search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Тихое место 2» снова показывает, что спасать мир лучше молча

, 2 мин. на чтение
«Тихое место 2» снова показывает, что спасать мир лучше молча

Обычно когда известный актер идет в режиссуру, он делает это потому, что «наболело» и ему есть что сказать.

Такие актеры-режиссеры, от Роберта Редфорда до Кевина Костнера и от Барбры Стрейзанд до Джорджа Клуни, снимают «престижные» драмы с коллегами-звездами, торжественно поднимающие «важные» социальные вопросы. На фоне этого давно надоевшего тренда особое уважение вызывает Джон Красински, который не только как актер превратился из телекомика, прославившегося в сериале «Офис», в экшн-героя, но и три года назад снял как режиссер жанровое «Тихое место» о нападении инопланетян на Землю как камерную драму о жизни одной семьи с ее радостями и трагедиями.

Когда первая часть с бюджетом 17 млн долларов принесла в мировом прокате 340 млн, Красински снова всех удивил. Другая звезда-режиссер, принесший такую прибыль, потребовал бы за работу над продолжением собственного фильма бюджет в несколько раз больше и раздул бы происходящее на экране до полной бессмыслицы, как это часто и бывает в таких случаях. Но «Тихое место 2», выходящее в прокат 3 июня, стоило в производстве всего 20 млн, чуть больше первой части, и, в общем, выглядит не сильно дороже.

Все же некоторое увеличение масштаба тут есть. Предыдущий фильм рассказывал историю семьи, и в финале только дается затравка на возможное спасение от инопланетных тварей — мать (Эмили Блант, жена Красински) и дочь Риган (Милли Симмондс) случайно находят способ сделать чудовищ беззащитными хотя бы на время. Во втором «Тихом месте» вступительная часть является приквелом — нам показывают день первый, когда, собственно, началось вторжение, но сразу после начальных титров сюжет продолжается там, где завершился в первом фильме — мы переносимся в день 474-й «оккупации» и начала превращения человечества в вид второго сорта, существующий для прокорма вида доминирующего. Мать с Риган, ее братом Маркусом (Ноа Джуп) и родившимся в предыдущей части младенцем покидают дом и прячутся у соседа Эммета (Киллиан Мерфи), но каждому из героев не сидится на месте, и семья разлучается. Сразу три параллельно происходящие линии смонтированы так виртуозно, что одна сцена почти незаметно как будто перетекает в другую. Так создается ощущение, что хотя члены семьи сражаются с тварями по отдельности, все равно они делают общее дело.

Другой режиссер сделал бы из второй части дорогой блокбастер наподобие «Дня независимости». Красински умнее. Он поднимает ставки (речь теперь идет об истреблении не одного пришельца, а всех разом), но оставляет то, что принесло успех первой части — ощущение частной истории, прожитой интересными людьми.

Этому же ощущению камерности способствует и тот факт, что Риган не слышит от рождения. Она лучше всех подготовлена к выживанию в экстремальных условиях, потому что и до инопланетного вторжения занималась выживанием в мире звуков и речи. Грубо говоря, это схватка слепых с глухой. Беззвучные сцены, которые мы видим как бы с ее точки зрения, самые сильные, отсутствие звука только добавляет им ужаса и одновременно покоя — все-таки речь идет о монстрах, которые находят жертвы при помощи слуха, и глухонемая Риган таким образом становится их полной противоположностью. Зато Риган одарена редким сочетанием ума и сострадания, которое и помогает ей придумать, как выжить, причем не только самой. С таким подходом к созданию и развитию героев и контролем за бюджетом Красински сможет продолжать свою скромную эпопею еще долго, и это тот случай, когда обещание сиквелов не раздражает. Это тот самый «авторский блокбастер», которого не хватало в голливудском сплошь корпоративном развлекательном кино. Чтобы снова стать интересным, оказывается, сайенс-фикшну нужно было просто перейти с нами на шепот.

Фото: Централ Партнершип