search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

В Галерее Марины Гисич можно ощутить катарсис завтрашнего дня

, , 3 мин. на чтение
В Галерее Марины Гисич можно ощутить катарсис завтрашнего дня

Воронежский художник Иван Горшков, лауреат премии «Инновация» 2020 года, заявил, что нашел «кристалл чистейшей крезы», и предъявляет его миру на недавно открывшейся одноименной выставке в петербургской Галерее Марины Гисич.

На экспозиции представлены коллажи и скульптуры художника. В основе первых — композитные листы, на которых крепятся разные материалы — от булыжников весом в несколько килограммов и горного хрусталя до пластиковых игрушек и «колбасок» из эпоксидной смолы, словно выдавленных из тюбика. 100-килограммовые скульптуры больше всего похожи на гигантские сказочные пни, украшенные резьбой и смоляными и каменными деталями изумрудных и янтарных цветов. Охраняют «кристалл» черные гаргульи. «Сварное листовое железо — мой самый узнаваемый материал, визитная карточка, — рассказывает Иван Горшков. — Гаргульи похожи на мои скульптуры из железа, но есть один нюанс — они настенные. Многих знатоков искусства давно тошнит от напольной скульптуры. Гораздо интереснее скульптуру куда-то интегрировать. Это скульптура, бросающая вызов: попробуй-ка, впиши меня в пространство!»

Организаторы выставки сравнивают Горшкова с немецким режиссером Хайнером Гёббельсом: оба художника нарушают ожидания зрителя, который привык, приходя на выставку или в театр, видеть определенные, знакомые вещи. «Горшков бесконечно сам себя усложняет, — говорит хозяйка галереи Марина Гисич. — Ему интересно не фокусироваться на одном медиуме или говорить на одном художественном языке, а довести это до какого-то хаоса. Есть ощущение, что это хаос неконтролируемый, но на самом деле это метод: поставить себя в позицию, с которой ты можешь рассуждать о самых сложных вопросах, которые задает вокруг тебя мир».

Художник Иван Горшков

В материалах о выставке на сайте галереи сказано, что «Кристалл чистейшей крезы» — это совершенный художественный жест, который, подобно алхимической реакции, преобразует заурядные вещи в произведения искусства. Не могли бы вы рассказать, что это за вещи и в чем заключается эта алхимия?

Во все времена от художника ждут чуда — когда из ничего появляется что-то. И чем лаконичнее методы, чем из большего тлена и праха возникает произведение, тем эффект сильнее. Легко проникнуться почтением к скульптуре, когда перед тобой бронза или мрамор. А попробуй решить свои художественные задачи, примотав скотчем к палке носок, — это вызов.

Я строю генератор счастливых случайностей: собираю разные интересные предметы от самодельных топоров на барахолке до наклеек с  AliExpress. Налаживаю производство странных предметов, чтобы они для меня самого выглядели как находки: собираю картинки из интернета, заказываю всевозможные печати, фрезеровки, литье, печати, окраски…  Когда все эти вещи собираются вместе и выстраиваются в красивую картину, тогда и происходит алхимия.

Там же я прочел, что вы так виртуозно сплавляете различные визуальные культуры, образы и языки, что понять это фантастическое и причудливое соединение, этот хаос, совершенно невозможно. Является ли эта установка на полное смятение зрителя сознательной?

По-моему, мои работы понятны и доступны для восприятия каждого. Здесь нет никаких загадок и ребусов. Это абстрактное искусство, а оно как музыка: чтобы ее воспринимать или полюбить, не обязательно что-то понимать. Однажды маленький мальчик, увидев мои работы, сказал: «Это круто и крипово одновременно!» Эта фраза была и остается самой точной и короткой формулировкой моей художественной стратегии, к тому же на аналитику у мальчика ушла примерно одна секунда. Когда ребенок мгновенно так реагирует, мне смешны упреки, что тут что-то непонятно.

А можно ли в случае с этой выставкой говорить о каком-то месседже? Хотите ли вы что-то сказать зрителю, есть ли в экспозиции какая-то история?

Этот вопрос может быть адресован всему абстрактному искусству. Нормальный художник хочет сказать зрителю то, что нельзя сказать словами. И говорит он это средствами художественной выразительности. В данном случае меня интересуют культурные коды окружающей действительности. Я собираю в одном поле то, что обычно существует в разных контекстах. Пост-интернет, наивная масляная живопись, метаирония, региональный мачизм, корнепластика, нейросети…  Художник говорит зрителю: «Посмотри на эти сценки и проверь, не устарели ли твои представления о мире. Это кристалл, это камертон».

Расскажите, пожалуйста, немного о материалах, которые вы используете в коллажах и скульптуре.

Материал здесь, конечно, в центре внимания. Эта серия — самая дотошная в моей художественной биографии с точки зрения материалов: палитра приемов раздувается до небывалых масштабов. Композитный лист, искусственный камень, фрезеровка из алюминия, дуба, дибонда, масляная живопись, аэрография, бронзовое литье, горный хрусталь, множество реди-мейдов и синтетические смолы, сварные конструкции, порошковая окраска, хамелеон, гравировка, аквапринт, друзы! Все эти материалы и техники формируют спокойную и уверенную картину, будучи заряженными своей неожиданной судьбой.

И наконец самый важный вопрос: что же такое «кристалл чистейшей крезы»?

Это то, что ты почувствуешь, ощутив все противоречия этой выставки. Это катарсис завтрашнего дня!

«Кристалл чистейшей крезы» можно увидеть в Галерее Марины Гисич до 2 апреля.

Фото: предоставлено галереей Марины Гисич

Подписаться: