search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Точка на карте: Пыхов-Церковный проезд

, , 3 мин. на чтение
Точка на карте: Пыхов-Церковный проезд

Есть мнение, что в Москве городская среда переварит, примет, абсорбирует все, вроде как эклектика «зашита» в столичной ДНК. И даже радикальные или нелепые преобразования станут со временем органичной частью города. Это происходило и с отдельными зданиями — «мавританским» особняком Морозова на Воздвиженке или домом «Патриарх» (который, как нетрудно понять, расположен на Патриарших прудах) с башней Татлина на крыше. Так происходило и с целыми ансамблями — Тверской улицей или Новым Арбатом.

Пыхов-Церковный проезд в районе метро «Новослободская» место, конечно, не такое известное и масштабное, но во многом показательное. Его лендмарк — пятиярусная колокольня церкви Николая Чудотворца в Новой Слободе. Романтичная краснокирпичная башня со следами разрушения выглядит очень древней, хотя она была построена в 1905 году. Объясняется это и пристрастием того времени к стилистике прошлого (образ колокольни отсылает к шатровым и ярусным звонницам XVII века), и тем, что как таковой церкви нет. Основной объем храма был почти снесен в 1930-е годы, на его месте вдоль Долгоруковской улицы построили пятиэтажное здание для Антирелигиозного музея. Почти, потому что некоторые объемы храма стали частью нового здания. Как гласит апокриф, колокольню оставили в качестве экспоната музея, который, впрочем, так здесь и не открылся. Но объект получился примечательный — здание с торжественным сталинским фасадом, как обычно, передающим привет Италии, за ним трапезная, а потом колокольня, транслирующая образ XVII века. С середины 1940-х годов и до недавнего времени здесь размещалась киностудия «Союзмультфильм», сегодня здание передано РПЦ.

Недавно по соседству с колокольней выросли два «ларца» — не очень высокие (5 этажей) квадратные в плане здания со скошенными крышами, одно из них как раз видно с Долгоруковской. Они облицованы кирпичом, по цвету очень похожим на колокольню, и отсылают сразу ко всему — и к промышленным зданиям рубежа XIX–XX веков, и к североевропейской архитектуре, и к кирпичным объектам Сергея Скуратова, который часто использует в своих зданиях дорогой фактурный кирпич. «Ларцы» же спроектированы в бюро APEX, и они действительно создают с колокольней странную, но все-таки композицию, одновременно и московскую, и абсолютно нет.

Основной объем храма был почти снесен в 1930-е годы, на его месте вдоль Долгоруковской улицы построили пятиэтажное здание для Антирелигиозного музея.

А если немного пройти по Пыхов-Церковному проезду, то начнется форменная Италия. Слева Италия, скажем так, старая, традиционная — масштабный «Итальянский квартал» по проекту Михаила Филиппова. Слева Италия модернистская и более камерная, виллы Cameo Moscow Villas бюро Wall Рубена Аракеляна. Почему Италия в Пыхов-Церковном проезде? А почему на Мясницкой стоит «китайский» Чайный дом Перлова, а на Спиридоновке — «итальянский» особняк Тарасовой? Это Москва.

Жилой «Итальянский квартал» построен почти 15 лет назад по проекту Михаила Филиппова на месте Андреевского парка конно-железных дорог, позже переоборудованного под трамвайное депо. Когда после Великой Отечественной войны рельсы с Каляевской улицы сняли, в опустевших вагонных сараях разместился завод по изготовлению инструментов и нестандартного технологического оборудования ЗИНТО. Михаил Филиппов — поклонник итальянской архитектуры, блестящий рисовальщик из плеяды архитекторов-бумажников 1980-х, занимавшихся концептуальными проектами. В постсоветское время он оказался самым плодовитым из бумажников в реальном проектировании: «Горки Город» в Красной Поляне, ЖК «Маршал» у станции МЦК «Панфиловская», Римский квартал за МКАД.

Собственно «Итальянский квартал» — это не квартал, а мегаструктура. От девятиэтажного дома-дуги, хорошо видного с улиц Фадеева и Долгоруковской, отходят четыре дома с понижающейся этажностью и террасами на крыше. Все это упирается в еще один, теперь уже офисный корпус, перед которым создана небольшая площадь. Сложная структура еще более усложнена нагромождением колонн, портиков и другого итальянского декора. Ориентировано все это, конечно, на колокольню. Правда, градостроительный замысел, который Михаил Филиппов так красиво изображает на акварелях, можно увидеть только с верхних точек.

Почему Италия в Пыхов-Церковном проезде? А почему на Мясницкой стоит «китайский» Чайный дом Перлова, а на Спиридоновке — «итальянский» особняк Тарасовой? Это Москва.

«Вторая Италия» — это Cameo Moscow Villas, которые сейчас достраиваются по проекту бюро Wall Рубена Аракеляна. Типология и правда непривычная для Москвы — 17 двух-трехэтажных «вилл», ну или особняков или таунхаусов (кому как нравится) с собственной территорией. Как и «ларцы», это апартаменты, то есть формально не жилье, но фактически — жилье. Как и многие стройки в центре, эта вызывала конфликты с местными жителями, у которых буквально во дворе выросли виллы, огороженные 2,5-метровым забором из стеклопрофилита. Образ вилл — светлые объемы, расставленные по территории, фасад некоторых из них с полукруглыми окнами. Этакий мини-Дворец итальянской цивилизации в Риме, известный также как Квадратный Колизей. Белоснежное здание-куб с рядами полукруглых окон было построено в эпоху Муссолини и предназначалось для проведения Всемирной выставки, которую, впрочем, так и не провели.

Сегодня у московских архитекторов и заказчиков наблюдается странное пристрастие к цитированию образа этого здания. Типа центр Рима мы уже в Москве построили, а теперь переходим к более «свежей» итальянской архитектуре. За средневековыми палатами на стрелке Остоженки и Пречистенки строится дом Allegoria Mosca по проекту Kleinewelt Architekten — белый с полукруглыми окнами. Жилой дом «Бродский» в районе Саввинской набережной (у этого девелопера вообще странное пристрастие к героям истории русской литературы XX века, интересно, что думают наследники?) от бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры» — опять белый с полукруглыми окнами.

Но Москва все переварит — и образ средневековой и муссолиниевской Италии, и здания-ларцы, и колокольню XX века, изображающую звонницу XVII и ставшую единым организмом со сталинским зданием.

Фото: shutterstock.com