search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Наследие Юпитера» показывает Америку как страну-супергероя в кризисе

, 2 мин. на чтение
«Наследие Юпитера» показывает Америку как страну-супергероя в кризисе

Нынешний год на телевидении — это уже совершенно очевидно — останется в истории годом супергероев.

Бал тут правит гигант Marvel, который уже слегка переворошил сознание зрителей «Вандой/Вижном», потом успокоил «Соколом и Зимним солдатом», а теперь готовится выпустить безобразничать «Локи». Netflix, разумеется, не мог остаться в стороне, и вот на малых экранах сериал под зычным названием «Наследие Юпитера». Это экранизация графического романа Марка Миллара — автора «Особо опасного» и «Пипца». Роман довольно свежий — первый выпуск увидел свет в 2013 году. Миллар говорит, что вдохновлялся «Звездными войнами», римской мифологией и историями про Кинг Конга (который недавно, кстати, потоптался в «большом» кинопрокате).

Шелдон Сэмпсон (Джош Дюамель) — элегантный седовласый мужчина, который похож на античного бога-патриарха даже тогда, когда моет посуду в потертых джинсах и клетчатой рубахе. В свободное от домашней рутины время Шелдон одевается в белоснежный костюм и превращается в Утопиана — летучего супергероя, пускающего лазеры из глаз и защищающего нашу планету от всех возможных опасностей. Он живет на свете уже больше сотни лет и возглавляет супергеройское содружество, в которое входит его жена Грейс (Лесли Бибб), брат Уолтер (Бен Дэниелс) и еще трое старых товарищей. В 1930-е, после самоубийства отца Шелла и Уолта, прыгнувшего с крыши в начале Великой депрессии, они все обрели сверхспособности. Теперь же их союз переживает кризис, у которого несколько причин. Во-первых, дети, получившие великую силу по наследству, вместо помощи человечеству желают тусоваться и блистать на обложках. Во-вторых, выработанный десятилетия назад Кодекс (запрещающий, в частности, убийства) современному миру уже не подходит.

«Наследие Юпитера» сразу демонстрирует все привычные ошибки американских проектов Netflix (немецкие или, скажем, египетский пока выходят значительно лучше). Здесь очень длинная экспозиция, путаный монтаж и общее ощущение какой-то необаятельной неряшливости. Сюжетные линии переключаются без предупреждения и логики да еще и скачут по хронологии, сбивая с толку. Первые серий пять не оставляет мысль, что из всего этого можно было собрать значительно более жилистый полнометражный фильм. Ну и, наконец, Netflix по-прежнему предпочитает брать количеством, а не качеством: «Наследие Юпитера», увы, не обладает необходимой штучностью выделки, которая есть даже у не очень удачных проектов Marvel или HBO.

С другой стороны, на уровне идеи и замысла ставка здесь сделана вполне точно, и уже одно это вполне может удержать у экрана тех, кто продерется через нудноватый пролог. Все милларовские аллюзии из комикса довольно любовно сохранены в сериале: есть и кингконговский остров, и идеализм «Звездных войн», и легкие заигрывания с мифологией. Главная же болевая точка «Наследия Юпитера» — рефлексия на тему американской мечты. Еще нигде, кажется, с такой ясностью не проводилась мысль о том, что Америка — страна-супергерой, которой вдруг стало недоставать сверхчеловеческих навыков. Логично, что этот конфликт возник в голове у Миллара в эпоху Обамы, но и для посттрамповских США он ничуть не утратил актуальности. Создатель сериала Стивен С. ДеНайт («Сорвиголова», «Тайны Смолвиля»), к сожалению, вместо яркой драматургии предложил пока лишь заявку на интересную киновселенную. Однако вполне возможно, если Netflix решит продолжить «Наследие», во втором сезоне современные американские боги развернутся в полную силу.

Фото: Netflix