search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

«У меня трое детей, страшно, если заболеют» — как москвичи гоняются за защитными масками по всему городу

, 4 мин. на чтение
«У меня трое детей, страшно, если заболеют» — как москвичи гоняются за защитными масками по всему городу

Этот текст впервые вышел месяц назад, но с тех пор ситуация не улучшается. В выходные москвичи стали сметать крупы, консервы и туалетную бумагу в гипермаркетах.

При этом паника чередуется с безрассудством: из больницы в Коммунарке сбежала пациентка, у которой тест на коронавирус показал положительный результат.

Медицинские маски превратились в настоящий дефицит, как при советской власти. Их ищут в аптеках, супермаркетах и интернет-магазинах. Кажется, годовой запас защитной одежды для рта и носа смели во всех аптеках Москвы и области. Снежана Каратаева обошла около 30 аптек на «Менделеевской», «Белорусской», «Новокузнецкой» и в районе Коптево — и только в трех нашла ставший дефицитом товар:

В одной из аптек мне предложили купить только за наличный расчет — 35 рублей упаковка. Кажется, повезло! Но наличных у меня не оказалось, и фармацевт лишь развел руками: «Ничем не могу помочь».

Во второй товар можно было купить за наличный и безналичный расчет, но по цене 85 рублей за пять штук. В той же аптеке меньше месяца назад я покупала такую же упаковку за 30 рублей. Но ничего не поделать, купила. Когда я выходила из аптеки, меня догнала женщина, стоявшая за мной в очереди.

— Девушка, вам сильно нужны маски? Продайте мне, пожалуйста, я у вас куплю чуть дороже, за 150 рублей. У меня трое детей и страшно, если они заболеют. Это уже пятая аптека, где мне не везет.

Я пытаюсь успокоить женщину, говорю, что мне не нужны деньги, я ей маски подарю. Но стоит ли разводить панику и так беспокоиться? По ее мнению, беспокоиться стоит. Зараза летает практически везде, зайти в тот же магазин страшно, там продавцы, а они общаются со столькими людьми. В кафе — официанты. Вокруг так много людей, которые могут передать микробы ей и ее детям.

Я молча пожимаю плечами, отдаю подарок и ухожу искать маски уже себе. В последней аптеке, в семнадцатой из двадцати, куда я зашла и где все-таки купила маски, развернулась целая дискуссия.

— Нам вчера привезли 300 упаковок масок, сегодня уже осталось меньше 50, — сказала фармацевт. — Так что больше одной упаковки я вам не продам. Цена — 95 рублей за упаковку из пяти штук. Ну потому что спрос, поэтому цены и растут, я ни при чем. Это все производители, вот звоните им и спрашивайте, почему цены подскочили. Брать будете?

Рассчитавшись за товар, уже на улице, как говорится, не отходя от кассы, набираю номер производственной компании города Иваново, чей товар поступает в данную аптеку. Рядом со мной стоят три женщины. Все они обеспокоены ситуацией вокруг и масок.

Пятидесятилетняя домохозяйка Лариса сидит с внуком дома. Она уверена, что маски, которые продают в России, бесполезны и защититься от вируса и любой другой болезни невозможно:

— Да они вон все в дырочку какую-то, тонкие. Вот если бы были такие же, как в Китае, у нас никто бы не заболел.

— Иммунитет свой надо защищать, витамины пить, чеснок на хлеб натирать. Нос, горло полоскать, тогда никакая зараза не прилипнет.

Началось живое обсуждение. К этому времени я смогла дозвониться в компанию. Не успев поздороваться, оператор направила меня к менеджеру.

— Подождите! — пытаюсь успокоить я девушку. — Вы даже не знаете, какой вопрос я хочу задать.

— Да как же, знаю. Насчет масок. Вы, думаете, первая? У нас телефон не умолкает неделю ни на минуту. Звоните в Москву.

Находящиеся в Москве менеджеры утверждают, что цены на маски у них не повышались с прошлого года. Мне посоветовали позвонить в Роспотребнадзор и ФАС и отстаивать права покупателя, так как цена на маски значительно завышена. ФАС ответил на мой вопрос вполне ожидаемо:

— Пишите письменное заявление, разберемся. Но на данную проблему мы уже отреагировали и взяли под свой контроль.

Спрос на маски вырос не только в Москве. В Хакасии, Красноярском крае аптеки пустуют, а среднерозничная цена за одну штуку варьируется от 50 до 60 рублей.

В Анапе маски тоже кончились, фармацевты отправляют покупателей в супермаркеты, но и там товар отсутствует. В очередях люди шепчутся, что в ближайшее время масок больше не будет.

Кажется, от всей ситуации большой ущерб несут страдающие другими болезнями. Так, житель Владивостока Иван, который уже восемь лет болеет апластической анемией, не может купить себе защитное средство.

— Возникает сложность с наличием в аптеках, приходится по три-четыре аптеки обходить, чтобы купить. Недавно перед самым моим носом женщина купила несколько упаковок. И мне не досталось ни одной. А для больных из нашего отделения это та еще проблема, ибо иммунитет ослаблен, и маски нужны, чтобы защищаться от куда более реальных угроз.

UPD:

Сегодня, 17 марта, я пошла на улицу опрашивать людей, где они берут маски и смогут ли поделиться со мной одной из них, так как я нигде не могу купить.

Ситуация за месяц почти не изменилась — их или нет совсем, или цена их подскочила еще в несколько раз и теперь составляет 250–300, а то и 350 рублей за упаковку из пяти штук.

На вопрос «Почему так дорого?» ответ у всех один: «Все претензии к поставщикам и производителям. Мы не получали от них маски больше двух недель».

Я решила написать официальное обращение в Роспотребнадзор: почему стоимость масок завышена в десять раз и законно ли это, а также спросила, какие меры по обеспечению населения защитными масками они принимают. В течение суток ответа не поступило.

Всего за два часа прогулки я встретила семь человек, которые были в медицинских масках, у них-то я и спросила, где они их купили и подарят ли мне одну.

Трое из опрошенных купили маски еще месяц назад в аптеке по цене 100–150 рублей, двое из них готовы были подарить мне по маске, одна женщина отказалась даже продать, так как у нее осталось мало.

Еще двоих ежедневно новыми масками обеспечивает руководство, оба они с радостью отдали бы мне по одной, если бы у них были с собой запасные.

Следующий мужчина купил маски на сайте «Авито», он любезно готов был со мной поделиться целой упаковкой.

С последней респонденткой мне повезло меньше всего. Она запретила подходить к ней ближе чем на два метра, и мне пришлось кричать на всю улицу, чтобы узнать, где ей посчастливилось купить маски, но просить ее выручить меня, признаться честно, я не решилась.