, 2 мин. на чтение

Просмотр «Монахини-воина» вызывает уникальную смесь стыда и душевной теплоты

, 2 мин. на чтение
Просмотр «Монахини-воина» вызывает уникальную смесь стыда и душевной теплоты

Всякое клерикальное фэнтези при должном подходе — готовый рецепт успеха. Ярчайшим подтверждением этого тезиса вот уже 15 (!) лет служит сериал «Сверхъестественное». Одна из самых преданных фанатских баз эпопеи про борьбу небес и ада живет, кстати, в России — и этим, вероятно, объясняется тот факт, что новый сериал Netflix «Монахиня-воин» именно на нашей территории моментально стал лидером по количеству просмотров. Уже можно констатировать, что сервис, по-видимому, действительно всерьез решил заменить собой все остальные каналы.

Главная героиня сериала 19-летняя Эва Сильва — мертвая парализованная девочка из детдома, предположительно покончившая с собой от необходимости выхода во внешний мир. События стартуют в момент, когда священник и строгая монашка обсуждают, что Эва обязательно попадет в ад, но не тут-то было. В самый этот момент в церковь врываются женщины в черном с какими-то синими мечами наперевес. Одна из них, смертельно раненная, вкладывает в спину Эвы некий диск (как выяснится позже — ангельский нимб), который не только оживляет девицу, но и наделяет сверхъестественными способностями. Воодушевленная героиня поначалу отправляется на поиски подростковых приключений, но вскоре выясняется, что жизнь ее отныне неразрывно связана с Орденом крестообразного меча, сражающимся с вырвавшимися из ада демонами.

Сериал начинается закадровым голосом мертвой еще Эвы, светски сообщающим, что всякого, конечно, ожидала она от жизни, но такой херни предположить никак не могла. Примерно такой же эффект «Монахиня-воин» производит и на зрителя. Впрочем, концепция сериала не плод бреда, а экранизация культового комикса, придуманного в середине 1990-х художником Беном Данном. Автор вдохновлялся японской мангой, и, несмотря на то что действие разворачивается в Испании, безумие азиатских графических романов здесь подспудно ощущается практически постоянно. С точки зрения жанра это одновременно подростковая мелодрама и фэнтези-боевик, но фокус в том, что любые дефиниции здесь бессмысленны.

В пересказе все это звучит неизменно бредово, однако оторваться от просмотра практически невозможно. «Монахиня-воин» воздействует на взрослого человека на каком-то глубинном подсознательном уровне. Из памяти возникает то мультфильм про «Сейлор Мун», то величественный трэш эпохи видеосалонов вроде «Киборга» с Жан-Клодом Ван Даммом. Весь спектр этих воспоминаний характерен тем, что вызывает уникальную смесь стыда и душевной теплоты. Баланс выдержан практически идеально — «Монахиня-воин» ни разу не скатывается ни в чистое слабоумие, ни в вызывающие у многих недоумение артовые эксперименты в духе «Запрещенного приема» Зака Снайдера. Особенно занятно все это в контексте постоянных разговоров про устаревание старых сюжетных схем. Как показывает опыт «Монахини-воина», во вполне старорежимный веселый концепт успешно встраивается и феминистский дискурс, и умеренный антиклерикализм. И простодушный тон разговора идет этим набившим оскомину темам только на пользу.

Фото: Netflix