, , 6 мин. на чтение

Москва против вируса — этот народ не сломить!

, , 6 мин. на чтение
Москва против вируса — этот народ не сломить!

В Москве в понедельник наконец-то фактически ввели карантин. Я пишу именно «наконец-то», потому что своими глазами видел все, что происходило на улицах буквально три дня назад.

Создавалось впечатление, что этот ваш коронавирус, а также самоизоляция существуют только в пределах новостных лент и соцсетей, в которых внезапно вошли в моду «фотки» в медицинских масках. Но за пределами этого виртуального мирка ничего похожего в принципе не наблюдалось.

Почитав посты про ужасы в Италии, я выходил на улицу, нацепив плотные кожаные перчатки и маску, закрыв волосы кепкой и нахлобучив сверху капюшон худи. Самоизоляция самоизоляцией, а молоко само себя не купит и посылка, из Китая, кстати, себя на дом не доставит. Москва в масштабах одной маленькой улочки действительно выглядела пустой. Но только на первый взгляд. Если присмотреться повнимательнее, то вон она, жизнь, идет своим чередом. На детской площадке мама выгуливает парочку отчаянно резвящихся ребятишек и там же курит, поскольку местного женсовета рядом нет и громогласно осудить ее некому. Разумеется, на маме нет ни маски, ни очков, ни даже перчаток. Ладно, допустим, она вышла в свой двор и больше никуда не собиралась, а детям надо хоть иногда бывать на свежем воздухе, но неужели все эти вопли и заклинания по поводу опасности дверных ручек и кнопок в лифте прошли мимо ее ушей?

Завернул за угол — нет, ничего не изменилось. Какая пустая Москва, когда здесь, как в старушке Англии в начале Первой мировой войны, «дела как обычно». Разве что народу стало чуть поменьше, но именно что «чуть». На социальное расстояние всем глубоко наплевать, маска и  перчатки хорошо если у одного на двадцать человек, зато все весело трещат по мобильным телефонам. Туда-сюда бодро шастают пенсионеры, те самые, ради которых, по сути, весь этот карантин с самоизоляцией и затевались. Мимо прошла бабушка с палками для скандинавской ходьбы — в здоровом теле, как известно, здоровый дух и никакого коронавируса! Патрули Росгвардии, которые должны были вежливо, но настойчиво загонять их всех по домам, видимо, где-то в другом месте.

По дороге на почту можно было узреть еще более веселую картину. Школьная молодежь, та самая, которую всеми силами сейчас пытаются удержать дома, отрубив им льготные проездные и подарив взамен двухнедельный премиум в «Танчиках», гоняет мяч в хоккейной коробке. Нам не страшен серый волк, в смысле вирус в короне, пусть бумеры его боятся и прячутся по своим норам. На почте — благодать, сотрудники работают без средств защиты, голыми руками принимают уведомления, вертят в руках наши паспорта, затем с расторопностью ленивцев из «Зверополиса» идут ковыряться в своих ящиках. Похоже, самые безопасные предметы в этом месте — наши посылки. И так хотелось сказать большое спасибо «Почте России» за ее медлительность. Пока посылка пройдет сквозь все мытарства таможен и сортировочных центров, любой вирус на ней сам собой подохнет от скуки.

Сел на велосипед и поехал в другой конец района — а там открылась ярмарка выходного дня. Два ряда палаток вдоль Хамовнических казарм, к которым мгновенно, словно аквариумные рыбки к щепотке дафний, устремились пенсионеры и местные хипстеры, любители «экологичной» фермерской еды. Большинство товаров на этом рынке продается на вес либо на отрез, то есть покупатели и продавцы их трогают руками, и, кстати, торгуют там в основном за наличные, а расстояние между рядами составляет примерно два с половиной метра. Отличный выйдет «подарочек» от Москвы регионам, где пока что наблюдались только единичные случаи заражения, зато почти вся медицина давно и успешно «оптимизирована».

Вечером, когда я выхожу гулять с собакой, за забором лязгает, гудит и перекрикивается стройка. И возводится там отнюдь не срочно необходимый городу корпус инфекционной больницы, а элитный жилкомплекс, в котором квадратный метр еще на стадии котлована стоил полтора миллиона. Стройка не останавливается даже по ночам. Над забором светится окно слепленной из гофры бытовки и видно рабочих, сидящих за общим столом. Завтра они снова придут на стройку, а в свой законный перерыв двинутся за перекусом в окрестные магазины, где встанут в одну очередь с бойкими местными пенсионерками. Эх, хорошо!

Районные группы приносили фотографии одну прекраснее другой. Вот в связи с закрытием заведений народ вспомнил о лавочках и столиках во дворах и перенес застолье туда. Вот молодежь, которой перекрыли вход в парк Горького, устроила тусовку прямо в галерее Андреевского моста. Вот во дворе бывшей музыкальной школы пробравшаяся туда компания жарит шашлыки. «Само…  что? Какая еще  …золяция, какая корона? Васек, наливай!»

Когда президент объявил нынешнюю неделю «выходной», а не «карантинной», народ живо почуял разницу. И потащил к кассам «Ашанов» и «Магнитов» не запасы круп, молока в тетрапаках, сосисок, пельменей и прочих необходимых при самоизоляции товаров, а мангалы и уголь. Артемий Лебедев во всеуслышание объявил, что ему никто не указ, и что сотрудники его дизайнерского бюро будут работать в обычном режиме, а то трудовой рублик, а также доллар и евро сами себя не зашибут. И сколько еще таких работодателей в Москве?

Позвонил приятель, которому по работе приходится часто болтаться по ближней области и Примкадью. Говорит, крупные сетевые супермаркеты, торгующие стройматериалами и товарами для дома, выбили у мэрии для себя право на нерабочей неделе не закрываться. Многие на самоизоляции займутся ремонтом, а значит, побегут туда за покупками, а значит, сверхприбыли гарантированы. А как насчет санитарного режима? Да очень просто — из трех входов оставляем работать один, внутрь запускаем партиями по десять человек, а что снаружи выстроилась очередь в лучших традициях поздней перестройки, так то снаружи, а не внутри, менеджмент магазина за это не отвечает. В это время граждане, решившие самоизолироваться на дачах, начали выжигать там траву. И под Каширой уже загорелись первые торфяники.

При этом в соцсетях еще до введения карантина начали бухтеть по поводу слишком жестких ограничений, мол, государство сильно давит и слишком все контролирует. Хочется напомнить, что в Ухане несознательным гражданам попросту заваривали двери. В Праге штраф за бесцельное шляние по улицам составляет 3 млн злотых, или 120 тыс. евро. В Мадриде шкала штрафов доходит уже до 600 тыс. евро, а особо злостным рецидивистам полагается еще и год тюрьмы, что довольно странно в условиях, когда тюрьмы вообще-то надо разгружать.

Пока что у нас есть хоть и призрачный, но все-таки шанс соскочить с коронавирусной истории довольно легко и подавить эпидемию примерно за месяц с небольшим. Коронавирус не зашел к нам со стороны прямого очага — из пограничного с Китаем Приморья, а приехал из Европы. Кризис, который прямо перед эпидемией пошел на второй виток, подсократил число путешественников, все «входящие» можно отследить и при необходимости изолировать. Несмотря на то что количество официально госпитализированных с Covid-19 в Москве уже приближается к 200 человек в сутки, в большинстве своем это либо те, кто сам недавно приехал из-за границы, либо те, кто с ними близко контактировал. И пара недель нормального карантина вполне может спасти город.

Но мы упорно сами делали все, чтобы у нас было как в Италии, то есть делали вид, что ничего особенного не произошло. Ньюйоркцы еще недавно вели себя примерно так же, как москвичи — гуляли, шутили, общались, сидели в кафе и в Центральном парке и повторяли слова Трампа о том, что «от обычного гриппа и то умирают чаще». Теперь на парковках перед нью-йоркскими больницами стоят гигантские трейлеры-рефрижераторы, потому что места в стационарных моргах уже закончились. Коронавирус забирает в Нью-Йорке одну жизнь каждые 17 минут. Попробуйте себе это представить, а заодно и местных врачей, превратившихся в рабочих на конвейере смерти: «Привезли, подключили к ИВЛ, не откачали — следующий!» А в больничном коридоре уже выстроилась очередь из каталок с ожидающими своего пропуска на тот свет. Готова ли к такому режиму работы наша Коммунарка?

Кстати, у нас, как и в Германии, наловчились маскировать статистику — если пациент уходит из жизни от чего-то кроме внебольничной пневмонии, то в число умерших от вируса он и не попадает. Срабатывает автоматический рефлекс всех властей во все времена и при любой чрезвычайной ситуации: «Главное — не нагнетать панику». Хотя во время эпидемии именно паника и спасительна — чтобы боялись и дома сидели. Но мы не боимся, и до тех пор, пока, как в Италии, под самыми нашими окнами не поедут вереницы грузовиков с гробами, будем думать, что нас это не коснется.

Читатель, безусловно, обвинит меня в раздувании общественной паранойи и будет прав. Многие укажут на пример Швеции, где выявленных случаев заражения еще больше, чем у нас, но никто ничего не закрывает, ограничения минимальны и вся страна под управлением вирусологов пытается приобрести коллективный иммунитет. Вот только еще недавно тем же путем шла Великобритания, а теперь там почему-то спешно вводят режим жесткого карантина. Многие будут кивать на Гонконг и Сингапур, где карантин не объявляли и большой беды в итоге не случилось. Вот только Россия не относится к дальневосточным конфуцианским цивилизациям, в которых государство воспринимается как всеобщий отец и большинство распоряжений органов власти граждане выполняют сами, добровольно и с песней. У нас все это работает прямо наоборот: «Товарищ, а вы слышали, что партия и правительство запретили прыгать с моста в реку? А мне плевать, что они там запретили — бултых!»

Сейчас, после того как карантин был введен, москвичи, разумеется, взвыли, и нас можно понять. Но лучше сейчас перетерпеть пару недель, чем потом мучиться с этим вирусом до конца лета. А панические колонки для того и нужны, чтобы высказанные в них мрачные прогнозы никогда не сбывались.

Читайте также