search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Выставка «Поверхности» показывает, что керамика — это не просто чашки, а настоящее искусство

, , 4 мин. на чтение
Выставка «Поверхности» показывает, что керамика — это не просто чашки, а настоящее искусство

В музее «Царицыно» открылась ежегодная, уже седьмая по счету, выставка проекта «Поверхности». На этот раз в экспозиции представлено более ста керамических пластов — это произведения 62 российских художников и предметы из коллекции музея. Вместе с художниками-керамистами в этом году впервые свои работы покажут и их коллеги, работающие по стеклу.

Обычно художник-керамист имеет дело с объемом, но жанр пласта предполагает работу исключительно на поверхности. «Фактуры, текстуры, роспись и живопись, рельеф и процарапка — вот язык керамического холста — пласта, — говорит куратор выставки Татьяна Пунанс. — Возможность соединения рельефа и цвета делает керамические пласты уникальным жанром в искусстве». В выставке принимают участие как признанные российские мастера керамики Елена Скворцова, Марина Степанова-Ланская, Виктор Решетников, Наталия Хлебцевич, так и молодые художники, причем не только из Москвы и Петербурга, но и из Нижнего Новгорода, Самары и Уфы. Среди музейных работ, представленных на экспозиции, композиция «Люди и птицы» Рафаэля Сайфулина, выполненная в технике процарапывания, и декоративные блюда «Жница», «Пионеры» и «На качелях» Софьи Прессман, созданные художницей во время работы на Конаковском фаянсовом заводе в 1930-х.

Татьяна Пунанс, куратор выставки, художник-керамист

Расскажите, пожалуйста, о керамическом пласте. Что это за жанр, в чем его особенности? 

Керамический пласт — это профессиональное название раскатанной глины. Глину раскатывают прямо скалкой, как тесто, чтобы получить панно, как в народе говорят. Керамика — это не только объем, но еще и плоскость. И все это идет от того, что художник во время учебы много времени проводил с бумагой: писал, рисовал. И ему хочется в керамике получить «бумагу».

Исторически такие керамические пласты и рельефы были абсолютно во всем мире — и в азиатской культуре, и в европейской. Они украшали стены, являлись акцентной точкой в интерьере, были частью фриза, играли роль рельефных элементов, украшающих здание. В современной ситуации пласт представляет собой керамику, абсолютно свободную от функций. Пласт не обязан быть тарелкой, чашкой, свистком. Это просто чистое произведение искусства. Чаще всего пласты художники делают «в стол» — как писатели. Без надежды их продать. Именно поэтому семь лет назад мне захотелось сделать такую выставку и поддержать художников, чтобы они не работали в стол, а могли это показать. Если мы не будем объяснять людям, что керамика — это искусство, она так и останется чашкой.

Расскажите, пожалуйста, о художниках-керамистах, которые принимают участие в выставке. На чьи работы вы бы порекомендовали обратить особое внимание?

Я не могу никого выделять, потому что я куратор, я мать буквально для всех художников. Они все мне по-своему дороги. Для меня как куратора очень важно, что в выставке участвуют художники из провинции. Мы совсем не знаем художников, которые там живут, совсем с ними не общаемся, не видим их работ. И поэтому дать им возможность выставиться в Москве — это почетная задача для куратора.

Николай Панюков. Натюрморт
Ирина Жарикова. «Состояние души»

Поскольку я сама художник и занимаюсь дровяными обжигами, мне нравится все, что сделано в живом огне, и на выставке такие работы есть. А если говорить о классиках, то это Татьяна Бригадирова, которая мне очень нравится, потому что ее пласты напоминают листы из блокнота — они сделаны из фарфора и обладают такой же белизной, как и бумага, и такие же тонкие. Все художники периодически делают наброски ню, потому что это тренинг, школа. И Татьяна на фарфоровых листах делает имитацию блокнота художника. И есть еще молодой автор Егор Дворянцев, художник из Красноярска, который совсем недавно переехал в Москву. Он делает невероятные объемные вещи, очень современные, близкие уже больше к дизайну, но его мастерство и отношение к материалу самого высокого качества.

Егор Дворянцев. «L’alliance»

На выставке есть вещи, которые являются каким-то пятном, магнитом фактурным, а есть те, которые рассказывают истории. Например, работы Ани Филипповой. Она работает с исторической памятью, ездит по разным городам, находит сюжеты и препарирует их в современной форме. Еще я очень люблю, когда художники работают с юмором. Например, художница Елена Петько на выставке показывает свою работу «Язык», и это в прямом анатомическом смысле язык, но он весь испещрен знаками, так что это и язык во втором и третьем смыслах, но при этом он высунулся прямо из стены и показывает себя. И он прекрасно будет смотреться в интерьере. Мне кажется, что все коллекционеры должны бежать и становиться в очередь.

Выставка «Поверхности» проводится в седьмой раз. Почему в этом году вы впервые решили добавить художников, работающих на стекле?

Потому что художники по стеклу — наши ближайшие коллеги-братья. Нас объединяет огонь, с которым мы работаем, создавая искусство. Стекольщики вообще исчезающий класс, потому что им нужен открытый огонь. В отличие от нас, керамистов, которые работают с печкой, где огонь спрятан, им нужно открытое кострище, которое в городе практически невозможно организовать по пожарным и прочим правилам.

Выставка проходит в Казаковском зале Большого Царицынского дворца и продлится до 24 апреля. 

Фото наверху: Екатерина Репникова. «Игра»; Юрий Малыгин. «Счастлив тот, кто падает вниз головой. Мир хоть на миг, но увидит другой»/предоставлено пресс-службой музея «Царицыно»

Подписаться: