть в укромных местах?).

Один мой друг жалуется: «Тебе легко говорить, у тебя маленькая собака, а мне как убирать за сенбернаром?» А вот у меня в парке владелец сенбернара носит с собой рулон 15-литровых пакетов для мусора. Возможно все. Главное — захотеть.