search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на митинге 23 января

, , 4 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на митинге 23 января

Таксист с пассажиром, глядя на заполненную людьми Тверскую:

— Против кого они протестуют, против Путина? А зачем голосовали за него тогда?
— А вы фильм Навального видели?
— Не видел, я вообще телевизор не смотрю.

На Тверской:

— Ну что, прогуляемся еще полчасика?
— Да? Куда? Мы практически уже не идем, встало движение.
— Подожди, вон автозаки подгоняют, с Пушкинской часть народу увезут, место освободится.

Компания из пяти человек:

— Надо улицу перекрывать, однозначно!
— А если скорая проехать не сможет?
— Пропустят, у нас народ темный, но добрый.
— Все, пошли на проезжую часть!
— Саш!
— Нет!
— Стой!
— Не провоцируй!
— Ладно, не буду.

Двое мужчин, облокотившись о забор:

— Тут бы еще лавочки поставить, и можно хоть три часа сидеть.
— И по соточке коньячка бы.
— Это уже перебор, тогда без лавочек.

— Алло, а вы где сейчас? Ой, нет, я до Пушкинской не дошла еще, тут плотная толпа такая. Я напротив музея революции. Как ни странно.

— Женщина, это музей современной истории России, типун вам на язык.

— Миш, ну отпусти уже, бесит!
— Аня, я держу тебя за капюшон не потому, что мне так нравится, а чтобы не потерять тебя в толпе.

— Интересно, придет ли кому-то в голову такая идея, ведь можно сделать на этом офигенный бизнес. Открыть стриптиз-бар с кальянной и назвать это «Путин-лаунж».
— Прекрасный бизнес, несколько лет потом будешь жить за государственный счет.

У входа в метро «Тверская» за Новопушкинским сквером группа молодых людей забирается на огромные металлические цифры 2021.

— Молодые люди, ну вы куда полезли, зачем нарываетесь? Вот тебе сколько лет?
— Девятнадцать исполнилось, я выгляжу молодо. Отпустите ногу!
— Выглядит он молодо, напиши на лбу тогда, что тебе 19! По всем федеральным каналам ведь покажут тебя на цифрах этих. Мальчик Новый год!

— Видела недавно «гвардейцев» Захара Прилепина.
— Суровые?
— Нисколько. Помялись с ноги на ногу, поаплодировали полицейским и ретировались.

Из громкоговорителя:

— Уважаемые граждане, данное мероприятие незаконно, мы делаем все, чтобы обеспечить вашу безопасность, будьте бдительны и по возможности покиньте незаконное мероприятие.

Из толпы:

— Ага, это когда мужику голову проломили, вы безопасность обеспечивали, да?

На Пушкинской площади лидер движения SERB Гоша Тарасевич дает интервью журналистам. За минуту до этого сотрудники ОМОНа увели в автозак его соратницу:

— Да, они ее задержали, но я считаю, что полиция действует абсолютно правильно, они защищают нашу страну, наш народ.

— Смотри, сколько людей с ершиками, у меня тоже мысль такая промелькнула, взять ершик, но я побоялась, подумала, вдруг примут за холодное оружие.

Толпа:

— Свободу!
— Свободу!
— Свободу!
— Все, не могу, горло сорвала этой свободой.

— Тут много людей, которые так выглядят, как бы помягче…  как будто из другого лагеря.
— Что, по-твоему, не может быть русских бородатых оппозиционеров?

— Ой, а где Кирилл?
— Видимо, в одном из этих автозаков.

— Это первые подростки, которых я вижу за три часа.
— Ага, точно, а говорили, что сплошные дети будут. Нравится тебе протест-то?
— Нравится, только холодно.

Подростки:

— Навального поддержал Мандельштам.
— Может, Моргенштерн?
— Да, и он тоже.
— Вам в школе говорили что-то?
— Да, что тут будет толпа и нас задавят, а вам?
— Что стрелять будут, прикинь?
— Вот запугивают вообще!

Толпа:

— Позор!
— Позор!
— Позор!
— Позор!
— Руки-то зачем ему так заламываете?
— Вы за что его?
— Нелюди!
— Да-да, именно нелюди, и не надо так обиженно смотреть.

— Они в нашу сторону кивают, бежим!

— Не бросай снежок, я тебя прошу, мы же во втором ряду, сагрессируешь ты, а получат за это они.
— Пошли вперед тогда.
— Как же, размечтался.

Полицейские в громкоговоритель:

— Уважаемые граждане, не забывайте об эпидемиологической обстановке, соблюдайте дистанцию.

Обращаясь друг к другу:

— Эту парочку с флагами забираем.

Сотрудники «Мосводоканала»:

— Прямо 9 Мая какое-то.
— Ага, только вооруженное.