search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Почему власти Москвы и ее жители не умеют общаться друг с другом

, 3 мин. на чтение
Почему власти Москвы и ее жители не умеют общаться друг с другом

Власти города и его жители никогда не умели друг с другом общаться. А если все-таки умели, то так давно, что это никто уже и не вспомнит. Как-то принято считать, что проблема идет «сверху» — часто власть не спрашивает у москвичей, что им нужно, как этого добиться, не советуется с ними, не может даже нормально объявить о принятии тех или иных решений и объяснить их. Но на деле и мы сами далеко не всегда готовы слушать.

Конечно, существует миллион обсуждений на «Активном гражданине», а также всякие публичные слушания (тоже, кстати, переехавшие на «АГ»). Но возьмем в качестве примера реально серьезное изменение — переделку всех наземных маршрутов на юге города. Были обсуждения? Нет, людей просто поставили перед фактом. Предупредили заранее? Пытались (и дептранс писал об этом в своих соцсетях, и на некоторых, далеко не всех, остановках повесили объявления), но на деле это все видел такой маленький процент жителей юга, что большинство об изменениях узнало, только обнаружив, что их любимый автобус больше не существует. Почему объявления были не на всех остановках? Почему нельзя было сделать аудиообъявления внутри автобусов, которых эти изменения касаются? Вопросы открытые. Кстати, объяснить, зачем это все надо, инициаторы все-таки пытались. И у них даже есть действительно серьезные аргументы. Но поделились ими они лишь в нескольких интервью, которые прочли единицы. Абсолютное же большинство так и живет с вопросом «Зачем?» (это если цензурно).

Да, со стороны городских чиновников полно проблем, и чаще всего простому человеку, не знающему терминов из разряда «малые архитектурные формы», с ними практически не о чем разговаривать. Но есть одно большое «но» — часто мы и не хотим вести с ними диалог. А все попытки общения сводятся к крикам, истерикам и неаргументированным обвинениям.

Для примера расскажу вам одну историю. Летом в районе Тропарево-Никулино поставили нового главу управы — Николая Скворцова. Он сразу же повел себя крайне необычно для российского чиновника и начал общаться с жителями района не через официальные запросы, встречи, на которые надо записываться заранее, не по протоколу, а напрямую — через группы в социальных сетях. Причем не ждал, пока ему напишут о какой-либо проблеме, а сам читал, о чем пишут люди, и лично приходил в комментарии, отвечал и общался. А главное — реально сразу решал их вопросы, без бюрократии. А еще спрашивал, в какие закоулки стоит лично зайти, чтобы посмотреть на проблемы.

К чему же это привело? Жители такой подход не оценили, а принялись писать в его адрес токсичные комментарии. Вместо диалога он получил лишь кучу негатива и необоснованную критику и спустя уже девять месяцев не выдержал и объявил, что не будет больше лично участвовать в обсуждениях. Потом, правда, остыл и вернулся, но еще через два месяца вновь решил прекратить общение, потому что все его дела люди лишь называли дешевым пиаром.

Или вот пример, уже живого общения. В 2019 году довелось мне освещать публичные слушания по реновации (которые сейчас тоже полностью перевели на онлайн в «АГ») в Хорошево-Мневниках. Да, проект изначально был довольно спорный, в сеть просочились рендеры, по которым в районе хотели построить 36-этажную высотку. Однако слушания превратились в настоящий цирк, причем совершенно не по вине выступающих. Стоило архитекторам и проектировщикам выйти на сцену, из зала сразу понеслись крики «бойкот», «мы против» и т. д. Под подобные выкрики выступающие стойко рассказали про проект, причем на вопрос из зала про небоскреб они ответили, что это был старый проект, от него давно отказались, никакого небоскреба не будет. Успокоило ли это толпу? Нет, они заводились лишь больше и больше, начинали орать и оскорблять выступающих. Ведущий пытался призвать их к порядку, но без толку. Иногда и из зала слышались робкие крики «да помолчите вы, дайте послушать» от тех, кто пришел обсудить проект, а не поскандалить. Но самая жесть началась, когда в зал пришла муниципальная депутатка и стала, ничего и никого не стесняясь, подогревать толпу, поднимала их с мест, скандировала неуместные лозунги. В итоге слушания формально хоть и прошли, но на деле были сорваны — диалог между участниками реновации и проектировщиками не произошел, вместо него все превратилось в балаган.

Это не единственный прецедент, на большинство слушаний приходила толпа, у которой была одна цель — не узнать о проекте, не разобраться, не обсудить и даже не высказать претензии, а просто тупо поскандалить.

К чему это я все написал? К тому, что с таким отношением ничего удивительного, что публичные слушания заменяются онлайн-демонстрацией проектов без каких-либо реальных обсуждений, что власть предпочитает не разговаривать с нами напрямую, что пропасть между нами растет и все чаще нас просто ставят перед фактом принятых решений.

Да, сформировалось такое отношение жителей не просто так, а явилось следствием неуважения и многочисленных случаев откровенного обмана со стороны властей. Но если однажды коллективный москвич научится вести диалог спокойно и аргументированно, подкрепляя аргументы фактами, а не криками, то и власти придется в этот диалог все-таки вступить.