search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

«Армия мертвецов» Зака Снайдера: зомби — это то, что вы в них видите

, 3 мин. на чтение
«Армия мертвецов» Зака Снайдера: зомби — это то, что вы в них видите

Зак Снайдер провел последнее десятилетие, создавая вселенную комиксов DC, и закончилось оно для него сначала не очень хорошо — студия Warner Bros давила на него на протяжении съемок «Лиги справедливости», а потом и вовсе заменила Джоссом Уидоном, зато режиссер получил реванш — под давлением фанатов через четыре года после выхода «Лиги справедливости» в прокат на HBO Max можно было посмотреть четырехчасовую версию Снайдера, ставшую одним из самых обсуждаемых кинособытий начала весны.

Снайдер в итоге попрощался с Бэтменом и компанией на хорошей ноте и занялся тем, что у него хорошо получалось с самого начала. Семнадцать лет назад он дебютировал в кинорежиссуре ремейком «Рассвета мертвецов» Джорджа Ромеро 1978 года, и этот фильм много сделал для развития зомби-хоррора — мертвяки XXI века стали двигаться быстрее, метафора зомбификации консьюмеристского общества проговорена в лоб (действие происходит в торговом центре), но с иронией (в какой-то момент герои понимают, что пора покинуть храм торговли, если хотят выжить). Без «Рассвета мертвецов» Снайдера трудно представить появление «Войны миров Z» например. Поэтому не удивительно, что Снайдер вернулся к теме зомби (он также соавтор сценария и оператор фильма) — они ему как родные.

В смысле сюжета Снайдер не предлагает ничего нового — все тот же сейф в лас-вегасском казино с сотнями миллионов, к которому нужно добраться сквозь толпы мертвяков за вознаграждение в 50 млн, правда, сделать это нужно, как обычно это и бывает, быстро — через 96 часов на Лас-Вегас сбросят ядерную бомбу. Возглавляет отряд бывший спецназовец Скотт Уорд (Дэйв Баутиста явно пытается отобрать хлеб у киногромил Скалы Джонсона и Джейсона Момоа), который во время первого нападения зомби вонзил своей оборотившейся жене нож в мозг на глазах у дочери Кейт (Элла Пернелл). Дочь подросла и тоже хочет идти с папой за деньгами, чтобы всю дорогу служить ему укором за прошлое (видно, что в их отношениях есть что-то очень личное для Снайдера, чья приемная дочь Отем покончила с собой в 20-летнем возрасте).

К группе также присоединяется Мартин (Гаррет Диллахант), глава службы безопасности миллиардера Блая Танаки (Хироюки Санада), который и нанял всю эту шайку достать ему деньги (как мы узнаем позже, конечно, его цель не деньги, а нечто более амбициозное). Понятно, что к концу миссии выживут не все.

О зомби снято такое количество фильмов и сериалов и при этом они настолько неинтересные враги (сколько можно бояться живых трупов?), что сложно сейчас о них сказать что-то новое даже Снайдеру. Он, в общем, ничего нового и не говорит. Конечно, зомби эволюционировали, среди них появилась высшая каста «альфа», которая в отличие от тупых рядовых шаркунов соблюдает ритуалы и даже носит маски, что уже немного смешно, а еще альфы двигаются так, будто проходят кастинг в труппу современного балета. Здесь почти нет шуток, героев так много, что никого из них, кроме Скотта, зрители так и не узнают настолько, чтобы начать им сочувствовать. Но мало кто может снять зомби-апокалипсис так красиво. Еще на вступительных титрах мощно падает на толпу зомби вегасовская лже-Эйфелева башня. Эффектно окрашивается в цвет крови парашют стрелка, приземлившегося прямо в гущу ходячих мертвецов. А какая хорошая идея с зомби-тигрицей, раньше выступавшей в знаменитом вегасовском цирковом шоу Зигфрида и Роя.

Зомби с самого своего появления в кино были метафорой бездумного общества потребления, но Снайдер все же пытается их адаптировать уже к новой этике. Для жертвы полицейского произвола или сексуальных домогательств бывший приставучий охранник, превратившийся в зомби и пытающийся сожрать эту жертву уже буквально, — ожившее жуткое прошлое, которое хочется забыть — или прострелить ему голову. Зомби всегда были метафорой отжившего прошлого, которое не дает жить выжившим. У каждого этот неприятный груз свой — в «Армии мертвецов» это может быть и «токсичный» мужчина, и дрессированный тигр из запрещенного в эпоху защиты прав животных цирка. Зомби-апокалипсис так привлекателен в кино, потому что позволяет в мирное время все списать на войну. «Мы живем в свободной стране», — говорит одна из участниц миссии. «Уже не в свободной, — отвечает ей коллега, и ты понимаешь, что Снайдер говорит не о зомби. — Значит, именно поэтому мы стали еще более свободными?» Когда отменяют правила, не спросив тебя, можешь с чистой совестью ответить тем же. Во всяком случае в фильме о зомби в Лас-Вегасе.

Фото: Netflix