search Поиск Вход
, , 10 мин. на чтение

Принять восточнее: переехавшие на Урал москвичи о том, зачем они это сделали

, , 10 мин. на чтение
Принять восточнее: переехавшие на Урал москвичи о том, зачем они это сделали

Переехать из провинции в Москву — мейнстрим и вообще банальность. Таких примеров перед глазами миллион (один из них в зеркале). Перебраться из Москвы в провинцию, пусть даже во вполне себе крупный город-миллионник Екатеринбург — совсем другое дело. В этом есть кураж, смелость и даже, не побоюсь этого слова, доверие к судьбе. Кто-то из героев статьи только обживается в новом городе, а кто-то уже пустил мощные корни. Кто эти люди, почему они решили переехать, как чувствуют себя на Урале и не хотят ли однажды вернуться в Москву.

Татьяна Савина

Актриса театра «Центр современной драматургии», исполнительница главной роли в спектакле ЦСД «Зулейха открывает глаза». Проектно работает драматургом. Родилась в Даниловском районе Москвы:

Я перебралась в Екатеринбург в 2015 году, так как устроилась работать в театр. В Москве мне это не удалось, но получилось в Екатеринбурге.

На Урале мне не хватает какой-то общей легкости и открытых людей. Для меня Москва — это стихия воздуха, а Урал — земли. Что-то более тяжелое и твердое. Не хватает ощущения потока. Ну и, конечно, городского комфорта и внешней красоты. Москва — это город-сказка, а Екатеринбург — город-реальность. Хотя зимы на Урале замечательные. Очень красиво зимой.

Сначала мне здесь говорили, что у меня ужасный московский акцент. И что я чересчур открытая и общительная. Многих это настораживало. За пять лет ассимиляции появился и легкий уральский акцент (честно признаюсь, я стараюсь следить, чтобы говора не было), также я стала менее общительной и довольно закрытой.

Когда я только переехала в Екатеринбург, я, безусловно, козыряла тем, что из Москвы, но положительного эффекта это не производило, и я перестала. В настоящий момент это уже не имеет значения.

Отличий между москвичами и екатеринбуржцами много. Самое бросающееся в глаза — уральцы не улыбаются. Они очень тяжелые и на подъем, и на разговор. И довольно невежливые. Когда я приезжаю в Москву, то часто прихожу в центр и просто смотрю на людей. И действительно — улыбающихся людей в сотни раз больше. На Урале чувствуется напряженность. Не знаю, может, это связано с ветрами — холодно улыбаться.

Москвичи амбициозны. Но это в основном приезжие. Коренные москвичи отличаются спокойствием и внутренним стержнем, что ли. Но знаете, Москва съедает очень много. Очень много внешней красоты и мишуры, что подстегивает к напускной радости, но я знаю много умирающих за этим фасадом людей.

Я очень часто задумываюсь о том, чтобы вернуться в Москву. В 2020-м мне не удалось съездить надолго домой из-за пандемии. Мне стала сниться Москва. Поймите правильно, мне нравится Урал, но с Москвой у меня связаны самые яркие детские счастливые воспоминания. Эти чувства не заменит ни один город. Москву я очень люблю, но чисто практически мне нет никакого резона возвращаться. В Екатеринбурге у меня каждый день исполняется мечта, а в Москве меня никто не ждет и никто не зовет.

Дмитрий Неустроев

Кандидат филологических наук, хранитель архивных фондов в Президентском центре Б. Н. Ельцина. Совместно с Екатериной Вяликовой создал частный театральный проект — Независимый театр «ТУТ» («Текст. Урал. Театр»):

Я родился в 57-м роддоме на Шаболовке, первые пять лет жил в районе Бескудниково, потом мы переехали в Бирюлево Восточное. В детстве летом по полтора-два месяца жил с бабушкой в районе Дегунино.

В Екатеринбург переехал пять лет назад. На предыдущем месте работы, в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), я проработал 14 лет, прошел путь от сотрудника копировального участка до заведующего читальным залом. Я очень любил свою работу, очень любил (и люблю) Москву, но в какой-то момент понял, что пришел в тупик, и нужно что-то в жизни менять, реализовать себя в какой-то другой сфере, на что в Москве не было времени, сил и возможности. Каждый день полтора часа едешь в транспорте на работу, после работы — полтора часа обратно, а в выходные просто тупо спишь от усталости. Сначала идея переезда казалась безумной: я заядлый театрал и мечтал каждый день ходить в любимый «Коляда-Театр», который приезжал в Москву на гастроли раз в год. Потом эта мысль стала протестом в связи с моральной усталостью от работы. Затем она превратилась в шутку — никто не верил, что я на это решусь. В итоге переезд стал свершившимся фактом.

В Екатеринбурге мне не хватает родителей, они живут в Москве. И хотелось бы, чтобы в Екатеринбурге поскорее появилась такая же развитая система городского транспорта, как в столице.

Первое время я скрывал, что переехал из Москвы, потому что многие мои знакомые москвичи и екатеринбуржцы крутили пальцем у виска: ты что, больной совсем? Все, наоборот, в столицу стремятся, а ты какой-то неправильный. Москвича во мне узнают по тому, что я всегда быстро хожу пешком, даже когда спешить не нужно.

Половина (если не больше) моих екатеринбургских коллег, друзей и знакомых, так же, как я, приехали сюда из других городов. На Урале живут смелые и творческие люди, которые не боятся создавать что-то новое. Екатеринбург — это такое место силы, где можно реализовать любой творческий проект с нуля и без денег, что невозможно в Москве или Петербурге.

Мыслей возвращаться в Москву у меня пока не появилось. Екатеринбург считаю родным домом и уезжать из этого прекрасного города не планирую, хотя с удовольствием пожил бы, например, в Минске или Кишиневе.

Ксения Балашова

Пресс-секретарь ПАО МТС. До этого работала журналистом на радио «Эхо Москвы в Екатеринбурге» и PR-менеджером в Государственном центре современного искусства. Родилась в Челябинске, в Москву переехала вместе с родителями. Жила у станции метро «Аэропорт»:

Я приехала в Екатеринбург, кажется, в 2003-м. Продолжила учиться на факультете журналистики Уральского государственного университета. В Москве я успела поработать на ТВ и в кино. Этот опыт помог найти работу в Екатеринбурге. В Москве я откровенно потерялась. Чувство иголки в стоге сена переносилось тяжело. К тому же я влюбилась в своего будущего мужа, который жил в Екатеринбурге. И я всегда сильно скучала по уральским друзьям. Кстати, многие из них позже уехали в Москву. Теперь я езжу к ним в гости. А когда-то было наоборот.

Не могу сказать, что мне чего-то не хватает на Урале. Разве что транспортной доступности. В любой конец мира можно улететь или уехать из Москвы дешевле и быстрее. Мысли вернуться меня иногда посещают. Особенно после того, как мы похоронили в Москве маму.

Раньше во мне узнавали москвичку. Моя ассимиляция выразилась в акценте. Я постоянно акала. Сейчас окаю.

Столичное прошлое мне иногда очень мешает. К примеру иногда, когда я прихожу к доктору, мне нужно ответить на кучу вопросов перед тем, как начнется прием. Московская регистрация в паспорте порождает много вопросов. В роддоме откровенно хамили и предлагали «вернуться к себе в Москву, там рожать, тут и своих хватает». В Крыму, к примеру, с нас как с «москвичей» брали больше денег за аренду дома.

В Москве мало москвичей, практически все приезжие. Те, кто смог там прижиться, вызывают у меня уважение. Это и правда непросто. Есть такая порода новоиспеченных москвичей, которые постоянно в разговоре делят всех на «нас» и «у вас». И вот все, что «там у вас», произносится с пренебрежением, что ли. Одна моя знакомая на полном серьезе рассказывала, что Москва — это не просто другой уровень жизни, там и люди совершенно другого духовного и культурного наполнения, высшая раса. Слава богу, в моем окружении таких мало. Я люблю Москву как раз таки за уральскую диаспору, которая открыла для меня красоту столицы. Приезжие больше знают о городе, чувствуют его и делают новую историю Москвы. Уральцы смурные и неулыбчивые, но вместе с тем решительные, глубокие, талантливые, лучшие!

Роман Сенчин

Писатель, лауреат премии «Большая книга». Родился в Кызыле, долго жил в Москве. Сейчас живет между Крымом и Екатеринбургом:

Я прожил в Москве больше двадцати лет. Приехал летом 1996 года учиться в Литературном институте, уехал в январе 2017-го…  Поначалу у меня не было мысли задерживаться в Москве, даже Литинститут хотел бросить, вернуться в Красноярский край, откуда я прибыл и где жили мои родители. Но, во-первых, я попал на семинар очень хорошего мастера, Александра Евсеевича Рекемчука, который меня очень ценил, внушал, что нужно учиться, а во-вторых, влюбился, родилась первая дочка…  В 1990-х и начале нулевых начинающему литератору удобнее было жить в Москве, поближе к журналам, издательствам. Потом появились институции, призванные открывать новые имена — премия «Дебют», форум «Липки», а личное общение с редакторами заменил интернет. Впрочем, я считаю, что любой литератор должен несколько лет пожить в столице, в том числе и так называемые почвенники, деревенщики, какими были Белов, Астафьев, Рубцов, Евгений Носов…  Асфальт и высотки Москвы заставляют сильнее чувствовать землю и избы.

Из Москвы я хотел уехать все эти 20 лет. Но такая форма желания мне самому напоминала сюжет шукшинского рассказа «Выбираю деревню на жительство». В конце концов году в 2015 я дал себе слово дотерпеть до 16-летия младшей дочери и тогда уехать. Куда именно — не знал. Наверное, обратно в Красноярский край или в Хакасию…  Но обстоятельства сложились так, что в январе 2017-го я оказался в Екатеринбурге. «Зачем приехал?» — спросила девушка, к которой я испытывал большую симпатию и чувствовал ответную. Я ответил словами героев передачи «Дом-2»: «Строить отношения». Через короткое время мы по-настоящему друг друга полюбили. Поженились, через полтора года обвенчались…  Наверное, крепости нашего союза способствуют и схожий образ жизни, и близкие занятия — я пробую писать прозу, моя жена Ярослава Пулинович пишет пьесы и сценарии.

Москва — огромный двигатель, вырабатывающий мощную энергию. Этой энергией я заряжался все 20 лет. Часто поневоле, прячась, стараясь без необходимости не покидать своего жилища…  Этой энергии мне теперь, бывает, недостает. Хотя Екатеринбург тоже ее вырабатывает, но не такую мощную, конечно…  Есть несколько мест в Москве, по которым я иногда скучаю. Например, Коломенское, рядом с которым я долго жил, Патриаршие пруды и окрестности, переулки Замоскворечья…

Круг общения в Екатеринбурге у меня довольно узкий. Не припомню, чтобы кто-то в положительном или отрицательном смысле поминал, что я недавний москвич…  Интересно, что люди отмечают во мне отпечаток жизни в Эстонии, где мы с Ярославой провели полгода и откуда сбежали из-за нехватки той самой энергии. Слишком спокойно было в Таллине.

Отличие между москвичами и уральцами — это, по моему мнению, стереотип. Какие москвичи? Большинство москвичей — это приезжие или дети приехавших. Конечно, Москва быстро закаляет тех, кто в ней закрепляется. Поговорка «в Москве дома каменные, а люди железные» справедлива. Наверное, екатеринбуржцы мягче жителей Москвы, любопытнее друг к другу. Опять вспоминается выражение: «москвичи очень тепло прощаются». То есть само общение в Москве часто натужное; люди переполнены общением, если даже вроде бы ведут уединенный образ жизни. В Екатеринбурге этой переполненности я не замечаю. Разговоры часто ведутся взахлеб, что в Москве редкость.

В первые два года после переезда в Москву не тянуло совершенно, хотя я часто в ней бывал. Теперь приходят мысли, что время от времени жить в Москве неделю-другую не помешало бы. А не так давно Ярослава заговорила о том, что ее тянет Москва, что есть идея туда переехать. Тем более что туда уехали несколько ее друзей и подруг, там живут большинство ее собратьев-драматургов. Я не отговариваю, но и не поддерживаю. Я, в общем-то, фаталист — большинство коренных перемен в моей жизни произошло из-за случайностей, а не благодаря моей настойчивости или моему желанию.

Ольга Новгородова

Работала HR в крупных компаниях, на телевидении. Родилась в Баку в семье военнослужащего. Семья много переезжала, в Москве Ольга окончила последние классы школы и институт, вышла замуж и провела большую часть жизни, прежде чем отправиться в Екатеринбург:

Мы жили на севере Москвы, ближе к Химкам. Когда я вышла замуж, то локация была в основном в районе Садового кольца. Работала на Чистых прудах, жила на «Динамо».

В Екатеринбург я приехала 12 лет назад. Здесь жил мой муж, мы с ним познакомились в Москве. У него на Урале была работа, но это не главный повод — главным стало то, что у него здесь маленькая дочка от первого брака. Против этого аргумента у меня не нашлось возражений, он сказал, что хочет быть с ней, участвовать в ее жизни, в ее взрослении, и все мои попытки перетянуть его в Москву не увенчались успехом. Пришлось мне переезжать!

На Урале мне не хватает московской динамики, скорости, постоянного стремления вперед, суеты — мне все это очень нравилось. По первости, когда приехала, я страдала от того, что в Екатеринбурге все такие медленные, ходят медленно, дела решают медленно, нерасторопно. Но со временем спокойный образ жизни стал казаться все более комфортным. А еще мне не хватает московского метро — чистого, свежего, с вай-фаем, быстрого, культурного, красивого. В екатеринбургском метро такого нет…  Когда ты знаешь московское метро, никакое другое тебя больше не впечатлит и не порадует.

Не хватает московской культурной жизни — театров, мюзиклов, концертов, выставочных залов…  Да, у нас в Екатеринбурге много всего этого, но в Москве найдется вариант на любой вкус, любой возраст и день недели — можешь сколько угодно ходить и не повторяться.

Первое время мне было сложно привыкнуть к перелетам. В Москве можно в пять часов вечера выйти с работы, поехать в Шереметьево и через три часа приземлиться в Париже. В Екатеринбурге для того, чтобы оказаться в Европе, надо, как правило, сначала лететь в Москву. Если ты привык путешествовать, делаешь это часто и с удовольствием, Москва намного удобнее.

Поскольку в Екатеринбурге я работала на телевидении, то во мне, конечно, узнавали москвичку — я акала!

Столица — законодательница не мод, а профессиональных идей, в частности в моей сфере. То, что я использовала еще 15 лет назад в Москве, в Екатеринбург пришло сравнительно недавно.

На Урале люди более заземленные. Не приземленные, а именно близкие к реальности. Здесь не строят воздушных замков, не живут иллюзиями, не витают в облаках, не бегут куда-то — нормальные, земные люди. Мне кажется, в Екатеринбурге люди честнее. Друг с другом и сами с собой.

Когда я только приехала в Екатеринбург, то каждый день думала о том, что вернусь в Москву обязательно! Как только сойдутся звезды, мгновенно соберу чемодан и перееду. Сейчас мы уже серьезно планируем переехать в Москву, потому что та самая маленькая дочка моего мужа выросла и собирается поступать в столичный вуз.