search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

На выставке «Другие берега» Алексей Бегак путешествует в поисках идеального дома

, , 3 мин. на чтение
На выставке «Другие берега» Алексей Бегак путешествует в поисках идеального дома

В петербургском музее современного искусства «Эрарта» открылась выставка Алексея Бегака «Другие берега». Известный широкой публике телеведущий прежде всего профессиональный художник.

«Широта и глубина образования позволили Алексею Бегаку найти свой путь, не примыкая к тем или иным школам, — рассказывает куратор экспозиции Владимир Назанский. — Особенности его художественной оптики связаны со многими художественными явлениями, из которых я бы выделил Северное Возрождение, особенно Дюрера и Брейгеля, а из ХХ века — американского реалиста Эндрю Уайета».

Большинство из представленных на выставке 24 картин — пейзажи, созданные на основе впечатлений, полученных во время путешествий художника по Европе. Сам Бегак, впрочем, свои работы пейзажами не считает и называет их «собирательными образами какой-то части жизни». К примеру, основой одной из картин стало дерево мушмула, которое Бегак увидел в глухом ущелье на Кипре. На холсте же художник поместил его в городской пейзаж, окружив характерными для архитектуры острова средневековыми каменными аркадами. Помимо пейзажей на выставке представлены также «портреты вещей»: например, зеленого с бурыми прожилками и пятнами листа дерева или садового кресла. Такие работы Бегака организаторы экспозиции сравнивают с визуальными медитациями: «Художник очень внимательно всматривается в предмет, раскрывая его единственность, его индивидуальность, а не типичность», — говорит Владимир Назанский.

Алексей Бегак считает, что «живопись — это очень просто: умение и желание удивляться, великая любовь к изображаемому объекту…  и некоторое умение рисовать». Художник, пожалуй, немного лукавит: в его живописи нет ничего случайного, а каждый фрагмент изобразительного поля тщательно продуман и проработан. Так что выставка в «Эрарте» наверняка придется по душе всем, кто ощущает ностальгию по технически безупречной фигуративной живописи.

Куратор выставки Владимир Назанский ответил на вопросы «Москвич Mag».

Зритель довольно хорошо знает Бегака-телеведущего, но с его живописью знаком хуже. Не могли бы вы сказать несколько слов о Бегаке-художнике: в каких жанрах он работает, что его интересует и как можно было бы описать его место в современном российском искусстве?

Алексей Бегак занимается изобразительным искусством с самого раннего детства: первый рисунок был им сделан в 1,8 года — этот факт задокументирован его родителями, которые, кстати, были артистами Большого театра. Получив классическое художественное образование в Суриковке, Бегак занимался сначала книжной графикой, а с 1991-го – преимущественно живописью. Но его виртуозные карандашные рисунки, выложенные в фейсбуке, завораживают. Как живописец Бегак работает в разных жанрах: пейзаж, портрет, натюрморт и другие. Для него характерно внимательное отношение к объекту, восхищение подробностями, в которых подчас живет душа предмета. Отдельные работы, по мысли автора, становятся портретами вещей. Например, на выставке есть «Портрет кресла», попавшего к художнику на дачу от Натальи Петровны Кончаловской, внучки Сурикова. В этом кресле в разные годы сидели Юрий Олеша, Самуил Маршак, Ив Монтан, Симона Синьоре, Юлиан Семенов, Андрон Кончаловский и многие другие. В этом случае изображение дополняется контекстом.

В эпоху преобладания клоунады в искусстве Алексей Бегак занимает особое место, не связанное ни с contemporary-салоном, ни с традиционными формами кондового отечественного реализма. Его индивидуальная стилистика идентична его личности и возникла естественным путем, а не методом приспособлениям к модным трендам. В этом смысле Бегака можно назвать независимым художником.

Название «Другие берега» вольно или невольно отсылает к Набокову. А какую историю рассказывает выставка в «Эрарте»? Речь о той же упоительной ностальгии по прекрасному утерянному миру или имеется в виду что-то другое?

Как и Набоков сто лет назад, Бегак провел некоторое время в Англии. Он также много путешествовал по странам Европы и Средиземноморья. У человека, путешествующего по зарубежью, по другим берегам, обычно обостряется восприятие. У Бегака, конечно, не было упоительной ностальгии по навсегда утерянной России, поскольку всегда была возможность вернуться. Может быть, у него была ностальгия по идеальному дому, по своему месту в пространстве мира. Мне кажется, человеку свойственно открывать другие берега и возвращаться к своим.

Есть ли у вас на выставке любимая работа — та, что производит самое большое впечатление или кажется особенно интересной?

Здесь я бы вспомнил работу «Навуходоносор». В данном случае это имя хамелеона, а не вавилонского царя, разрушителя Иерусалима. Крупноформатная картина, изображающая небольшую рептилию, наверное, с двадцатикратным увеличением, звучит как восхитительный визуальный факт. Многоцветная сияющая кристаллическая структура кожи хамелеона напоминает мне мозаику какой-то еще не построенной станции метро.

Выставка «Другие берега» продлится до 29 мая.

Фото: предоставлено музеем «Эрарта», Антуан Веселов/ngonb.ru

Подписаться: