search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Экскурсия по русскому постапокалипсису: «Выжившим» есть что сказать о происходящем в стране

, 2 мин. на чтение
Экскурсия по русскому постапокалипсису: «Выжившим» есть что сказать о происходящем в стране

Морозову (Алексей Филимонов) снится, как в родном городе хоронят мертвецов, у которых, однако, прощупывается пульс. Его фантазмы не воспринимает всерьез никто, включая лечащего врача Лаврову (Анна Слю). Тем более что Морозову как раз пришло время выписываться из психиатрической лечебницы. Вскоре его сны начинают сбываться. Окружающих поражает загадочный вирус, а выжившие после первой вспышки испытывают на себе диковатые последствия. Неназванный городок (а в перспективе и вся Россия) погружается в хаос, поскольку люди теперь не могут спать больше двух часов — из-за риска впасть в кому.

Некоторые, как бывший чоповец по кличке Тайсон (Сергей Бондарчук), видят в неразберихе окно возможностей и создают бандитские группировки. Другие, как бывший коллега Тайсона Шадрин (Артур Смольянинов) и его не скурвившиеся коллеги (Алексей Розин, Дарья Екамасова), пытаются сохранять хотя бы иллюзию порядка. Специалисты (вроде врача Лавровой) проводят эксперименты для поиска лекарства. Прочие, как бывшая школьная учительница Оля (Валентина Лукащук), просто пытаются сохранить жизнь и рассудок. Постепенно становится известно об Институте, сулящем выжившим спасение. Туда и устремляются по мере возможностей эти очень разные герои.

Незадолго до пандемии российский, а потом и международный эфир взорвала «Эпидемия» от Premier. Дело тут не только в скандале с удаленной с сервиса (но вскоре возвращенной) серией, а в том, что сериал нашел адекватный язык для острого, но увлекательного разговора о происходящем в стране. Классовое расслоение, угроза народного бунта, трудности перевода между разными категориями граждан — все это отлично ложилось в сюжет о глобальном катаклизме. Кроме того, оказалось, что такая коллизия позволяет создать масштабную панораму при умеренных бюджетных вливаниях (меньших, во всяком случае, чем требуется для полноценной антиутопии).

«Выжившие», задуманные еще до выхода «Эпидемии», оказались обречены на сравнения с сериалом Павла Костомарова, хотя на деле представляют собой нечто совершенно иное. Получив первоначальный толчок, сериал предпочитает не лететь вперед во весь опор, а устроить зрителю экскурсию по русскому постапокалипсису. Множество героев нуждается во внятном представлении, не все из них знакомы между собой, а знакомым требуется время на установление связей. Кроме того, у авторов сериала (сценарий для Андрея Прошкина писали Елена Ванина, Роман Волобуев и Александр Лунгин) свои отношения со временем, так что между соседними сериями легко может пройти несколько месяцев. Все это создает ощущение эпического масштаба, а не камерной истории, для которой глобальный катаклизм лишь фон.

Каждый из героев тщательно вплетен в механизм эпидемии, а обстоятельства нынешней русской жизни показаны так живописно, что время от времени зрителям может не хватать воздуха. Вполне вероятно, что многим «Выжившие» справедливо покажутся излишне беспросветными, но это не просто черное пятно, а тщательно выписанный и, что важно, узнаваемый мрак. И кажется, что сравнивать сериал стоит все же не с «Эпидемией», а с «Противостоянием» Стивена Кинга. Именно с этим романом «Выжившие» очень близки по духу, а у его последней экранизации (за вычетом, разумеется, уровня спецэффектов) сериал Прошкина и вовсе вполне уверенно выигрывает.

Фото: OKKO Studios